logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Фигурное катание
23 марта 2021, Вторник, 14:33

Траньков: «Тренер — самое низшее звено в цепочке фигурного катания. Настолько несправедливо, что ни в какие ворота»

Евгений Семенов, Sport24

Олимпийский чемпион Максим Траньков, хореограф и тренер российских фигуристов-парников Евгении Тарасовой и Владимира Морозова, признался, что возмущен неблагодарностью работы тренером в фигурном катании в России.

«Я для себя давно уяснил, что я — хореограф, а не тренер. Просто у меня так получилось, что сейчас готовлю пару еще и как тренер. Но по факту мне больше нравится делать то, что я делаю с точки зрения хореографии, с точки зрения поиска музыки, дорожек, шагов… Меня судьба заставила быть тренером, но мне больше нравится искать, копаться, оттачивать линии, хореографию, новые элементы, новые мини-поддержки, какие-то новые вещи находить… Я просматриваю миллионы соревнований 70-х годов. Все парное катание ГДР, СССР, Украины, всех наших чемпионов… Вникаю, стараюсь понять, как работал Станислав Жук. Последний год я в принципе жил в ютубе и искал какие-то редкие видеозаписи элементов, которые новая система судейства перемолола и выплюнула, что очень жаль. Потому что было очень много хороших и зрелищных элементов.

Чем работа тренера отличается от работы хореографа? Ответственностью. Потому что тренировать — самая неблагодарная работа, и тренер — самое низшее звено в цепочке фигурного катания. Самое элементарное: у тебя аккредитация, которая ничего не дает на соревнованиях. Ты сидишь и смотришь чемпионаты с последнего яруса. Ты никуда не можешь пройти. Просто я могу сравнивать. У меня были аккредитации журналиста, телевидения, хостбродкастера, оргкомитета — каких только не было с того момента, как я закончил со спортом пять лет назад. Но самая низшая каста в этом перечне — тренерская, и это настолько несправедливо, что ни в какие ворота.

А объем работы, который выполняет тренер, это же не только час у бортика постоять. Это огромное количество бумаг, звонков… Найди лед, найди костюмы, заболели, найди врача, организуй тренировки, напиши планы… Ты должен знать все. Если у тебя девочки тренируются, то должен фиксировать все женские дела, вести календарик вместе с ней, чтобы знать, когда нагрузки давать, когда чего, все контролировать…

Тренерская работа — это огромный пласт организаторской работы, которую выполнять тяжело, которая доставляет мало удовольствия, и я, честно говоря, очень сильно изменил свое мнение о тренерах после того, как сам им стал. Тренеры — это люди, которые больше всего делают для фигурного катания. Я не знаю, как за границей, но в России это так. Мы живем в бумажной стране. Собрать все бумажки после соревнований, отчитаться, кучу анкет заполнить, проконтролировать, чтобы спортсмены все это сделали и сделали правильно, постоянно быть в контакте с федерацией, плюс у тебя куча начальников… У тренера начальников больше, чем на каком-нибудь секретном предприятии, потому что каждый — начальник: одному не доложил, тут же по шапке получил. Поэтому не могу сказать, что от тренерской работы я в восторге, но это некий вызов и я горжусь, что попробовал и где-то даже выиграл два чемпионата России. Пусть кто-то признает, один, но я знаю, что два. И мне приятно об этом вспомнить», — цитирует Транькова пресс-служба ФФКР.

Самые быстрые новости — в телеграм-канале Срочный спорт