logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Суд мог сказать: «Россия, до свидания». Степанова/Букин о решении CAS, золоте ЧР, знакомствах в директе и ковиде

Большое интервью для Sport24.

Фигурное катание
11 января 2021, Понедельник, 14:00
Александр Мысякин, Sport24

Александра Степанова и Иван Букин почти год не участвовали в официальных турнирах. И на своем первом же соревновании после возвращения взяли золото, впервые в карьере став чемпионами России.

На следующий день после триумфа пары в Челябинске корреспондент Sport24 Константин Лесик встретился с ребятами и обсудил многие важные темы:

— первое золото ЧР;
— как ребята переносили коронавирус;
— любовь болельщиков;
— хейтерские комментарии и подкаты к Саше в директе;
— как ребята реагируют на слова о том, что им нужно быть парой в жизни;
— новость об отстранении России на 2 года. В 2018-м из-за решения CAS пара пропустила Олимпиаду;
— что нужно поменять в правилах, чтобы танцы на льду стали популярнее;
— «Ледниковый период»;
— планы на жизнь после окончания карьеры.

(Евгений Семенов, Sport24)
Евгений Семенов, Sport24

«Победа на ЧР — не главный успех в карьере»

— Как ощущаете себя в статусе чемпионов России?
Ваня: Вау! . Если честно, мы немного не выспались. Был насыщенный день — было тяжело уснуть. Сидели, общались с командой, многое обсуждали. Это был наш первый за многое время старт, немного выдохлись.

Саша: Вчера остались смотреть все разминки девочек. Только после этого приехали в номер. И пока не особо ощущаем, что что-то произошло. Но для нас была очень важна оценка наших тренеров. Они ведь не знали, как мы выступим. Да, тренеры делали все, чтобы мы выступили хорошо. Но на самом старте все зависело только от нас. И нам удалось неплохо выступить. Большое спасибо нашей команде за это.

Ваня: Вообще, нам все очень понравилось. Мы так соскучились по зрителям. Надеюсь, скоро еще где-то выступим. Да, это нервозно, но это очень приятная нервозность. Здорово, когда есть конкуренция.

— Золото чемпионата России — главная награда вашей карьеры?
Саша: Не-е-ет. У нас же было серебро и три бронзы чемпионата Европы. На чемпионатах мира выступали достойно. К тому же здесь совершенно другая ситуация во всех аспектах. У нас была другая задача. Но мы очень рады званию чемпионов России.

Да, действительно, для нас это впервые. И поддержка была крутая — хоть и 35 процентов зрителей, но тепло мы ощущали невероятное.

(Евгений Семенов, Sport24)
Евгений Семенов, Sport24

— Отсутствие ярких эмоций связано с тем, что здесь не было ваших главных конкурентов?
Саша: Да в Челябинске вообще много кого не было. Очень жалко, что так вышло. Нас самих ведь не было на многих стартах, на том же этапе Гран-при в Москве.

Дима Алиев тоже не приехал, хотя мы его ждали — с ним дружим, общаемся. Надеюсь, после Нового года мы встретимся всей сборной России. И на турнире, который пройдет вместо чемпионата Европы, будут все сильнейшие, включая тех, кто не смог приехать на ЧР.

Просто желаем всем здоровья. Ковид — это ужасно. Это неприятная болячка, которая теряет тебя в жизни. Никому такого не пожелаешь.

— То есть вся эта история лично для вас немного смазала впечатление от чемпионата России?
Саша: Конечно. К тому же федерация обозначила, что это не окончательный отбор на чемпионат мира. Мы воспринимали это просто как определенный этап, где нужно показать то, на что мы способны. Думаю, ребятам тоже было проще, потому что этот старт не был на сто процентов решающим.

Ваня: С другой стороны, это был наш первый турнир за долгое время, что добавляло ему важности. И название «чемпионат России» не поменялось. И поддержка зрителей была колоссальной! Эти 35 процентов создавали атмосферу полного зала.

— Не обидно за отмену чемпионата Европы, когда в других видах спорта все проходит?
Ваня: Конечно, это расстраивает.

Саша: Не особо следила за тем, что происходит в других видах спорта. Но отмена нашего ЧЕ не была неожиданностью и не свалилась как снег на голову. Все к этому шло постепенно. Мы были готовы к этой новости. И мы понимаем, что проводить турнир в таких условиях тяжело и небезопасно.

Температура 39 и страх

— Как сейчас себя чувствуете?
Саша: Сейчас хорошо, спасибо.
Ваня: Да, мы уже восстановились.

— Вы пошутили на пресс-конференции, что вам не повезло, и вы переболели ковидом в разное время.
(ребята смеются)
Саша: Ну да, нам правда не повезло.

— Как такое могло произойти? Вы ведь столько времени проводите вместе.
Саша: Сначала я просто простудилась. Был бронхит или что-то в этом роде. Потом вышла на какое-то время, а затем снова слегла, но уже с ковидом. Не знаю, почему так вышло, но после того, как я переболела, заболели тренеры и Ваня. Через три дня после моего возвращения.

Ваня: Почему так произошло — до сих пор для нас загадка. Очень непонятно.

— Как вы переносили болезнь?
Ваня: Было не очень легко. У меня было ощутимое поражение легких. Очень долго держалась температура, была достаточно сильная доза антибиотиков. Но самое тяжелое — не то, как я болел, а то, как выходил обратно на лед. Было очень странно и даже немножко страшно. В этот момент ты понимаешь, что там еще не все заросло до конца, и ты боишься сделать что-то не то, чтобы не откинуться назад.

Саша: Дома тебе может быть нормально, но как только ты выходишь на лед — сразу начинаешь кашлять из-за холодного воздуха и малейшей нагрузки. Обычно для нас проехать круг — это вообще ничего. А после болезни организм это воспринимает как серьезную угрозу и начинает моментально реагировать. Это пугает. Ты думаешь: «А как теперь я буду кататься?»

— Вы сидели дома? До госпитализации не дошло?
Саша и Ваня: Нет.

Ваня: К счастью, до этого не дошло. В тот момент был большой рост заболеваемости и попасть в больницу не хотелось. У меня ведь не было запредельных температур — в районе 37,5 — 38. Проблема только в том, что она долго держалась. У Сашки наоборот, сначала была высокая, но потом она быстро пропала.

Саша: В моем случае это сначала было похоже на обычную простуду — начало ломить все тело. Пришла с тренировки и как будто кто-то изнутри мне все кости ломает. Вяловатое состояние. А потом начала подниматься температура. Максимум было 39 с небольшим. Сразу начала сбивать и принимать антибиотики.

Само состояние было неприятное — дойдешь до кухни, до ванной и уже очень устал. И ты слышишь, как ты дышишь. Понимаешь, что похож на пожилого человека. Это пугает, когда ты осознаешь, что тебе надо пахать на льду, чтобы достигать результата.

— Было страшно за карьеру?
Саша: Нет. Мы понимали, что все в таких условиях. Хотя сначала было слышно, что болеет только наша группа. Думали, чем же другие пользуются, что они не заболели? Но потом получилось так, что другие тоже заболели, но уже попозже.

«Некоторые мужчины пытаются знакомиться агрессивно»

— Саша, я внимательно изучил твой инстаграм и пришел к выводу, что ты любишь черно-белые тона. Почему?
Саша: В черно-белых тонах есть…
Ваня : Магия.
Саша: Какой-то свой шарм. Да, магия. Многие фотографии лучше смотрятся в черно-белом. Какие-то линии, тени. Мне нравится. Это относится не только ко мне.

— Много пишут болельщики?
Саша: Очень! Буквально вчера наша болельщица передавала подарки через тренеров. Она очень сильно любит нашу группу, ездит за нами на все соревнования. Что-то передает, дарит. Как я понимаю, она не одна, просто именно она общается с нами. Звала на фотосессию, к сожалению, мы пока не доехали из-за ситуации с вирусом.

Пишут очень много! Выкладывают сторис, пишут огромные тексты. Иногда читаю и наворачиваются слезы, люди очень много отдают себя. Думаешь, как такое возможно. У многих семья, дела, работа. Ты постоянно куда-то бежишь. А тут люди на миг останавливаются, уделяют тебе время. Ждут, что ты им хоть что-нибудь ответишь. Это вызывает восхищение.

Ваня: Чаще всего выкладывают наши реакции на оценки. Это уже стало таким приколом, мемом. Нас уже начали сравнивать с животными. Сашка недавно репостила картинку, где я — собачка, которая улыбается, а она — серьезный кот.

Да и вообще на многих кадрах я и Ирина Васильевна (Жук. — Sport24) такие взрывные, а Саша и Александр Васильевич (Свинин) более сдержанные. Это прикольно выглядит.

— Это отражает ваши натуры?
Ваня: Наверное, я более эмоционален после старта. Видимо, настолько сильно все держу в себе, что в конце меня просто разрывает. Хочется выплеснуть. А Саня наоборот: очень много отдает в саму программу и в конце у нее ничего не остается.

Саша: Каким бы ни был прокат, когда я прихожу после соревнований в номер, у меня наступает опустошение.

— Саша, с тобой пытаются познакомиться в директе?
Саша: Есть такие молодые люди и мужчины, которые очень агрессивно себя ведут. Я в директе всем стараюсь отвечать «спасибо», но у меня был такой момент, когда я хотела перестать это делать. Потому что некоторые мужчины начинают как-то агрессивно на тебя нападать, давить. Начинают спрашивать, как у меня дела. Я кратко и вежливо отвечаю, что все хорошо. Потом это продолжается — вечером пишут «Как у вас день прошел» или даже «Как у тебя день прошел». А я не могу общаться на «ты» с людьми, которых не знаю. Даже если это маленькая девочка.

А ко мне обращаются на «ты» незнакомые мужчины, да еще и с агрессией. И потом кидают претензии в стиле «А что ты не отвечаешь?», «Ты что там, все уже?» Это неприятно и непонятно, почему в мою сторону идет такой негатив. Я ведь вам ответила, постаралась. Мне ведь много кому хочется ответить — тем, кто пишет искренне.

— Часто такое случается?
Саша: В последнее время — нет. Но в позапрошлом году я даже несколько человек заблокировала. Они начали писать откровенную грязь.

«Смеемся с Синициной, что у нас одинаковые вещи»

— Вас задевают какие-то комментарии?
Ваня: Бывают очень интересные комментарии. В моей жизни пару раз случалось, что я хотел ответить, но потом понимал, что это бессмысленно. Это глупость.

Саша: Потому что еще больше зацепишься за это, потратишь энергию.

Ваня: И сейчас я смеюсь над такими комментариями. Если человеку что-то не нравится, и он высказывает мнение — пожалуйста. Если это реально конструктивная критика. Когда ты видишь, что человек не первый раз увидел и написал, а реально разбирается в фигурном катании, ты можешь к этому прислушаться. А иногда пишут лишь бы что-то сказать.

Саша: Да, когда человек, ни на что не опираясь, выбрасывает свои лишние эмоции.

Ваня: Мы иногда можем посмеяться над этим. Представляете, что я прихожу к человеку на работу и говорю: «Ты делаешь все неправильно». Он бы, наверное, ответил: «А какое право ты имеешь так говорить?»

— А бывало такое, что благодаря комментарию человека вы что-то меняли в выступлении?
Ваня: Пару раз.

Саша: Но человек не писал, что мы сделали какой-то шаг и т. д. Там было что-то общее вроде «хочется мощи, яркости». В такие моменты ты можешь пересмотреть и решить, что действительно, где-то чего-то не хватает.

Бывают, что не очень приятные вещи пишут те, кому нравится другая пара.

Ваня: Я к этому нормально отношусь, но, если тебе нравится другая пара, зачем ты пишешь под нашим постом, иди к свои ребятам и пиши хорошее.

— Саша, тебя иногда сравнивают с Викой Синициной? Нормально к этому относишься?
Саша: Да, абсолютно! Мы обе светленькие, ну и у нас иногда совпадают взгляды на гардероб. Уже иногда смеемся, что некоторые вещи одинаковые у нас.

(РИА Новости)
РИА Новости

«Фанаты хотят, чтобы мы были вместе»

— А что по поводу комментариев о том, что вам с Ваней было бы здорово быть парой не только на льду, но и в жизни?
Саша: Это тоже веселит.

Ваня: С одной стороны, это комплимент, потому что мы можем показать на льду настоящие эмоции. Человек в это верит и думает, что за кулисами мы тоже вместе. Но мы уже очень много раз сказали, что мы не пара в жизни, поэтому странно, когда люди опять об этом спрашивают.

Саша: Это же очень мило! Значит, появляются новые болельщики — это хорошо.

Ваня: Те, кто давно с нами, знают, что мы не вместе. Наши болельщики очень хотят, чтобы мы были вместе.

Саша: Да, очень мило, когда пишут: «Ну, почему…?»

Ваня: Но они все равно все понимают. Тем не менее под каждым нашим постом все равно можно найти 2-3 вопроса: «А они пара?»

«В решении CAS есть плюс. Они вообще могли сказать: «Россия, до свидания»

— Следили за ситуацией с CAS и двухлетним наказанием России? У вашей пары уже был неприятный опыт в прошлом из-за такого решения.
Саша: Да, мы услышали эту новость. Насколько я понимаю, последствия могли быть гораздо хуже — всех спортсменов из России могли исключить без разбора. Они могли сказать: «Россия, до свидания».

Но нас все-таки допустили. Пускай без гимна на чемпионате мира и Олимпиаде. Зато у нас на форме может быть написано название страны. Для нас это уже приятно. Я не знаю всех мелочей и деталей, но в этой ситуации хочется найти хоть что-то положительное. И оно есть.

Ваня: Конечно, мы расстроены, ведь это наша страна. Очень хотели бы выступать с флагом и гимном. Но решение принято, ничего не поделаешь. Не сказал бы, что у нас состояние подвешенное. Мы спокойно готовимся ко всем крупным стартам. Еще неизвестно, как будет проходить допуск на Олимпиаду. Будет ли он таким же жестким как в 2018-м? Мне кажется, они еще сами не решили.

— Пока не консультировались по этому вопросу со специалистами?
Ваня: Нет, мы спокойно готовились к чемпионату России. Услышали новости и поехали дальше тренироваться.

Саша: Помню этот момент. Мы пришли на тренировку, поговорили про это минут пять и поехали разминаться дальше.

«Чтобы танцы были популярнее, нужно дать фигуристам больше свободы»

— Что бы вы поменяли в танцах на льду, чтобы сделать их популярнее?
Ваня: Приведу пример. Раньше у нас было две технические дорожки. После Олимпиады одну техническую заменили на хореографическую. И программы заиграли новыми красками. Люди стали более творчески подходить к делу. Ведь танцы — очень творческий вид спорта. Допустим, в парах очень тяжелый контент. У нас все должно выглядеть просто, легко и непредсказуемо. Мое мнение, чтобы сделать танцы популярнее — нужно дать дуэтам еще больше свободы для творчества. И пары будут не похожи друг на друга. У нас много правил, которые не позволяют выйти за рамки.

Саша: Правила делаются для того, чтобы было понятно, как это судить вообще. Раньше танцы были на уровне «нравится — не нравится».

Ваня: Конечно, нельзя убрать технику совсем, но что-то сделать можно. Даже слайдинг — когда партнеры могут коснуться льда какой-то частью тела не случайно, а прокатиться на чем-то. Это добавляет творческую изюминку.

— Смотрите «Ледниковый период»?
Саша: Пару раз смотрела.

Ваня: Тоже пару раз.

— Какие впечатления?
Саша: Хочется там побывать!

— Надо будет сообщить Илье Авербуху.
Саша: Для меня все, что делает Илья, на космическом уровне, и главное очень тепло и с душой — его ледовые спектакли, шоу. А «Ледниковый период» — это раскрепощение для спортсменов, которые совсем недавно выступали с нами на турнирах. Новые знакомства, новые возможности. Это помогает развитию нашего вида. Там ведь никто не прыгает, нет одиночников. По сути, «Ледниковый период» — это танцы на льду.

Конечно, иногда делают высокие поддержки, что-то вроде подкрутки. Но это не совсем парное катание. Но все равно здорово, когда ребята непрофессионалы решаются на такое. Особенно, когда в паре фигурист — девушка.

Ваня: Ой, это иногда даже пугает.

Саша: Когда мальчик не стоит на коньках и поднимает девочку — это очень страшно.

Ваня: Катя Боброва недавно выложила свои падения. Кошмар! Так же можно разбиться.

— Не обидно, что из-за «Ледникового периода» соревнования иногда показывают в записи?
Ваня: Там все-таки выступают звезды. И они приходят со своей аудиторией. И кто-то из этой аудитории не знаком с фигурным катанием. И многие болельщики потом смотрят соревнования и остаются. Это отличный вариант развития нашего вида спорта.
Саша: Да, спасибо большое Илье!

«После окончания карьеры хочу остаться в фигурном катании»

— У вас есть какие-то долгосрочные планы на карьеру?
Ваня: Этот сезон показал, что что-то планировать тяжело. Мы решили жить сегодняшним днем и готовиться к конкретному событию и не загадывать, что будет дальше. Мы очень много напланировали, и в итоге практически ни один план не сбылся.

— Думали, с чем могли бы связать жизнь после спорта?
Саша: Каких-то серьезных мыслей не было. Единственное, когда я приходила на шоу Ильи Авербуха, думала о том, что хочу там поучаствовать. Нет конкретных планов, что после окончания карьеры я пойду туда-то или туда-то. Но я точно могу сказать, что хочу остаться в фигурном катании и по-новому раскрываться для зрителя.

Еще очень многое хочется сделать в спорте. Мы только-только превратились в матерую пару, которая заслуживает какие-то высокие места и признание зрителей. У нас добавляется поклонников. В этот момент понимаешь, что людей не обманешь.

Ваня: И мы очень благодарны всем, кто поддерживает. Когда широкой публике стало известно, что мы болеем, очень многие начали писать, поддерживать. Это реально наполняет тебя мотивацией!

— Есть необычный план на новогодние праздники?
Саша: Очень хотела бы сходить на каток напротив ГУМа на Красной площади. Никогда не была на массовых уличных катках, хочу прочувствовать эту атмосферу — огоньки, ярмарки.
Ваня: О, прикольно, давай сходим и всех позовем.

— Небольшое пожелание болельщикам в конце интервью.
Саша: Здоровья, любви. Будьте счастливы, несмотря ни на что. Живите каждым днем.
Ваня: Чтобы все ваши мечты и планы в Новом году обязательно сбылись.

(Sport24)
Sport24

Скачать приложение Sport24 для iOS

Скачать приложение Sport24 для Android

Подписывайтесь на youtube-канал Фигурка и смотрите самые интересные видео о фигурном катании