logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Мои слезы после проката Медведевой не значат, что я не любила Загитову». Тарасова об Олимпиаде и карантине

Теплое интервью легендарного тренера и комментатора.

Фигурное катание
15 мая 2020, Пятница, 15:55
РИА Новости

Заслуженный тренер СССР Татьяна Тарасова дала интервью ютуб-каналу «Один Дома» и рассказала о жизни в условиях самоизоляции, любимом пуделе, коллекции черепашек и слезах в прямом эфире посла проката Евгении Медведевой на Олимпиаде.

— Где и с кем проводите карантин?
— На даче с моей помощницей Аделиной и пуделем Шуриком.

— Какими бытовыми вещами занимаетесь на даче? Сажаете, что-то? Поливаете?
— Ничего не сажаю, не поливаю, если честно. Не занимаюсь огородничеством. Люблю только, когда это все сделано. У меня очень много красивых роз. Неописуемая красота. Даже есть лиловые, которые с соседними розами поженились, наверное. У меня бывает много яблок.

— Какой сорт?
— Много разных. Их сама сажала.

— А что делаете с ними? Сок варите?
— Мы их едим, раздаем, угощаем, варим варенье, делаем компоты, пироги всякие.

— А какое у вас любимое блюдо?
— Картошка в любом виде.

— Слушаете музыку?
— Музыки у меня много. Она у каждого должна в сердце отзываться. Я вижу, как она будет на льду выглядеть. Каждый день слушаю, выбираю, откладываю и так по кругу.

— Какая песня у вас отзывается в сердце?
— Очень люблю творчество Аллы Пугачевой, практически все ее песни.

— У вас дома есть коллекция черепашек. Откуда появилась такая любовь?
— Это мой талисман. Первую мне подарил Юрий Овчинников (чемпион СССР по фигурному катанию. — Sport24). Сейчас у меня штук 500. Живут здесь, со мной. Мама говорила: «Похоже, ты не с людьми работаешь, а в зоопарке». Я их очень люблю. Многих дарили друзья и фанаты, когда узнавали об этом увлечении.

— Какое у вас расписание условиях карантина?
— Я не живу по расписанию. Я живу как пенсионер. Правда, я никогда на ней не была. Могу себе позволить подольше поспать. Это самое приятное время для меня, чтобы поваляться, включить телик, книжку почитать, посмотреть что-то в интернете.

Мой друг Женя Баранкин (музыкальный критик. — Sport24) дал почитать книгу Соломона Волкова «Большой театр». Получаю колоссальное удовольствие. Я только оперу «Кармен» смотрела 13 раз. Жизнь театра очень захватывает.

— У вас очень активный инстаграм. Как появилась любовь к этой соцсети и сколько времени вы ему уделяете?
— Вести инстаграм мне помогает подруга. Я, конечно, не парюсь, потому что она помогает. Мы обсуждаем и выкладываем туда все, что касается меня, все, что мне интересно. Может быть, там процентов на 10 есть лишней информации. Все в основном вокруг соревнований, вокруг меня: как я считаю, что я считаю.

— По чему больше всего сейчас скучаете?
— Скучаю по человеческому общению и нашему холодному и сырому воздуху на катке. Мне не хватает тренировок и спортсменов. Очень волнуюсь за ребят. Это большой перерыв в подготовке. Понимаю, что эта ситуация не закончится завтра. Придумываем какие-то способы, чтобы работать на закрытых базах. У нас они есть. Так же как есть и в Китае, и во Франции, и в Японии сейчас катаются все. Туда поехала Женя Медведева. Шоу, в котором она должна была участвовать, отменили, но она имеет возможность кататься.

— Консультируете спортсменов по видеосвязи?
— Нет. Если меня куда-то зовут, то я приезжаю.

— Недавно вашему отцу установили памятник перед ледовым дворцом ЦСКА. Вы говорили, что это ваша сбывшаяся мечта. Какая у вас еще есть мечта?
— Я очень благодарна людям, которые помогли осуществить эту мечту. Получилось хорошо, что люди едут по Ленинградке и сигналят из машин. Он там не находится в одиночестве. Думаю, что ему очень приятно.

Сейчас мечтаю, чтобы мы выбрались из этой неизученной болезни. А еще хочу, чтобы ученые изобрели лекарство от рака.

— Скучаете ли вы по комментированию? И по какому аспекту?
— Я люблю прямой эфир, потому что слово не воробей. И потом, в прямом эфире есть нерв, который нельзя передать словами. Не потому что есть такое чувство ответственности за то, что ты разговариваешь со всей страной, но все равно это адреналин.

— С кем вам комфортнее всего комментировать?
— Я очень любила комментировать с Васей Соловьевым. Сейчас я люблю комментировать с Сашей Гришиным, с Лешей Ягудиным, с Максимом Траньковым. Чувствую я себя комфортно с Сашей. А по Васе скучаю, потому что он такой творческий человек. И скучаю очень по Ане Дмитриевой, потому что она меня когда-то привела на эту работу. И, конечно, ее одно слово — это золото.

— Есть момент из прямого эфира, который всегда помните?
— На Олимпиаде я не могла себя сдержать, сильно плакала, когда откаталась Женя Медведева. Она так откаталась, что она как бы из себя вынула душу. Она откатались до слез. Когда у человека нет ничего больше — все, что она могла, все до последнего вздоха она отдала этой программе. И я очень плакала, и это было в эфире.

Потом мы не смеялись, потому что очень сильно наказывали за эти слезы — писали всякие глупости. А для меня это просто поступок — то, как она катается. Я знала, что у нее болит. И это не значит, что я не любила Алину. Глупость какая-то.

— Как у вас дела с английским языком?

— Сейчас не с кем разговаривать. Я на стадии «Do you speak English? Just a little bit» («Вы говорите по-английски? Немного». — Sport24).

— А знаете специфические термины фигурного катания?
— Знала, конечно. Тот же counter (выкрюк. — Sport24). Мой английский на уровне человека, который не потеряется. Я могу спросить, понять. Считаю, что отсутствие знаний иностранного языка — моя главная ошибка в жизни. Я не страдаю, потому что в США всегда была с русскими спортсменами. Мне было некогда. Саша Коэн и Джонни Вейр понимали язык, и я могла с ними пообщаться. С французами и итальянцами было тяжелее, но они меня понимали. Особенно когда я им говорила: «Если вы будете потрясающе работать, я вас отпущу на час раньше». Они мне сразу все аплодировали.

— Какие можете посоветовать упражнения, чтобы заниматься дома?
— Зацепить ноги за батарею и поднимать туда-сюда. И наоборот зацепитесь. Сделаете несколько повторов, потом не сможете встать.

— А под какую музыку лучше делать?
— Какая вам больше нравится и позволяет терпеть.

— Какие у вас отношения с пуделем Шуриком?
— Хорошие.

— Он смотрит фигурное катание?
— Он ненавидит телевизор. Мне его подарили тренеры из ЦСКА, когда я потеряла мужа. Я была в тяжелом состоянии, и они решили отвлечь меня таким подарком. Ему было три недели, когда его принесли.

— Чье катание вам нравится больше всего?
— Могла бы вам посоветовать, но не по телевизору. Не могу сейчас выделять чье-то катание. Другие люди могут начать задавать мне вопросы. Посоветую посмотреть катание Юдзуру Ханю и Нейтана Чена. Наших девочек надо смотреть.

— Кого?
— Косторная — прекрасна. Она сочетает в себе атлетизм и хореографию. Щербакова — тоненькая и воздушная девочка, которая заходит на четверной лутц. Он не всем мужчинам удается. И Трусова — наша русская ракета. Она первая сделала четверной прыжок и открыла двери в другой мир фигурного катания.

— Из-за паузы фигурное катание сделает шаг назад?
— Не хотелось бы. Японцы, китайцы и корейцы тренируются же.

— Что хорошего у вас произошло из последнего?
— Месяц отпуска — что в этом плохого?

Подписывайтесь на ютуб-канал Фигурка и смотрите самые интересные видео о фигурном катании