logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Трусову, Косторную и Щербакову воспринимают как одну фигуристку»: чемпионы мира, юниоры Панфилова/Рылов

Интервью с лучшей молодой парой планеты.

Фигурное катание
9 марта 2020, Понедельник, 14:00
Мария Катешова, Sport24

8 марта завершился международный сезон у фигуристов-юниоров. В сборной России было много героев, но выиграли абсолютно все турниры только Камила Валиева и спортивный дуэт Аполлинария Панфилова/Дмитрий Рылов. Более того, пара взяла еще и юношескую Олимпиаду, где ученица Этери Тутберидзе не могла участвовать из-за возраста.

Полина и Дима живут и тренируются в Перми. На следующий день после их победы на юниорском чемпионате корреспондент Sport24 Константин Лесик встретился с ребятами.

«По ощущениям эта победа похожа на ту, что была полтора месяца назад на юношеской Олимпиаде», — рассказала Полина.

«Но сравнивать их нельзя. На чемпионате мира выше конкуренция, а юношеская Олимпиада раз в четыре года, и поехать туда можно только однажды», — дополнил Дмитрий.

Тройные и переход во взрослые

— Когда я вчера готовился к интервью, спросил у болельщиков в чате, какой вопрос они хотели бы вам задать. Как думаете, какой ответ был самым популярным?
Полина: Когда тройные…

— Да.
Полина: У нас в заявке стоит тройной сальхов, но то, что мы будем его прыгать, это вообще не факт.

Дима: Скорее всего, это будет другой тройной прыжок, потому что с сальховом есть беда. Мы рассчитываем, что на следующий год мы все-таки вставим тройной. Процентов 85, что будем.

Полина: Даже если он будет не настолько стабильным, как наши парные элементы, мы все равно его вставим. Мы уже решили это с тренером.

— От каких факторов зависит, будете ли вы выступать во взрослых?
Дима: Мы точно уходим во взрослые. Очень глупо было бы оставаться в юниорах после такого сезона.

«Если выйдешь из дома в 8 утра, то увидишь грустные лица, которым не хочется жить»

— Расскажите об условиях для тренировок в Перми?
Полина: У нас очень много залов, с этим нам помогает наша пермская федерация. Сейчас у нас строится новый каток. Возможно, в новом сезоне мы будем кататься уже на новом катке. И вообще все прекрасно, за что большое спасибо нашей федерации.

— Чувствуете ли вы, что вы звезды, внутри вашего города? Внимание журналистов, болельщиков?
Дима: Вообще нет. Мы живем в такой стране, что если выйти из дома в 8-9 утра, ты увидишь только грустные лица, которым не хочется жить, и все такое. Иногда — очень редко — к нам на улице подходят сфоткаться или еще что-то… Но это очень редко, может быть, раз в месяц.

— А где лица грустнее: в Перми или…
Дима: В Перми.

— Как думаешь, почему?
Дима: Да я не знаю.

Полина: Ну это же провинция.

— За что вы любите и не любите Пермь?
Полина: Ой, сложно…

Дима: Наверное, я люблю Пермь за то, что именно она меня подняла. Я же приехал из Кирова.

Полина: Я люблю Пермь, наверное, за то, что это мой родной город, у меня здесь вся семья, друзья, моя школа, в которой я, можно сказать, не учусь. Это мой родной дом, место, куда я всегда смогу приехать и где меня всегда будут ждать. Поэтому я люблю Пермь. Еще здесь я начала заниматься спортом, чего-то достигла. Надеюсь, что и дальше будет так же.

Преподаватель смотрит на меня и говорит: «Ты фигурист? Вот наши фигуристы недавно юношескую Олимпиаду выиграли»

— Ты сказала про школу. Как устроено твое «типа хождение» в нее?
Полина: Я не хожу в школу, у меня формально домашнее обучение. На бумагах нигде не закреплено подписями, но в школу я не хожу. Мне присылают задания, и я их сдаю. Еще в следующем году надо будет сдать ЕГЭ.

— Что будешь сдавать?
Полина: Русский, математику и обществознание.

— Почему обществознание? Какое будущее видишь?
Полина: Вообще, я иду на физвос. Обществознания мне будет достаточно. Я его знаю. Если бы я не была в спорте, я бы сдавала химию.

— Хочешь стать врачом?
Полина: Мне нравится химия, это один из моих любимых предметов. Нет, я не хочу стать врачом, там надо долго учиться. Мне просто нравится.

— А кем бы ты хотела стать, если бы не фигурное катание?
Полина: Честно говоря, я об этом вообще не задумывалась. Я планировала в будущем попробовать себя в тренерской деятельности. Не получится так не получится, но я попробую, потому что мне это интересно. А иначе я и не знаю, кем хотела бы стать.

— Дима, а как у тебя на учебном фронте?
Дима: Я учусь в педагогическом университете, тоже на физвосе.

— Получается?
Дима: Ну да. Я на заочном. Конечно, когда у меня сессия, нашему тренеру это очень не нравится. Сессия идет две недели, и они всего два раза в год, а мне надо успеть все сделать и сдать, а то потом появятся долги, а это очень муторно и сложно. Тренеру это не особо нравится, но как-то справляемся.

— А преподаватели идут навстречу? Мол, ну вот, чемпион мира, четыре.
Дима: Недавно была такая история. У меня был хвост по психологии. Я договорился с преподавателем на час дня. Она не пришла. На следующий день я пришел в университет к деканату в десять утра и стал ей названивать. Она приходит и начинает ругаться чуть ли на весь корпус: «Ты кто такой? Ты фигурист, да?» Я говорю: «Да». Она смотрит на меня и говорит: «Кто, ты фигурист? Наши фигуристы недавно вот олимпиаду выиграли. Девочка Панфилова и мальчик, не помню имя, но он мне очень нравится». — «Рылов?» — «Да». — «Так это я…» У нее был такой шок. Я дал ей зачетку, и она мне все поставила.

— То есть даже экзамен не сдавал?
Полина (смеется): Ей стало стыдно, видимо.

Дима: Да. Ну, она отвела меня в комнату, минут пять мы спорили, кто прав и кто не прав, а потом она поставила все.

— Почему спорили?
Дима: Она говорила, что нельзя так приходить и звонить ей. Я ей сказал, мол, вы сами не пришли на встречу. Вот из-за этого поспорили. А потом она мне все поставила.

«Я ударила Диму на глазах у немцев. Они, наверное, подумали, что мы извращенцы»

— Читал, что в начале вашей совместной карьеры у вас часто были терки?
Дима (смеется): Они и сейчас есть.

— Вы уже определились, кто у вас в паре главный?
Дима: В тренировочном процессе — она. Я на самом деле дико ленивый. Если бы она меня не заставляла, наверное, я бы не был здесь.

Полина: Я согласна.

Дима: Ты такая скромная.

Полина: Я знаю. Я просто более дисциплинированная, чем он.

— Ты сказал «в тренировочном плане». Есть еще какие-то планы?
Дима: Ну как… Когда мы выходим на лед на тренировку, я стараюсь больше к ней прислушиваться, именно в тренировочном плане. Бывает такое, что мы едем, уже все сделали, начинаем делать тодесы, парное вращение, которое я ненавижу делать, и вот тогда вся ее бравада главной исчезает. В общем, она альфа, а я так. Привык уже.

— Когда вас вчера награждали, я снял маленькое видео. На него случайно попал кадр, как Поля бьет Диму в живот (все смеются). Расскажи, часто насилие применяешь?

Полина: Это не насилие (смеется).

Дима: Видели бы вы нас перед произвольной! Все то же самое.

Полина: Мы разминались в зале, начали бегать, и он меня толкнул со спины. Я посмотрела на него и ударила.

Дима: Там был такой смачный шлепок.

Полина: Стоят немецкие тренеры и спортсмены и в голос с нас смеются. Мне кажется, они подумали, что мы какие-то глупые.

Дима: Извращенцы.

— Дима, у тебя было такое, что ты как-то сильно провинился перед Полей?
Дима: Конечно, на льду бывают ссоры. Мы можем послать друг друга на все четыре стороны. Но на следующий день мы приходим, и все нормально.

Полина: Да даже не на следующий день. На второй тренировке уже все нормально. Это рабочий процесс. Все забывается.

— Вам комфортно существовать в таких условиях?
Полина: Да у нас хорошие отношения. Мне кажется, у всех бывают ссоры на льду. Без этого никуда. Нельзя жить все время в мире.

— Дима как-то рассказывал, что у него были другие мысли, когда вы ехали на подкрутку. Полина, тебе не страшно в такие моменты?
Полина: Нет. Я же не знаю, о чем он думает. Он делает свою работу. На соревнованиях, когда уже идут тренировки, мы делаем подкруты десять раз из десяти идеально. У меня не возникает сомнений именно на подкруте. Я знаю, что мы зайдем и сделаем. На тренировке к произвольной так не получилось. В прокате мы сорвали подкрут. Это был первый раз за все четыре года.

— Как думаете, что случилось?
Полина: Просто не попали в паучок. Я немного поторопилась, не вкрутилась, он не выкинул. Вот и все. После проката мы зашли и сделали заново. У меня не возникает сомнений «вдруг он меня не поймает». Такого быть не может. Он никогда не ронял меня с подкруток.

— А с чего ронял?
Дима: Один раз я уронил ее с подъема на сборах в Сочи. Но я был не виноват! Там была ямка, в которую я заехал пяткой. Пятки вылетели, и она упала на лед.

Полина: С ним у меня почти не случались падения с подъемов и подкруток. Вот с подъема один раз, с подкрутов — никогда.

Дима: И то это было в наш первый год вместе.

«Очень обидно, что мое имя пишут неправильно»

— Аполлинария, можешь, пожалуйста, рассказать, как у тебя появилось такое прекрасное имя?
Аполлинария: Я спрашивала у мамы, она сказала, что сначала меня хотели назвать Валентиной. Но потом по инициативе папы они пришли к совместному решению назвать меня Аполлинарией. Это имя его бабушки. То есть меня назвали в честь моей прабабушки.

— В Перми, когда ты знакомишься с новыми людьми и тебя спрашивают, как тебя зовут, ты говоришь «Аполлинария»?
Полина: Полина.

— Ок. Но все равно были какие-то забавные случаи с именем? Может быть, в школе?
Дима: Она же не ходит в школу.

Полина: Вообще-то до восьмого класса я ходила каждый день. В школе такого ее было. Даже в классном журнале я записана как Полина. Я в этой школе с первого класса, и, видимо, мама сказала, что меня надо называть Полиной. А вот в первый год, когда я начала выступать в парах, меня все время писали неправильно: с двумя «п» и одной «л». А у меня одна «п» и две «л». Мне было очень обидно, что мое имя пишут неправильно.

«Гнойный — шкет, который вылез и всех затроллил»

— Дима, насколько глубоко ты увлекаешься рэпом?
Дима: Не рэпом. Сейчас рэпа уже нет. Музыкой. Увлекаюсь максимально, насколько это возможно. У меня очень мало времени, чтобы поехать на студию, записать что-то. Но можно сказать, что большую часть моего свободного времени я делаю что-то, связанное с музыкой. Скоро альбом. Он должен выйти уже года как два, но это очень сложно. У меня все написано, но знаете, когда что-то свое, то думаешь, что это фигня. А потом ты показываешь кому-то, и они говорят: «Ничего себе, прям классно». Я ты думаешь: да нет, фигня же полная. И из-за этого я могу написать что-то, подумать, что это пушка, а наутро передумать.

— А Полине включаешься?
Дима: Да, ей даже нравится.

Полина: Некоторые треки.

— А их можно послушать?
Дима: Да. Зайдите на мою страницу ВКонтакте, там все есть.

— Есть ли в твоем плейлисте треки про фигурное катание? Это же твоя жизнь.
Дима: Нет. Может быть, какие-то ассоциации у меня есть, но чтобы прямым текстом: я зашел, что-то прыгнул — ну это же смешно! Нет, такого нет. Любой творческий текст, материал всегда же идет от сердца. Но доставать оттуда фигурное катание и перенаправлять в творчество очень сложно. Я не хочу этого делать.

— А о чем ты вообще пишешь?
Дима: Обо всем. Как я уже говорил в каком-то интервью, я могу просто зайти в «Пятерочку», пойти себе что-то разогревать — и мне как в голову даст. И я два часа что-то делаю.

— Ну вчера ты стал чемпионом мира среди юниоров. Неужели нет мысли написать об этом?
Дима: Нет, это же приходит само. Ты не приходишь, садишься и говоришь себ: «Все, сейчас я пишу текст». Это не так работает. Если так сесть, то вообще ничего не получится. У меня так. Думаю, и у большинства звезд. Не представляю, чтобы какая-нибудь Билли Айлиш приходила домой, садилась, включала лампу и начинала писать хит.

— Три самых крутых музыканта для тебя?
Полина (тихо): Оксимирон…

Дима: Да какой Оксимирон!

— Так, значит, будет еще один вопрос: почему ты не любишь Оксимирона… (все смеются)
Дима: У меня нет самого любимого музыканта. Какая музыка мне сейчас нравится, такую я и слушаю. Могут в течение двух недель слушать одно и то же, а через месяц уже об этом забыть. То есть я буду продолжать слушать, но это будет уже не то. Обычно это случается, когда выходит какой-то новый альбом.

— Оксимирон или Гнойный?
Дима: Оксимирон.

— Почему?
Дима: Потому что Гнойный — это даже не собирательный образ, а просто такой-то шкет, который вылез и всех затроллил. Да, он очень круто его нагнул, но то, сколько сделал Оксимирон для культуры — это факт. Никто еще столько не делал.

«Странно, что Липницкую не знали до Олимпиады»

— Поля, вчера ты рассказала про Юлию Липницкую, сказала, что видела вживую ее прокат на Олимпиаде. Расскажи, пожалуйста, об этом опыте.
Полина: В 2014 мы с папой ездили на командные соревнования. Это, можно сказать, был как бы его подарок. Этот фееричный прокат Липницкой, после которого о ней все узнали. Странно, что не знали до Олимпиады, потому что она чемпионка Европы, чемпионка мира среди юниоров. Вживую смотреть это было совсем по-другому, не так, как на экране или на телефоне. У меня был шок. И от атмосферы, и от самого проката. Вживую смотреть интереснее, чем с телевизора.

— Тебе удалось потом с ней пообщаться?
Полина: Нет, конечно! Но потом я была на каком-то шоу в Перми, в котором она участвовала, и у меня есть с ней фотография.

Блиц (с уточнениями)

— Какой город круче, Москва или Пермь?
Полина и Дима: Пермь.

— Почему?
Полина: Более спокойный, никто не орет, не злится, не суетится так, как в Москве.

— Какая программа: короткая или произвольная?
Полина и Дима: Произвольная.

Полина: Легче катать. Ближе по духу.

— Женское одиночное катание или мужское одиночное катание?
Дима: Мужское.

Полина: На данный момент мужское. Мне не очень интересно сейчас смотреть на юниорок. Чемпионат мира будет интересный, там будет конкуренция. А то, что было на финале Гран-при и на чемпионате Европы — это было абсолютно всем понятно. А в мужском катании всегда есть конкуренция и в юниорах, и во взрослых. Там интересно смотреть. В общем, два года назад в женском было лучше. Мне больше нравилось. Я не отрицаю заслуг и талантов нашей троицы, которая сейчас стоит на пьедестале, но их воспринимают как одну фигуристку. ТЩК, вот вам одно целое. А они все разные. Они все люди. Когда они ошибаются, все почему-то в шоке. Это очень странно.

— А как думаешь, может быть, стоит как-то поменять правила? Вот сейчас говорят про 40%/60%, может быть, возраст, ограничить квады?
Полина: Мне кажется, все уже поняли, что от перемены правил лидер не поменяется, как после Олимпиады. Если человек талантлив, он будет талантлив с любыми правилами, как Загитова. Специально убрали же прыжки из второй половины. А она вышла — и выиграла чемпионат мира, и это ей не помешало. Все говорили, мол, вот, она выигрывает только за счет того, что у нее все прыжки во второй половине. А вот нет. Она вышла и выиграла.

— Серебро с чистейшим прокатом позади топового соперника или золото с косяками, но у соперников их просто было больше?
Полина и Дима: Серебро.

— Быть олимпийским чемпионом, но несчастным в жизни (неудачи, нестабильность), или неудачи в фигурном катании, но в целом беззаботная и радостная жизнь?
Дима: Это все очень туманно. Так и не скажешь, счастлив ты или нет. Мне кажется, если ты выиграл Олимпиаду, еще как минимум лет десять ты будешь счастлив. Очень сложно.

Подписывайтесь на ютуб-канал Фигурка и смотрите самые интересные видео о фигурном катании