Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13

Тимофей Мозгов: «Вкус доширака до сих пор помню»

Самый богатый российский спортсмен в США — о своих и чужих деньгах, ЛеБроне Джеймсе, сборной России и ничтожном игровом времени в «Бруклине».

Баскетбол
10 июня 2018, Воскресенье, 12:30
Getty Images

Единственный русский в НБА дал большое и честное интервью корреспонденту Sport24 Никите Загдаю.

— Отлично выглядишь. У тебя из всех русских баскетболистов самый длинный отпуск. Так и хочется сказать — хорошо устроился.
— Хочешь — скажи.

— Хорошо устроился!
— Спасибо. На самом деле, отпуск — это слово, под которым можно много понимать. Если я не играю, и я не с командой, это не значит, что я в отпуске, лежу на пляже и пью Пина Коладу целый день.

— Я вижу, у тебя бицепс стал больше, чем был еще полгода назад.
— Наверное, значит, через полгода еще больше будет.

— Работаешь со штангой?
— И со штангой тоже.

— Это очень важно, ведь я собираюсь поговорить о роли центровых в мировом баскетболе. Центровые вымирают: все бегают, все бросают. А ты качаешь бицепс вместо трехи.
— Ну, треху не качают, а отрабатывают. Я много разговаривал на эту тему с людьми, которые разбираются в баскетболе. Нет, центровые не умирают. Просто после первого чемпионства «Голден Стэйта» все стараются быть похожими на них. Это стало модно. Но посмотрите на лигу: не каждый клуб, который играет «смолл-болл», попадает даже в плей-офф. Поэтому центровые не умерли и, я думаю, пройдет совсем немного времени, прежде чем все это поймут. Да, есть центровые типа Порзингиса и Эмбида, которые делают на площадке все, но это действительно очень талантливые парни. Может быть, сейчас классические центровые не в самой лучшей ситуации, но не за горами тот год, когда все вернется на круги своя. Да, баскетбол стал быстрее, но и ребята стали намного подвижнее.

— Поддерживать быстрый отрыв, возвращаться в защиту, много двигаться — это же твой баскетбол. Кажется, что все, кроме бросков с дистанции с ведения, у тебя есть для современного баскетбола.
— Не могу не согласиться. И для меня большой сюрприз в том, что некоторые тренеры считают иначе. То есть они думают, что я 2.16 и могу не справиться. Хотя, не перехваливая себя, скажу, что я один из тех парней, которые могут успевать на обеих сторонах площадки. Что касается трехочковых, то это вообще смешно. Посмотрите на лигу: сколько защитников с уродской техникой броска играет по 30 минут. Мне кажется, не в броске дело.

— Опытный, дорогой, с хорошим резюме — и почти не играл в этом сезоне. Не понимаю, как это возможно.
— Честно? Я тоже не понимаю. Если хотите, я дам телефон тренера, можно позвонить и спросить.

— Телефон я запишу, но у тебя же есть и свое мнение.
— Я же уже сказал: я не вижу ни одной причины, почему ситуация так сложилась.

— Я придумал такую метафору: покупаешь на кухню в кредит дорогую мультиварку и не пользуешься ею. Продолжаешь готовить на старенькой сковородке.
— Ну, не все люди готовы к здоровой пище, кто-то до сих пор жарит на масле курочку с картошечкой.

— Дорогая красивая мультиварка стоит в сторонке.
— Дорогая — не значит хорошая. Мне кажется, слово «дорогой» не совсем уместно сейчас.

— Ты единственный русский в НБА. Как только ты играешь в чемпионской команде — ты в старте. Как только ты в команде, которая не претендует на плей-офф — ты не нужен.
— Каждая команда преследует свои цели. Мне не повезло. Оказался в клубе, цели которого не совпадают с моими.

— Вот же красивая версия: чем хуже команда, тем меньше нужен Мозгов.
— Версия классная, но она не отображает всю картину. Это намного глубже, чем кажется нам. Мне кажется, не настолько я плох, чтоб не играть в баскетбол.

— Как это вообще возможно: в единственной русской команде НБА единственный русский парень в НБА не играет?
— От того, что у команды босс — русский, русской команду это не делает. И как бы ни приятно было бы всем россиянам это говорить, но клуб все равно американский. Особо русского духа там нет. Нет матрешек, медведей, снег не идет на площадке. Это все равно НБА.

— Вот в «Хьюстоне» играл Яо Мин, и там даже форму изменили под него. Был настоящий ориентир на Китай.
— НБА — это большая машина, а Китай — огромный рынок сбыта. НБА и Россия не совсем сочетаются. Тем более, если владелец команды грузин или китаец, это не делает клуб грузинским или китайским.

— Ты скучаешь по «Кливленду»?
— На самом деле да. И по команде, и по городу. Для многих это станет сюрпризом, но Кливленд — не самый плохой вариант. Холодно, сыро, темно, нет солнца — но все же. Главное, что семья рядом.

— Ты все разложил по полочкам, но я все равно не понимаю: как человек, который забивает в финале 28 очков, затем не играет в команде, которая не попадает в плей-офф?
— Ребят, это вопросы не ко мне. Я со своей стороны делаю все возможное: выполняю установки, тренируюсь. Это решение тренера, которое не поддается моей логике. Но я ничего не могу сделать с этим. То есть я могу пойти поругаться с ним, но это ни к чему хорошему не приведет.

— Поругаться — это не по-американски?
— Как раз это по-американски. Но у меня есть большой минус: я очень терпеливый.

— Ты говоришь, что скучаешь по «Кливленду». Как думаешь, ЛеБрон по тебе скучает?
— Конечно.

— Он единственный в истории, кто набрал в финале 50+ и проиграл при этом. Ему пас отдать некому.
— К сожалению, я не могу ему помочь.

— Но мог бы. У них центровых сейчас нет.
— Вопрос в том, нужны ли им сейчас центровые. Они отыграли весь сезон без центровых, они привыкли так играть.

— После того, как ты ушел из «Кливленда», команда стала менее стабильной: эта регулярка была ужасной.
— Не стоит меня винить во всех грехах и наоборот благодарить за все победы в регулярке. Когда я был там, я имел влияние на команду и на командную игру. Но сейчас это совершенно другой коллектив, и ничего общего он со мной не имеет.

— Я должен задать этот вопрос: ЛеБрон — лучший баскетболист современности?
— Он отыграет еще 3-4 сезона, но уже сейчас я бы отдал ему титул лучшего баскетболиста в истории.

— Даже лучше Майкла?
— Да. Я первый раз говорю это во всеуслышание: ЛеБрон — № 1. Дело не в Майкле и не в Чемберлене. Это мое личное мнение, я провел сезон с ним бок о бок и знаю, как это. Но я никогда не играл с Майклом Джорданом и не могу оценить многие вещи. Могу только догадываться, как они решали вопросы в команде.

— Кто круче: ЛеБрон или Леха Швед?
— Леха. Леха свой. Он круче, но ЛеБрон сильнее. ЛеБрон — самый сильный игрок на планете.

— Но Швед — лучший скорер Европы.
— Но он не лучший скорер чемпионата НБА. Он не выигрывал перстень, не выигрывал Олимпиаду. Он талантливый, я очень люблю его, но это не значит, что ему нужно остановиться и ничего больше не доказывать.

— В сборной России нет центровых: либо Мозгов, либо никого. Куда все большие парни делись?
— Это надо спросить у тренеров, почему они не приглашают их. Есть же Вова Ивлев — он не центровой? Сколько сейчас русских центровых играет в Лиге ВТБ?

— Клименко, Десятников, Шуховцов.
— А Дима Соколов?

— Он почти не играл в этом сезоне.
— Ну, я тоже почти не играл — что я, не баскетболист теперь?

— Ты пойдешь на Финал Четырех Единой Лиги ВТБ?
— Пойду.

— За кого болеть будешь?
— Наверное, за «Химки». Если не они, то ни за кого болеть не буду. Могу болеть за отдельных ребят.

— В этом году ты приедешь в сборную и будешь с командой. Это круто.
— Мне нравится приезжать в сборную и выступать в ее составе. Когда у меня есть возможность, я никогда не отказываюсь. Нет такого, что я не хочу, но меня заставляют. Нет. Если бы я не хотел ехать, я бы сказал: меня не ждите. Посмотрите, сколько европейских игроков из НБА не приезжают в свои сборные, им это просто не надо.

— Можно сказать, что ты едешь в сборную в том числе потому, что соскучился по баскетболу?
— Нет. Потому что даже когда не скучаю по баскетболу, я все равно еду в сборную.

— В сборной России ты будешь много играть.
— Надеюсь. Я хочу много играть. Свое время я отработаю.

— Твой любимый партнер в сборной ол-тайм?
— Антон Понкрашов.

— Ты можешь прийти к тренеру и сказать: Понкрашов мой любимый партнер в сборной, мне с ним комфортно играть, он мне мяч дает?
— Дело не в том, что Антон мне дает мяч. Я знаю его с детства, и он много для меня в жизни сделал. В том, кем я стал сегодня, есть и его заслуга тоже.

— И вот его не вызывают в сборную. Ты устраивал скандал?
— Нет. Что вы хотите, чтобы я сказал? У тренера свое видение игры. Если он не хочет видеть игрока в сборной, это его дело. Я не могу залезть к нему в голову, я ничего не поменяю. Я много кого хотел бы видеть в сборной, кого не пригласили даже на сбор. Тем не менее я должен подходить к тренеру и говорить: мне нужен этот, этот и этот? Я не Леброн Джеймс, извините за выражение. Я не могу сказать, что хочу играть с теми и с теми. Тем более за такой короткий срок подготовки все не так просто.

— Я думал, у звезд интересуются их мнением.
— Интересуются, но никто не говорит, что оно учитывается и что желания исполняются.

— Ты самый эффективный баскетболист на планете. Знаешь, сколько стоит твоя минута на паркете? В пересчете в рубли примерно 6 миллионов за каждую минуту, проведенную на паркете в официальном матче НБА.
— Ну, хорошо, от меня что нужно?

— А знаешь, как оценивается набранное очко? Примерно 9 миллионов рублей за каждое очко в игре. Шальная треха — и обновил автопарк полностью. Сверху забил — дом построил. А если с фолом… Ты понимаешь, почему я называю тебя самым эффективным?
— Понимаю, но не знаю, что ты хочешь от меня услышать. Ты говоришь факты, которые мне неинтересны. Я свой контракт заслужил, я много работал.

— Ты не любишь, когда считают твои деньги?
— Я не люблю считать чужие деньги. Можете считать мои, на здоровье.

— Но ты согласен, что такая эффективность — это круто?
— Нет. Круто мало играть?

— Нет, так зарабатывать.
— Зарабатывать круто, но я хочу в баскетбол играть. Не все вокруг денег построено. Я начал играть в баскетбол не потому, что я думал, что стану миллионером. Я начал играть, потому что мне понравилось. Я плакал, когда родители запрещали мне играть.

— Почему они запрещали?
— Потому что я из школы двойки приносил. Они сказали: пока не исправишься, не пойдешь на баскетбол. То есть я пошел играть в баскетбол, потому что мне это нравилось. Я никогда не думал, что у меня будет такое будущее, что я стану играть в НБА или что мне будут миллион долларов платить в месяц. Для меня и 100 рублей были серьезные деньги. Знаешь, как я питался в начале карьеры? Вкус доширака до сих пор помню. Но и он не всегда был по карману молодым игрокам. Вот вы смеетесь, а были разные ситуации. Но всегда были рядом люди, которые говорили: никогда не гонись за деньгами, играй в баскетбол, и они сами придут.

— Когда у тебя не было денег, ты ходил в шортах. Сейчас у тебя есть деньги, и ты ходишь в шортах. Что изменилось?
— Может быть, шорты подороже стали. Были одни, теперь у меня их несколько стало.

— Каждый твой доллар — это публичная информация. Это стресс?
— Я достаточно давно живу в Америке и привык, что все знают, сколько я зарабатываю, что это ни для кого не секрет. У нас в России не все знают, что можно просто так зайти и посмотреть зарплату игроков НБА.

— Единая Лига ВТБ каждый год открывает бюджеты клубов.
— Бюджет клуба и личные контракты — это разные вещи. Кто-то может получать 5 миллионов, а кто-то — 300 тысяч.

— Просто смотришь в турнирную таблицу и сравниваешь: «Химки» на втором месте по бюджету, а закончили сезон на шестом месте. А потом говоришь, хорошо это или плохо. В Штатах — два мерила успеха: победа в НБА и сумма личного контракта. Ты можешь выиграть чемпионат — и быть крутым. Получить большой контракт — и быть крутым.
 — Я повторюсь, наверное, по поводу хорошего контракта. Я знаю, что есть люди, которые играют в баскетбол, чтобы получить большие деньги. Но таких единицы. Посмотрите, как люди бьются в плей-офф, но им за это не платят. Какие-то деньги дают, но это не твоя зарплата. Это порой вообще какие-то смешные суммы относительно контрактов, но люди бьются, ломают руки-ноги себе, ночи не спят, потому что нервничают. Не за деньги бьются. В плей-офф ты играешь фактически за бесплатно, потому что любишь играть в баскетбол.

— В сборной России не платят?
— Не платят. В любой сборной не платят. Но все равно люди едут и играют.

— Ты отдашь себя всего этим летом в матчах за сборную?
— А когда было иначе? Конечно. Все, что могу, все сделаю.