logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Оксана
Ларюшкина

«Болела за „Спартак“, когда Зарема еще в школу ходила». Виктория Боня — про жену Федуна, развод Мамаева и новое шоу

Жаркий разговор!
ЗОЖ
25 сентября 2021, Суббота, 16:16
instagram.com/victoriabonya/ instagram.com/alana_mamaeva/ vk.com/ZaremaSalikhova

Виктория Боня — одна из пятнадцати участников нового проекта телеканала ТНТ «Звезды в Африке». Героями стали российские знаменитости: музыканты, спортсмены, актеры и блогеры. Участники должны провести месяц в регионе Лимпопо, где их ждут самые разные испытания.

Мы решили пообщаться с Викторией и узнать ее впечатления и эмоции от проекта. Не обошлось без разговора о футболе, медицине и много другом.

Звезды в Африке

— Насколько участие в шоу оправдало ваши ожидания?

— История была следующая. Когда мы заполняли анкету для ТНТ, я указала, что нахожусь два месяца на терапии и не могу ее прервать — лечила желудок. У меня было расписание для трех приемов таблеток в день: за 30 минут до еды, во время еды и через полчаса после. И тут я приезжаю, а мне никто не сказал, что еды не будет. Получается, сделали неприятный сюрприз. Многие стали писать: Ой, а ты чего не знала, куда ехала? — Не знала. Я была готова, что угодно делать, проходить любые испытания, но в тот момент я понятия не имела, что нас не будут кормить по несколько дней. Я не могу просто выпить таблетку на голодный желудок. Я — человек, который не пьет таблетки, это действительно так, но с раннего детства у меня гастрит — и его если не пролечить, он превращается в многочисленные эрозии в моем желудке, о чем я готова честно говорить.

И вот я приезжаю [на съемки], месяц моего лечения прошел, и мне по факту при заполнении анкеты, видя, что я лечу желудок, говорят, что не будет еды. Люди видели меня в разных проектах. Они знают, какая я боевая и могу вынести, что угодно: жуки, пауки. Все, что угодно, но не вставать с утра без завтрака.

Не хотелось бы забегать вперед, но я поняла, что это шоу не для меня — не потому что я не могу его пройти, а по причине того, что на данном этапе я не имею права голодать. У меня есть ответственность перед собой и ребенком, я уже должна быть более рациональной. А люди увидели это, будто я избалованная приехала: «Все готовы голод терпеть, а Боня пальцы гнет, еду ей подавайте». Люди увидели именно так, как хотели увидеть, а не так, как было на самом деле.

Самое интересное, что я всем ребятам на площадке говорила, что мне нужно принимать таблетки и нельзя голодать. Это знали администраторы, каждый участник группы. В том числе, Стас Ярушин, который потом уходил и за спиной в будке для интервью сидел и говорил: «Ты че, не знала куда едешь?» Он знал, почему я так говорила — и не потому что у меня избалованный характер. И все по его комментариям потом думали, что я приехала плакать из Монако, типа мне еду не дают. Для меня он проявился отвратительным немужчиной, который упал в моих глазах.

— Вы ему уже в лицо успели сказать, что он подонок и негодяй?

— Да, я записала сторис в Инстаграм и там все высказала: сказала в лицо, не за спиной. Он проявил себя мерзко и противно, повторюсь. Он мне что-то там ответил тоже, но я даже не посмотрела — он недостоин этого.

— Но вы в эти слова вкладываете всю себя или это просто эмоции? Помню, вы про Соловьева сказали, что плюнули бы ему в лицо при встрече. Здесь то же самое?

— Я бы плюнула Соловьеву в глаза, так и есть. Не отказываюсь от своих слов. Откуда у меня столько храбрости? Это из детства — когда у тебя нет отца, брата, и некому тебя защитить. Есть только ты сама и мама, которая месяцами пропадала на работе, в командировках. Я не жалуюсь, это было классно, такой опыт отчасти у всех, наверное, был. Я к тому, что это заставляет учиться за себя постоять, так как больше некому. Либо ты должен распластаться и стать подростком с суицидальными наклонностями, либо сильной личностью и не позволить дать себя в обиду. Я выбрала второе.

— Что должно случиться, чтобы вы поменяли свое мнение по поводу Ярушина? Он должен принести публичное извинение?

— Он не может поменять себя — это уже черта характера, проявление. Во время голосования, у нас же оно длилось два дня, так вот он в этот период просыпался, ко всем подходил, улыбался, менялся. Это было видно, ведь когда голосования не было, он был мерзким — сам начинал конфликты. Я даже не лезла в это все, так как это не в моих интересах. Но, понимаете, человек не может так резко измениться, это читается. Это черта характера человека, который никогда не поменяется. Не знаю, что должно произойти, что должно по башке треснуть, чтобы он увидел свои эти гнойные стороны и вскрыл их. Не хочу оскорблять его, но он для меня такой, какой есть, я готова сказать это в лицо. Плевать в глаза, конечно, не стала бы: он этого не заслужил. Но хочу сказать, что он противный и по тому, как он относится к женщинам, складывается впечатление, что он женоненавистник. Хоть и женат.

— Вам как объяснили суть проекта?

— Нам по факту сказали, когда мы стояли на поле в Африке: «А сейчас сюрприз для вас — за вашим столом фуршет и с этого момента это ваша последняя еда. На остальное вы должны заработать». Я готова заработать на еду, но там ведь выходит немного иначе. Мы с утра пошли зарабатывать, пришли вечером домой, поели, но с утра-то у нас ни завтрака, ни обеда, ничего. Только один раз на ужин нам дают заработать и все. Ну это же не на весь день денег заработать, понимаете. Если бы хотя бы такая возможность была — завтрак, обед и ужин — было бы другое дело. А так этот формат не подошел для меня именно на тот момент жизни. Может, я бы туда и вернулась, испытала себя, но только при здоровом желудке и когда бы я понимала, что я могу. Без еды я могу, я могу и на воде сидеть, но в тот момент это был вопрос, который серьезно касался состояния моего здоровья.

— А какой-то положительный опыт вы извлекли оттуда?

— Было очень много положительного опыта, абсолютно все было прекрасно: сама атмосфера, Южная Африка, в которой я мечтала побывать. Мы жили в шикарном месте. Я просто понимала, что угроблю себя, если дальше там останусь именно из-за момента с едой. Я понимала, что на данный момент это не мой формат — я лучше поеду в Канны, где меня номинировали на премию, получу награду и съезжу в сафари, посмотрю.

«Спартак» и Зарема

— Кстати, вы знакомы с Заремой?

— Лично нет. Я болела за Спартак, когда она еще в школу ходила.

— И в Монако не встречались?

— Нет, я не встречалась с ней в Монако. Я так понимаю, что человек не имеет своего мнения. Подслушала Карпина и еще кого-то, создала собирательный образ того, что когда Веллитон играл, я его якобы заводила чуть ли не в какой-то блуд, хотя я вообще не пью и не курю. Да, мы иногда ходили на какие-то вечеринки. Но человек говорит, что я чуть ли не сломала ему карьеру. На секундочку: когда я встречалась с Веллитоном, он был официально лучшим легионером в истории «Спартака», имея рекорд по забитым голам, и «Спартак», когда я приходила на стадион, не проиграл ни одного матча. А ходила я почти на каждый матч. Вот этого они не помнят.

— Вам не обидно за это?

— Мне не обидно. Я вижу глупость, ничтожную неспособность людей делать выводы своими глазами. Для меня это люди, которые на заборе прочитали, пошли и рассказали. При этом они это с таким умным видом делают. Если посмотреть, она действительно в это время скорее всего училась в школе, это было около 12 лет назад, поэтому такие высказывания показывают, насколько глупы люди, с умным видом рассказывающие такие глупости.

— Вы, оказавшись на ее месте, стали бы лезть в управление? Мнения разделились на два лагеря: кто-то говорит, что она правильно делает, кто-то — что она ничего не смыслит.

— Я думаю, что она вряд ли что-то смыслит. Конечно, со временем и опытом она может научиться, но для этого девчонке надо научиться набивать шишки. Я, например, в последнее время не вижу российский футбол, так как не живу в России, поэтому болела много лет за «Манчестер Юнайтед». Там у руля люди, которые прожили эту футбольную жизнь самостоятельно, и которые что-то значат. Тот же Алекс Фергюсон, которого восхваляют и боготворят, когда он приходит на стадион. И там решения принимаются на абсолютно другом уровне, и сам уровень футбола заметно выше, сейчас еще Криштиану Роналду пришел в этот клуб. Что тут говорить: Зарема и клубы с мировым именем, занимающие эти позиции не первый год, тут даже нечего сравнивать, Камон.

— Но ведь не значит, что если ей интересно, то ей не нужно в это вникать и стоит уйти. Ей просто нужно дальше набираться опыта?

 — Я думаю, что ей нужно это делать порционно, чтобы не возникало вопросов. Конечно, пусть учится, это очень круто и здорово, что ей нравится. Но ей нужно еще прожить долгое время, чтобы понять психологию футболистов, какие слова им нужно говорить. Для этого нужно десятки лет находиться в этой сфере, учиться и смотреть, поэтому мне кажется неправильным, что она так с ходу зашла и начала управлять.

— Среди болельщиков это вызвало волну негатива. Насколько это правильно?

— Я ходила на «Спартак», и знаю, что эти фанаты разорвут за свою команду, они, наверное, самые преданные болельщики. Это вам не болельщики «Динамо». Поэтому я их понимаю, оскорбления, конечно, не нужны, но это мужчины, которые яростно относятся к своей команде и иногда могут переходить эмоциональные границы.

Они порвут за свою команду, но получается, что Зарема тоже часть команды, а они сталкивают мужа с женой лбами, оскорбляя Леонида Арнольдовича из-за нее.

Зарема не может быть частью команды, потому что она родилась 30 с небольшим лет назад, о чем речь? Это не тот возраст, при котором у тебя достаточно опыта, чтобы лезть в спорт. Очень круто, что ей нравится. Она могла бы делать какие-то интервью, мотивировать игроков, мотивировать молодых людей, чтобы они приходили в спорт. Но она не должна быть там, где работают люди, которые кровью, потом и своими переломанными на поле костями, заслужили это право и знают, что это такое. Я интервьюировала людей с золотыми мячами — это Луиш Фигу, Фабио Каннаваро, это люди, которые прожили эту жизнь и знают, что это такое. Даже тот же Дидье Дрогба, он был легендой «Челси», в Кот’д’Ивуаре он изменил жизнь детей. И он делал это с пониманием, что детям нужен шанс. Все эти люди рассказывали, через что им пришлось пройти. Если бы Зарема делала то же самое, было бы лучше.

Женщина должна не в мужские штаны лезть и мериться с мужем пиписьками, что она что-то может, а должна оставаться женщиной — в этом ее сила. Она может внести что-то, как созидающая женщина. Она может ездить по России, мотивировать молодых ребят, чтобы они брались не за травку и пивасик, а за мяч — и шли на поле. Ей нужно оставаться женщиной. А пока она делает из себя мужчину в юбке, это будет вызывать у людей понятное недовольство.

Скандальный развод Аланы и Павла Мамаевых

— Еще одна футбольная тема: развод Мамаевых. Вы на стороне Аланы или ее бывшего супруга?

— Дело в том, что я не друг семейства, чтобы чью-то сторону принимать. Но, пообщавшись с Пашей, я знаю, насколько ей неинтересны свои собственные дети, и как красиво она обыграла роль жертвы, что люди в ней увидела чуть ли не святую Алану Мамаеву.

Со слов Паши, она целыми днями сидела в интернете, когда дети были дома. Дети даже говорить нормально не могли, у них были нарушения речи и испорченные зубы, что у сына, что у дочери, такое невозможно было видеть. Слава богу, что молочные зубы меняются. Какая же она интересно мать? Она жена Мамаева — вот ее чемпионский титул. Потому что Мамай в нее вливался финансово, возил на курорты, одевал и обувал. Но она не мать, которая говорит, что Паша что-то недодает детям. Все, кто знают Пашу очень хорошо, понимают, что он действительно занимался детьми. Я это знаю, потому что он ухаживал за одной из моих знакомых. Это девочка рассказывала, что он постоянно говорил, как важны для него дети. Он батрачил на поле, приезжал с тренировки, ехал забирал их из детского сада, постоянно обеспечивал им хорошую жизнь. Няня и водитель ему нужны не потому, что он хотел как-то унизить Алану, а потому, что он действительно понимает, насколько эта женщина — не мать, если она даже не смогла сохранить детям зубы.

— При этом она говорит, что Паша пытается забрать у нее дочь и избивал сына.

— Вас в детстве кто-нибудь из родителей шлепал?

— Конечно, но не избивали.

— Меня тоже. Шлепали так, что шнур свистел. О чем говорить, если кому-то дали подзатыльник? Он замахнулся, и ребенок так сильно испугался. Почему-то она об этом раньше не говорила, а начала это упоминать только сейчас. Тут тоже палка о двух концах.

— Их союз изначально был обречен на провал?

— Я думаю, что Паша очень долго терпел, а Алана очень долго им манипулировала. Потому что каждая измена — это покупка Bentley, ей было выгодно об этом узнавать.

Однажды она шерстила телефон и нашла мой номер у него в телефоне, и мой номер был заблокирован. Как я поняла, это для того, чтобы от меня случайно в WhatsApp сообщение не пришло, хотя я ему никогда сама не писала. Я тогда жила в Лос-Анджелесе. Она нашла мой номер, позвонила. Я ей сказала: «Алан, я за то, чтобы какая-никакая семья сохранялась. Могу тебе поклясться чем-угодно, что у нас с Пашей никакого контакта не было и быть не может». Она это услышала, и потом, когда Паша сидел в тюрьме, выдавала фальшивые заявления, что у нас с ним был роман. Ей это было выгодно, чтобы Паша ей еще что-нибудь купил.

— Думаете, если она врет, ей вообще не совестно?

— Ей это вообще ничего не стоит. Это очень гиблый человек, которого Паша вытащил из клубов, тусовок, занюхивающей кокаин и просящей в ломках у первого встречного дозу наркотиков. Мы же все видели это видео, поэтому тут даже не о чем говорить. Рассказывая, что у твоего мужа страпоны, ты, дура, не понимаешь, что это отец твоей дочери — и твоя дочь это будет расхлебывать. Ей настолько пофиг на своих детей, что она об этом не думает. Она заботится только о том, чтобы не упустить Мальдивы и Дубаи каждый год на выходные.

— Ею движет не просто женская боль, а именно упущенная выгода?

— Именно, подчеркну это дважды с восклицательным знаком.

— У нее же тоже была вот эта душераздирающая история, когда она плакала в своих сторис, а потом все равно все распалось.

— А почему она не плакала при каждой измене? Почему она плакала только тогда, когда ей выгодно было плакать?

— Потому что там это всплыло.

— Вот именно. Вы, как журналист, понимаете ответ на этот вопрос. Он гулял постоянно. Она сама рассказывала, как узнать у своего чувака, кто ему звонит и пишет, как его поймать на измене. Она может стать даже частным детективом. Не по праву применяет свои знания. Плюс ее подружки рассказывали, какой у неё была роман с хирургом, у которого она вшивала себе импланты в попу в Германии. Она там каждый месяц делала себе какие-то операции, чтобы увидеть его снова. То есть она изменяла Паше, но он ее не поймал, поэтому она чиста. А так как она его поймала, то она жертва и Паше сегодня приходится все расхлебывать. Я так понимаю, ему просто не хватает мозгов просто собрать все и выдать. Он сидел и мычал на своем интервью, которое я даже не смогла досмотреть. Но я знаю его. Я знаю, насколько он любит своих детей. Это не отнимает его отцовских качеств и того, как он обеспечивал ее. И вот эти отложенные 10 миллионов или сколько там, это уже что-то типа «Ты мне дал, но это не считается». Но она об этом не говорит. Если бы она была честной, она бы сказала: «Вы знаете, Паша дал мне 10 миллионов. Я отложила их на чёрный день. И он отказывается сегодня платить за детей». Тогда это был бы честный, конструктивный разговор. А она про 10 миллионов сказала только тогда, когда он это озвучил. Это очень продуманная соска, которая выросла на таких моментах, где бы кого побыстрее подцепить. Интересно, а сменит ли она фамилию? Я думаю, нет. Потому что ей надо сверкать фамилией известного мужа. Она из женщин-приспособленцев, которые никогда в жизни сами ничего не делали. Уверена, что без мужика такие никогда бы не прожили. В этом ничего плохого нет, но все-таки, говорит она на чистоту, как оно есть?

Здоровье, вакцинация, врачи

— Немного о здоровье. Вы ездите в Минск к Юрию, врачу, который вас лечит. Но вы читали большое количество негатива о самом враче? Как к этому относитесь?

— Та история, где рвется селезенка — фейк. Вы понимаете, когда рвется селезенка, она рвётся через один-два дня от удара. А здесь была история, что у человека была какая-то травма, он приехал, и через 3 месяца после этого у него лопнула селезенка. Это бред. Юрий Николаевич — целитель. Он видит насквозь, как рентген. Ты заходишь к нему и он видит, где у тебя сковки, где грыжа и тд. Просто смотрит в одежде, не требуя снимки или рентген. Получается, он с тех пор больше не берет людей, если они должны умереть в ближайшие 3 месяца. Он видит, что человек должен уйти. Поэтому не берет их. После этого не было ни одного случая. А у того человека была совсем другая история. Он умер не от рук Юрия Николаевича.

На моих глаза к нему прикатили человека на инвалидной коляске, у которого свисали ручки и головка на бок. А когда я приехала к концу года, этот мужчина уже ходил на своих ногах. Я это вижу. Я вижу, что он делает. Поэтому могут говорить все, что угодно. Мне он помог. Потому что когда я участвовала в шоу и у меня было смещение таза на 10см, я мучилась из-за болей больше полугода, пока не попала к нему. И как только попала к нему, с тех пор я больше ни разу не жаловалась на боль в нижнем отделе спины. Он мне все прекрасно поправил.

— А ходите в обычную поликлинику?

— Я не хожу в обычную поликлинику. Единственное, только если сделать УЗИ или что-то проверить раз в год. Единственное место, куда я хожу — институт Кулакова. Потому что я знаю, что там хорошие специалисты. Я из тех людей, кто за то, чтобы делать профилактику, а не лечение. А вот эти упреки, что ты нам врала, что таблетки не пьешь. Так я действительно их не пью. Но желудок без таблеток, к сожалению, не лечится. Я про такие таблетки говорила. Когда тебе нужно вылечить желудок, они не бьют по сердцу, печени. Это те таблетки, которые делают свое дело и все.

— А про всемирный заговор врачей слышали?

— Нет. Я считаю, что существуют всемирные глупости и необразованность врачей. Не говорю, что это в масштабе 100 процентов, но есть очень много таких «шапочных» специалистов. Как сказал Гиппократ: «Если ты приходишь к доктору и он не спросил, чем ты питаешься и какой образ жизни ведешь, то это не врач». Они залечивают последствия, а в корень проблемы никто не смотрит. Откуда это идет, что ты пережила, чем питалась — это нужно знать. Нужно целую анкету собрать, чтобы все понять.

— И вы еще не вакцинировались?

— Я не вакцинировалась и не хочу об этом говорить, потому что считаю, что здесь вопрос очень серьезный. У многих людей есть свой набор хронических заболеваний, к ним нужен отдельный подход. Они должны понимать, как часто они болеют, что их больше всего тревожит, и тогда уже принимать решение. Именно принудительной медицины не должно быть, это преступление против человечества. Но я никогда и нигде не говорила, что против вакцинации. Найдите мне прямую речь.

Я говорила лишь о том, что после начала эпидемии начнут поголовно делать прививки. Как я сказала, так и произошло. Больше ничего не говорила. Это личное дело каждого.

— Не передумали до сих пор?

— Нет. Я не пью антибиотики. Если я надумаю, то обязательно об этом сообщу.

Онлайн курсы Виктории Бони

— По поводу вашего личного онлайн проекта. Какая цель у проекта? До этого были еще одни курсы у вас — это одно и то же?

— Это разные курсы. Если брать курс «Женщина на миллион», то там я обучалась у специалистов, которые оказывали мне помощь. Плюс даю советы от себя, как построить структуру своей личности, как вести себя в этом мире, чтобы ты выглядела и чувствовала себя уверенно, чтобы ты могла смотреть в глаза оппоненту, говорить так, чтобы тебя хотели слушать. Я даю на этом курсе конкретные задания: техника речи, как должны себя вести, сидеть.

У меня есть VIP-тариф. Там девочки приходят и записывают видео. Я лично просматриваю все и в голосовом сообщении даю им обратную связь. Говорю им, например, что в разговоре ты трясешь головой, как собачка в машине. Это очень часто происходит, а девочки этого не замечают. Это первый знак неуверенности. Еще слова-паразиты, где-то они зажимают, где-то мимику неправильно используют. Об этом курс «Женщина на миллион». А курс «Женщина-богиня» — это о состоянии перевоплощения себя в женскую энергию, чтобы ты не лезла туда, куда тебе не нужно, потому что ты тратишь свою энергию в никуда. Ты можешь получить материальные блага, когда работаешь в мужской энергии, но ты должна ее выключать, когда приходишь домой, общаешься с детьми, с мужем. По жизни ты должна быть в женской энергии. Только тогда будет здоровье, и ты можешь ощущать себя действительно счастливым человеком в доверии к этой вселенной. Это абсолютно два разных продукта.

— Это авторская методика?

— Да, это все мои знания, собранные по крупицам за последние 20 лет моего обучения. Не то, чтобы я все придумала сама — где-то что-то принесла из себя, взяла отсюда, оттуда. Я собрала и сделала такую авторскую историю. Я использовала инструменты разных практик и тренингов, которые сама проходила.

— А как это возникло? Вы смотрели на своих знакомых и понимали, чего им не хватает? Или поступал запрос от девушек?

— Все эти продукты, которые я создавала, изначально шли из-за спроса. У меня девочки спрашивали: «Вик, может, какие-то курсы создашь? Нам этого не хватает». Я их слушаю, создаю и даю им это. У людей такие трансформации происходят. Это просто удивительно. У нас сейчас идет курс «Женщина-богиня», вчера у нас был прямой эфир. Трансформация невероятная только потому, что у них что-то щелкнуло в голове. Для меня очень важно донести до аудитории многие знания. Много знаний есть и на ютубе, на просторах интернета. Но как там доносят — в этом вопрос. Они не доносятся так, чтобы человек услышал — в одно ухо залетело, в другое вылетело. А у меня задача рассказать так, чтобы у человека возникла мысль: «А, так вот оно что».

— У вас какой-то непоколебимый внутренний стержень.

— Спасибо. Это за счет бесконечной работы над собой. Хороший ковер невозможно сплести за одну ночь — вот тут такая же кропотливая работа.

Я с самого детства испытываю столько отторжения от общества, потому что я на такая, как они. Не хуже, не лучше — просто другая. Это очень сильно мешало, зато никогда не позволяло опустить руки и разочароваться в этом мире. Наоборот, я понимала, что действительно отличаюсь от многих своим мышлением, своим восприятием, бешеной энергией. А меня всегда пытались записать в колонку «нормы». Но я не сидеть спокойно на месте и быть удобной для всех. Каждый из нас умеет удивительный узор души с разными красками и восприятием этого мира, поэтому самое главное — не давать никому подрезать эти крылья и указывать, как вам нужно жить.

Очень важно выстраивать себя. Кирпичик за кирпичиком — так возводится ваш личный фундамент. Его нужно создать настолько крепким, чтобы ни одно событие не могло его разрушить. Да, можно немного погрустить, признаться себе, что больно, неприятно. Но это не должно длиться больше 20-ти минут. Испытывать негативные эмоции нормально, но не больше 20-ти минут. Структура личности, которую ты выстраиваешь, должна базироваться на качественных «кирпичиках» и «цементе». Чтобы при испытаниях, которые тебе пошлет вселенная, ты точно знал, что сможешь устоять, выдержать их. Ошибки — это наши уроки, благодаря которым мы становимся крепче, умнее, сильнее и лучше.

ЗОЖ-канал с лайфхаками, диетами, упражнениями в телеграме! Подписывайся

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0