logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Виктория
Дмитриева

«На ОИ просили переводчицу купить японские конфетки». Генменеджер сборной Соколова — о пузыре, Федоровцевой и Евро

Интервью обо всех волнующих темах.
Волейбол
1 сентября 2021, Среда, 12:15
РИА Новости

Любовь Соколова дважды выигрывала чемпионат мира и Европы, а также привозила серебряные медали с Игр в Сиднее и Афинах. В 2018 году она завершила спортивную карьеру, но осталась в волейболе в качестве генерального менеджера краснодарского «Динамо». Вскоре после этого перешла на работу в спортивное агентство «Волей Сервис», а под конец 2019-го получила предложение войти в состав сборной России. Теперь Соколова делает так, чтобы наша женская команда не отвлекалась ни на что, кроме волейбола.

Ниже — интервью с генменеджером о самых важных моментах этого сезона. Обычно они остаются за кадром для болельщиков, которые оценивают выступление команды только по отдельным играм, но откровенность — еще одна черта, присущая Соколовой. Она честно рассказала Sport24 обо всем.

volley.ru

— Не все относились к чемпионату Европы, который стартовал почти сразу же после Олимпиады, позитивно. Как вы думаете, надо было организаторам переносить турнир на другие даты?

— До сих пор есть непонимание, как так можно было создать календарь, что после приезда с Олимпийских игры ты через неделю должен уже уезжать на чемпионат Европы. Это сказалось и на командах, и на игроках, поэтому пришлось делать некоторые изменения.

Этот сезон вообще очень сложный. Нужно постоянно находиться в закрытом помещении, а это тяжело. С психологической точки зрения — двойная нагрузка. Вопросов тут много, а ответов пока не существует. Мы люди неподневольные, поэтому делаем так, как сказали. Максимально стараемся приспосабливаться ко всей этой ситуации, организовывая спортсменкам комфортный быт, переезды, отдых. В общем, крутимся, как и все сейчас.

— За время, что вы находитесь в постоянной изоляции, еще ни у кого из волейболисток не было психологических срывов?

— Психологических срывов не было. Мы не прибегали к помощи психиатров и психотерапевтов. Команде с самого начала говорили: «Девочки, поймите, что нужно привыкать к сложившейся ситуации: это продлится долго». Поэтому все были настроены, терпели до конца. Срывы же обычно происходят в конце, а не в середине. Думаю, мы на грани этого (смеется). Все впереди еще!

— 24 команды — перебор?

— Хорошо, что мы не играем со всеми. Будет видно, когда этот турнир закончится. Если посмотреть на игру в группе, понятно, что не у всех команд была одинаковая возможность тренироваться. Например, Азербайджан собрался только перед началом чемпионата Европы, а Италия могла готовиться весь сезон и не прерываться. Это все понятно.

Видно, что уровень очень слабый. Такие игры и такой волейбол не совсем хороши для топовых команд: легче получить травмы, чем научиться играть. В нашей ситуации это хорошо, потому что у нас много молодых игроков. Даже легкие матчи, если так можно сказать, для них это особый этап практики, которая необходима, чтобы стать большими игроками.

— Впервые за долгие годы в обойме нет ни Наталии Гончаровой, ни Ирины Фетисовой, ни Ирины Королевой. Это непривычно?

— Я до этого не была в такой ситуации, потому что не так давно нахожусь с командой. Могу сказать, что все мы когда-то меняемся, завершаем карьеры или не присутствуем на тех или иных турнирах. Это жизнь, это нормально. Думаю, что это больше непривычно для болельщиков: эти фамилии звучали всегда. Их нет, и, наверное, им как-то пусто. У нас же идет работа по воспитанию тех игроков, которые есть в команде прямо сейчас.

— Многих волнует вопрос, почему в сборной нет Татьяны Романовой?

— Татьяна приехала на сбор, но из-за травмы не поехала на Лигу наций. Потом она была тоже не подготовлена, чтобы получить вызов в сборную. В итоге было принято решение, что в этом году Татьяна восстановит здоровье, начнет играть за клуб, а мы посмотрим.

В этом сезоне было много игроков, которые говорили, что не могут выступать за сборную из-за определенных травм.

— В заявку на Евро можно было включить 14 игроков, но мы привезли только 12. Почему?

— Были игроки, которые приехали на сборы, но не могли тренироваться в полную силу. Хотя какие там тренировки. На это почти не было времени. Надо было приехать, размяться и поехать на чемпионат Европы.

— Серджио Бузато говорил, что везет молодежь в Сербию для проверки перед предстоящим чемпионатом мира: команде нужен резерв. После группового этапа для вас есть игроки, в которых вы не сомневаетесь?

— Команда радует: те проигрыши, которые у нас были, показали, что все те, кто здесь, приехали не просто так. Это люди, объединенные желанием играть, побеждать и прогрессировать.

Формирование команды идет не за неделю-две. На это нужны годы. Этот групповой этап показал, что у нас есть резерв. Много достойной молодежи осталось в России, которую мы будем привлекать для того, чтобы была скамейка и скамейка для скамейки. У нас для этого все есть.

Что касается конкретных личностей, все девчонки нам знакомы. Они играют в российском чемпионате и всегда находятся на виду. Все те, кого мы привлекали и привлекли сейчас, оправдывают ожидания.

— Обсуждали с командой как-то тот негатив неверия в молодой состав, который образовался еще до начала турнира?

— Наши игроки находятся в идеальных условиях. Волейболисты настроены заниматься своим делом, поэтому от всего остального они ограждены. Все вопросы, касающиеся организационных, моральных и психологических моментов, решаются тренерским и медицинским штабом.

У нас ведется работа над тем, что нет ничего страшного в неопытности и молодости. Играть даже против титулованной Сербии не должно быть страшно. Мы даем им понять, что все возможно. Это помогает девчонкам спокойно выходить на площадку. У них все хорошо.

— То есть вы принимаете весь удар на себя?

— Для этого мы и работаем. Им же нужно заниматься волейболом, думать о волейболе, любить его и хорошо играть.

— Главная звезда команды прямо сейчас — 17-летняя Арина Федоровцева. У нее толком не было возможности отдохнуть. Она выдерживает такую сумасшедшую нагрузку сейчас, потому что еще молода?

— У нас очень много рассказывается об Арине Федоровцевой. Безусловно, это феноменальный человек и игрок, у которого есть большое будущее. Видно, что она с каждой игрой становится все лучше. Но я не могу сказать, что Арина сейчас является звездой. Звездами становятся, когда делают все, всегда и правильно. Арине еще нужно этого достичь.

У нас есть и другие звезды, как вы их называете, но сейчас они для меня неограненные алмазы. Их еще нужно сделать красивыми.

Арина устала: на нее свалилась психологическая и моральная нагрузка, еще и постоянное общение со СМИ. Безусловно, она устала. Я не думаю, что у нее этого нет. На молодости ли она все выдерживает? Конечно. Мы в молодости все бесшабашные: знаем, что все пройдет и будет хорошо. Нам просто нужно сделать, чтобы ей было спокойно. Лишний пресс Арине точно не нужен.

— Заметно, что к команде приковано особое внимание, и не только на этом чемпионате Европы. Как ограждаете игроков от этого?

— На Олимпиаде было хорошо: там ни один журналист, ни один телефонный звонок не проходил без согласования с нашим пресс-атташе.

Сейчас гораздо больше возможности пообщаться с игроками, узнать что-то индивидуально. Команда, приехавшая сюда и показавшая уже какой-то результат, вызывает повышенный интерес. Поэтому все общаются и разговаривают. Думаю, что девчонки сами принимают решение, с кем общаться, а кому отказывать. Это часть работы, которая необходима. К ней нужно относиться спокойно и терпеливо.

— Позиция связующей. На ваш взгляд, Полина Матвеева достойно подменяет опытную Евгению Старцеву на турнире?

— Этот вопрос больше адресован к тренеру: если Полина справляется с тем, что доносит до нее тренер, тогда он будет больше ей доверять, давать возможность играть. Раз Полина сейчас находится на площадке, думаю, она справляется с этим. У Жени появилась достойная замена, хотя она в любой момент может выйти и спасти команду, помочь ей или дать то, чего Полина пока не может. Здесь два возраста, две категории игроков, которые дополняют друг друга.

— Вы говорили о проблемах с приемом, но еще можно заметить, что команда почти не играет первым темпом. Как так вышло?

— Прием — слабое место, которое можно наработать и натренировать. Первый темп же часто не используется из тактических соображений. Иногда есть указание, когда нужно пасовать первому темпу. Здесь все зависит от соперника. Понятно, что мы должны играть в свой волейбол, но есть ситуации, которые обязывают приспосабливаться к оппоненту. Поэтому и происходят такие колебания.

— Как оцените групповой этап чемпионата Европы?

— Мне гораздо легче играть, чем наблюдать за происходящим с трибуны.

Считаю, что матч с Бельгией получился лучшим на групповом этапе для сборной России. Мне показалось, что стрессовая ситуация, которая присутствовала в игре, была больше, чем во встрече с Сербией. Там мы провели время продуктивно, наработали много моментов, с которыми не сталкивались. С Сербией же было больше характера и стремления доказать, что мы тоже можем что-то.

— В 1/8 финала на 99 процентов все были уверены, что нас ждет встреча с Хорватией. В итоге играли с Белоруссией. Это стало неожиданностью?

— Это волейбол. Бельгия не обошлась без травм, поэтому не смогла показать ту игру, которую демонстрировала против нас. Франция же собралась. В женском волейболе прогнозировать что-то даже за час до игры — невозможно.

Белоруссия на старте турнира не особо себя проявляла, а последние два матча провела отлично. Играть со своими в плей-офф — спокойно.

— И как вам матч? Получилось очень интересно.

— Это было ожидаемо. Мы предполагали, что будет именно так. Готовились к упорной борьбе с Белоруссией. У нас еще молодая команда, поэтому хорошо, что игра была такой ритмичной и наши девочки все выдержали. Хорошо, что все закончилось именно так. Теперь готовимся к следующей встрече.

— Вы стали генменеджером сборной в феврале 2021-го. От кого поступило предложение?

— В конце прошлого года. Первая инициатива была от Серджио Бузато. Мы говорили с ним лично. После этого федерация со мной пообщалась.

Честно, я не могла отказаться. Я пробыла в волейболе 30 лет. Это моя жизнь. Больше времени было здесь. Когда мне предложили, я понимала, что должна это сделать, если могу.

— Семья спокойно отпустила?

— Семья была в шоке. Муж был на моей стороне и сразу сказал: «Нет других вариантов: ты должна быть там, если есть необходимость». Поэтому я стараюсь, чтобы они были поближе со мной. Это получается.

— Вы говорили, что ставите для себя задачу — создать команду, которая будет добиваться высоких результатов. Сколько на это потребуется времени?

— Сколько усилий мы будем прилагать. Это не за неделю, месяц или два. Хорошая подготовка и желание приносят свои плоды. Главное — отдаваться в полную силу. Нужно верить в команду, в людей, с которыми ты работаешь.

Вот мы сейчас работаем здесь этой командой, и уже есть какое-то маленькое крылышко, которое пробивается. Ты видишь, что есть скачок. Болельщикам и любителям этого может быть не видно: много критики, осуждений. Но это нормально. Для нас же любое небольшое достижение — как первый шажок ребенка, его переворот с живота на спину. Этому очень радуешься. В такие моменты понимаешь, что движешься в правильном направлении.

— В команде нет психолога, но вам ли не знать, как настроиться на нужный лад, когда не все получается. Признавайтесь, вы в раздевалке и на тренировках выполняете функцию ментального коуча для девочек?

— У меня нет такого образования (смеется). Могу только применить волейбольное словцо. Плюс примеры из своей практики, из тех ситуаций, которые были у меня: все повторяется. Думаю, что это помогает девчонкам. У них же все так же, как и у нас.

РИА Новости

— Какой командный дух у нынешней сборной? Мотивационные фильмы? Тимбилдинги?

— Серджио пытается делать какие-нибудь мероприятия. Сейчас, увы, трудно что-то предпринять. Да, мы пытались заказать в Италии пиццу, в Токио просили нашу переводчицу купить какие-нибудь японские конфетки, чтобы порадовать себя. В большинстве случаев все просто пытаются отдохнуть.

— Когда волейболисток спрашиваешь, что будете делать в дни без матчей, они говорят о просмотре сериалов, чтении. Вдохновите их чем-то из вашего опыта, когда наступит будущее без ограничений.

— Когда закончат с волейболом, тогда и будет светлое будущее (смеется). Правда, не знаю, будет ли оно светлое. После завершения ты думаешь: «Пришел тот момент, когда ты можешь делать все, что хочешь». Вот только очень быстро начинаешь скучать по тренировкам и играм. Это же жизнь. Если ты выбрал такой путь, вряд ли увидишь недостатки.

— Чем вы больше всего гордитесь за те месяцы, что провели со сборной, и что хотите воплотить в реальность?

— Гордиться нечем. Я бы сказала, что горжусь результатом, которого мы достигли, но пока его нет. Мне бы хотелось плодотворной работы и медалей. У нас ведь вся работа заключается в наградах. Как поработаешь, такого цвета медаль и получишь.

«Это победа» — телеграм-канал Виктории Дмитриевой. Там еще больше крутого спорта!

Подписывайтесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене