Марина
Крылова

15 лет назад Шарапова показала, как зарабатывать на победах. Построить бизнес ей помог Уимблдон

История телефонного звонка, который принес больше $280 млн.

Теннис
1 июля 2019, Понедельник, 09:00
Getty Images

«Мария Шарапова — первая ракетка мира», — последний раз эти слова россиянка слышала в июне 2012-го. Зимой 2016-го Мария узнала, что сдала положительный допинг-тест. Через месяц об этом узнал весь мир. Потом были громкие судебные разбирательства, дисквалификация и резкие высказывания некоторых коллег. На этом фоне Шарапова выпустила автобиографию с не самым скромным названием — Unstoppable: My Life So Far — и продолжала вести переговоры с потенциальными спонсорами.

До всей этой истории с допингом именно россиянка 11 лет подряд признавалась Forbes самой высокооплачиваемой спортсменкой. Вернувшись в тур после дисквалификации, взобраться на вершину рейтинга не смогла, но добавила в свое рекламное портфолио (в актуальном на тот момент списке — Nike, Head, Porsche и Evian) многолетнее партнерство с крупнейшим швейцарским финансовым холдингом UBS. Мария вошла в консультационный совет, работа которого будет направлена на улучшение качества услуг, которые компания предоставляет своим клиенткам.

С личным бизнесом все тоже в полном порядке. Ее конфетный бренд продолжает завоевывать рынок благодаря дистрибьютерским соглашениям с Hudson Group (около тысячи магазинов в аэропортах и транспортных терминалах США и Канады) и SBE Hotel Group. Сладости Sugarpova можно купить в 22 странах мира. По подсчетам экспертов, к концу 2019-го продажи преодолеют порог в $20 млн. Всего же за свою спортивную карьеру Шарапова заработала больше $285 млн, из них призовые — только $37 млн.

А начиналось все с единственной компании — Motorola. И главную роль в этом сыграл финал Уимблдона-2004.

***

В Уимблдон Шарапова и ее команда приехали в начале июня, за неделю до начала турнира, чтобы акклиматизироваться и привыкнуть к местным кортам. Первый выход получился не самым удачным, но очень запоминающимся.

«Направляясь на тренировку, я на что-то наступила, — вспоминает Шарапова в своей автобиографии. — Я не знала, что это было, услышала только странный хлюпающий звук. А когда добралась до раздевалки, почувствовала жуткий запах. Наверное, так воняет в аду. Я с осуждением посмотрела на других игроков в комнате, пока не согнула ногу и не увидела собственную подошву. Там было дерьмо корги — самое мощное загрязняющее вещество животного происхождения».

На Уимблдоне о комфорте игроков заботятся со всех сторон. Предусмотрен даже специальный сервис для ситуаций вроде той, в которой оказалась Маша — форму можно сдать на чистку дежурному. Шараповой достался знаток примет, который взбодрил ее рассказом о старой уимблдонской традиции: «Мария, слышал вы на что-то наступили на лужайке. Это не собачье дерьмо. Я хорошенько его рассмотрел. Это сделала лисица. И это очень здорово! Вам очень повезет! Очень! Может быть, это даже значит, что вы выиграете турнир и разбогатеете».

***

Оригинальный прогноз Маша вспомнила только к четвертьфиналу.

«Мой мир стал меняться, — пишет Мария в своей книге. — Я еще никогда не проходила так далеко. Казалось, что весь мир, или что там от него оставалось, повернулся и внимательно посмотрел на меня. Будто я была черной дырой, которую необходимо срочно заполнить или объяснить. Персонажем, который появляется где-то в начале третьей части фильма, и вы почти слышите, как режиссер поворачивается к сценаристу и кричит: «А это еще кто такой? Расскажите же нам его чертову предысторию!» И все начали рассказывать обо мне и моем отце, о Юдкине и кортах в Сочи, о Мартине Навратиловой и нашей встрече в Москве, о годах борьбы — по телевизору один из комментаторов сообщил, что отец работал официантом, чтобы покупать мне мячи и ракетки».

Но в полуфинале Шарапова оказалась в шаге от того, чтобы разочаровать всех заинтересованных. Встретившись с Линдсей Дэвенпорт, она сходу проиграла первый сет и еле-еле вытянула второй. А потом вдруг преобразилась — и пятая ракетка мира уступила 17-летней россиянке со счетом 1:6.

На этой волне Шарапова обыграла в финале еще и Серену Уильямс, хотя за день до этого слегла с простудой. Это вообще ее характерная черта — играть особенно хорошо, когда от поражения отделяет один шаг.

«Если оставался розыгрыш хоть одного очка, даже если я отставала на два брейка и играла против соперника вдвое больше меня, я вела розыгрыш так, будто подавала в гейме, в котором мне оставалось нанести победный удар.

(Getty Images)
Getty Images

Надо быть достаточно тупым, чтобы не бояться. Каждый раз, выходя на корт, я верю в свою победу независимо от того, с кем я играю и каковы мои шансы. Именно поэтому меня так трудно победить».

***

Для победителей на Уимблдоне — свои традиции. Одна из главных, когда выигравший забирается по трибунам, чтобы отпраздновать успех со своей семьей.

«Я легко перепрыгнула заграждение вокруг медиа, — вспоминает Шарапова, — и стала подниматься подниматься по рядам к отцу. Мы начинали все это только вдвоем, и теперь должны были быть только вдвоем. Я люблю смотреть запись этого матча и наблюдать за Юрием в этот момент. Мой отец человек неэмоциональный. Но на пленке видно, как он пытается добраться до меня, а я до него. Как в глупом старом фильме. Наконец он добирается до меня, хватает меня и заключает в бесконечные объятия. В этих объятиях было все — вся наша борьба и все наши мечты.

(Getty Images)
Getty Images

Когда я стала спускаться, неожиданно вспомнила о мамочке.

— Эй, — крикнула я отцу — он уже был выше меня рядов на двадцать. — Я хочу позвонить маме!

Не задумываясь, Юрий достал свой мобильник из кармана и бросил его в мою сторону. Идеальный бросок — идеальный прием. Я стала набирать номер, когда подходила к телевизионной камере для послематчевого интервью».

С мамой в тот момент Маша так и не поговорила. Но кадр со стареньким папиным телефоном очень удачно попал на глаза представителям Motorola. Сюжет показался им достойным полноценной рекламной кампании.

(Getty Images)
Getty Images

«Люди из Motorola позвонили в IMG сразу же после Уимблдона и предложили снять рекламный ролик с моим участием. В нем я с ракеткой в руке болтала по новому телефону RAZR, который еще даже не появился на прилавках. Мне дали какой-то прототип, чтобы я носила его с собой. Классный, сверхтонкий и блестящий. Вместо того, чтобы носить в руках непонятно что, я превратилась в Джеймса Бонда, который ходит с новейшим образцом электронного гаджета. Помню, как раз в это время обедала в одном из суши-ресторанов в Нью-Йорке. У меня был телефон RAZR, и один из бизнесменов смотрел на меня и на телефон как коршун».

Западные СМИ оценивали стоимость того соглашения в $1 млн в год. Хорошие деньги, но менее известные конкуренты Motorola готовы были предложить в два и даже в три раза больше. При этом агент Шараповой Макс Айзенбад сразу же пресекал любые попытки не очень качественных брендов нажиться на имени своей клиентки.

Определенные риски в таком подходе были. Карьера россиянки только начиналась, и одна победа, даже на турнире «Большого шлема», не давала гарантий, что ее продолжение будет ярким. Но стратегия Айзенбада сработала. TAG Heuer, Colgate & Palmolive, Land Rover, Tiffany & Co, Head, Samsung, Evian — вот неполный список брендов, которые пришли следом за Motorola. И очень помогли Шараповой построить ее бизнес-империю.

В материале использованы цитаты из книги Марии Шараповой Unstoppable: My Life So Far.

Подписывайтесь на страницу Sport24 Вконтакте!

Поделиться
0
0