logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Антон
Матвеев

Андрей Рублев: «Я не хотел «навязать борьбу» Надалю. Я хотел выиграть у него»

Эксклюзивное интервью четвертьфиналиста US Open. Российского четвертьфиналиста.
ТеннисUS Open
20 сентября 2017, Среда, 13:30
Getty Images

«Димитров думал: «Что это вообще такое?! Почему молодой со мной на равных играет?!»

Сборная России только что сенсационно проиграла матч Кубка Дэвиса Венгрии, а Рублёв уступил первую игру в пятисетовом триллере совместного с Мартоном Фучовичем производства. Однако август и сентябрь 2017-го — все равно самые крутые месяцы в карьере Андрея.

19-летний парень вышел аж в четвертьфинал US Open, не заметив на своём пути, например, Григора Димитрова и Давида Гоффена. Болгарин прямо перед Открытым чемпионатом США выиграл свой первый Masters, а бельгиец только что вывел Бельгию в финал как раз Кубка Дэвиса.

Зачехлил Рублёва только Надаль — но Рафа вообще всех зачехлил в Нью-Йорке. Главное, что Андрей блестяще выступил на турнире Большого шлема, вскочил на 37-е место в рейтинге ATP и, тьфу-тьфу, не собирается на этом останавливаться.

— Начнём с самого главного: все приятно шокированы твоим успехом на US Open. Легко сказать банальное «я играл от матча к матчу», но давай начистоту: до турнира ты всерьез думал, что можешь пройти так далеко?

— Я знал, что мой уровень позволяет бороться с игроками самого высокого уровня. Не было четкой мысли «я всех порву» или, наоборот «в первом-втором круге вылечу». Просто настраивался показывать свою игру. Если это удастся, то шанс у меня будет в матче с любым соперником. По сути, так и вышло.

— Да, но ты не первый день знаешь, что можешь играть хорошо. Откуда взялась такая бешеная уверенность именно на Большом шлеме?

— А я бы не сказал, что изначально ее чувствовал. Просто говорил себе: «Играй так, как умеешь. Агрессивно, в атакующий теннис». И не важно, в идеальном состоянии я сегодня, или меня что-то беспокоит. Ветер не ветер, нервы не нервы, в порядке я не в порядке… Все равно. Надо было просто играть в тот теннис, который у меня получается.

— Это все звучит здорово, но когда уже во втором круге попал на Димитрова, не подумал: «Ну все, собираю чемоданы»? Григор-то был в отличной форме, девятая ракетка мира, один из теневых фаворитов всего US Open…

— «Блин, игрой-то я могу его переиграть, а вот уверенности нет». Вот что творилось в моей голове. Мне нужен был опыт матчей с такими игроками. В теннисном плане не проблема бороться с Димитровым. Но психологически я, честно скажу, в себе сомневался.

— И зря — ты ведь, наоборот, умудрился отыграться с 2-5 в первом сете и 1-4 во втором.

— Мне кажется, сам Григор не хотел принимать то, что я могу его обыграть. Не мог смириться с тем, что 19-летний парень его победит. Поэтому Димитров позволял себе шальные удары. Мол, типа, что это вообще такое? Почему этот молодой со мной на равных борется?

Наверное, он думал, что будет лёгкий матч. А когда завязался равный — оказался не готов.

— Странный сценарий: обычно как раз молодой может повести у опытного топ-теннисиста с брейком, но потом, на классе, более сильный игрок вырывает победу в сете. У тебя с Димитровым все получилось наоборот.

— Чаще всего первый сюжет происходит из-за давления на топового игрока. Он немного зажат, обязан побеждать, а молодому нечего терять, и у него получается какое-то время показывать сверхтеннис. Но так нельзя провести всю игру — наступает спад у молодого, и, как ты и сказал, опытный берет свое.

А я скорее всю встречу провел относительно ровно. Просто Григор в определенные отрезки был лучше, потому и вел с брейками. Но даже когда я проигрывал — показывал свою игру, ловил нужный ритм. Ничего не менял, не паниковал, а продолжал биться за результат.

— Григор что-то по-русски сказал тебе у сетки?

— Да нет, а должен был? Разве он знает русский?

— Маша Шарапова наверняка научила.

— А, ты об этом… На самом деле я в туре лично знаю почти всех, кроме как раз Димитрова. Потому он просто меня поздравил. Признал ли, что я победил по делу? Не знаю, не говорил такого. Сказал: «Молодец».

«Лучший матч в карьере я сыграл не на US Open. А против Фоньини в Умаге»

— После «матча жизни» теннисист часто проваливает следующий, проигрывает непонятно кому. А у тебя в третьем круге как раз в соперниках был неуступчивый, но среднего уровня Джумхур.

— Я по юниорам вот именно так регулярно проигрывал. Выигрывал матч у сложного соперника, а потом вылетал от довольно простого. Так что негативный опыт уже имелся.

Поэтому я не думал: «Да какой там Джумхур, Господи, его-то точно обыграю». Но, с другой стороны, уверенность была — я ведь уже побеждал Дамира, да и с теннисистами такого стиля мне легче играть.

В плане ударов я во всех компонентах лучше Джумхура. Вот третий круг зависел только от меня. Сделаю все правильно — выиграю. А с Димитровым сделаешь все правильно — и все равно можешь проиграть.

В скорости и ударах я должен был переигрывать Дамира. Он быстро бегает, мало ошибается. Но отдает инициативу.

— Ухудшенная версия Маррея.

— Ну да, можно и так сказать. Мне нравится, когда я контролирую ситуацию. А не когда в важный момент мне прилетит, условно, три эйса, куча ударов навылет и так далее.

В розыгрышах с Джумхуром я должен был лидировать, вести игру, развивать атаки. Что и делал.

— Но Гоффен как раз из тех, кто и навылет пробьет в любой момент, и подавать может классно.

— Он недавно оправился от травмы, и я тоже понимал, что победить реально. Плюс в плане психологии после Димитрова уже чувствовал себя увереннее. Хотя, скажем, подавал я намного лучше против Григора. С Гоффеном не так хорошо. На задней линии плюс-минус одинаково с обоими.

— Лучший матч в карьере — это Димитров или Гоффен?

— По результату они лучшие. Но по качеству игры — нет. Тот же Димитров все-таки в третьем сете уже сдал, в первых двух мне надо было по четыре-пять сильных ударов исполнять для выигрыша розыгрыша. А в третьем хватало и одного-двух.

Гоффен из-за травмы тоже в конце так себе передвигался по корту. Мне по уровню игры понравился полуфинал с Фабио Фоньини в Умаге. Тот самый турнир, который я выиграл. Там в решающем сете и темп был крутой, и удары отличные. Мы оба не хотели проигрывать, за каждое очко нереально боролись, делали минимум невынужденных ошибок. Любой розыгрыш нужно было именно выигрывать. Я весь матч держал очень высокую планку игры.

Даже было чувство, что я вышел на новый уровень. Что, конечно, безумно порадовало.

— Как вообще играть с Фоньини? Он же просто псих, неуправляемый совершенно: сначала пять раз навылет ударит, а потом устроит истерику и подарит тебе те же пять очков.

— Ну он на самом деле нереально талантливый. При правильном подходе Фоньини был бы игроком топ-10, выигрывал бы крупные турниры.

— Да, но, по-моему, правильным подходом там и не пахнет.

— Фабио действительно часто не настраивается на матчи. Выходит расслабленный, вальяжный. В первый раз я с ним играл, когда мне было 16 или 17 — и он меня вообще всерьез не воспринял. Ну так я и взял легко первый сет, легко вел во втором… Но потом Фабио включился. И я в итоге проиграл матч.

А в Умаге он уже с первого мяча работал по полной. Провалы случались — но в том же третьем сете Фоньини играл даже лучше, чем в первых двух. Но, к счастью, мне удалось тоже прибавить. Что со мной редко бывает в решающих сетах.

«Какой смысл ныть: «Ой, мне не повезло с сеткой, Надаль в четвертьфинале»?!»

— Вернёмся к US Open: не обидно было смотреть на другую половину сетки, где вообще не осталось топ-теннисистов? Там и финал не выглядел бы утопией…

— Ну, конечно, я понимал, что из нижней половины мог бы выйти как минимум в полуфинал, да. Но всё равно грех жаловаться. Я впервые в жизни прошел так далеко на US Open, это очень круто! Смысл ныть: «Ой, мне не повезло с сеткой, Надаль в четвертьфинале»?!

Тем более если ты хочешь добиваться успеха на Больших шлемах, то надо уметь побеждать лучших игроков. Тут ведь и в первом круге может достаться тот же Надаль или Федерер. А я с Рафой только в четвертьфинале встретился. Не так уж и плохо.

Окей, разок повезло с сеткой, и ты прошел далеко. А дальше что? Всю жизнь молится на сетку, а так постоянно вылетать в первом-втором кругах? Не мой вариант.

— После поражения от Рафы ты сказал: «Это большой урок для меня». Верю в искренность, но сам факт поражения тебя, выходит, не сильно и огорчил?

— Да нет, почему, я расстроился. Еще как! Я выходил на матч против Надаля, чтобы выиграть. Не было мыслей: «Против Рафы играть невозможно. Четвертьфинала мне достаточно».

Потому я хотел не просто «навязать борьбу» Надалю. Я хотел сделать все возможное, чтобы выиграть матч. Есть ведь теннисисты, которые в матчах с топами размышляют примерно так: «О, счёт 5-5 в сете, какой я классный, до сих пор на равных играю!». Я бы в такой момент попробовал чуток поддавить и выиграть сет у Рафы.

Другое дело, что до счёта 5-5 я ни разу с ним не дошел (смеется)…

— Игра с Надалем не вгоняет в депрессию? Вот есть у тебя отличный форхенд, ты бьешь прямо под заднюю, по углам разводишь, а человек всё равно достаёт… Это сильно бесит?

— Не сказал бы. Я вообще не волновался, нормально пробивал. Но вот подавал очень плохо… Даже не знаю, почему.

Порой бывают матчи, когда тупо из-за нервов не выходит хорошо подавать. Просто нормально не подкидываешь мяч, не вкладываешься в удар. А с Рафой вроде все было ок, но не шло.

Не очень проходила первая. Но даже если проходила — не самая сильная, где-то 180 км/ч. И Надаль очень хорошо принимал под заднюю линию, глубоко. А мне нужна была инициатива. Приходилось рисковать, отсюда много ошибок. Короче, Рафа сразу с приёма давил. Если я выкидывал мяч — проигрывал розыгрыш.

Тогда как Надаль, наоборот, почти в каждом гейме минимум 2 мяча выигрывал чисто за счёт подачи. А у меня за весь матч таких очков было штуки 3-4… Я уж молчу, как агрессивно бил Рафа с моей второй подачи.

Будь у меня подача как с Димитровым — был бы совершенно другой счет, другая борьба. Только при 1:3 в третьем сете я начал нормально вводить мяч в игру. Но было уже поздно… Хотя я тогда лидировал в каждом розыгрыше, именно за счет подачи. Только вот с Рафой надо каждый гейм так подавать. А не только в середине третьего сета.

— Не надо громких слов «в следующий раз я обыграю Надаля», но это уже будет другой теннис, другой уровень борьбы?

— Уверен, что да. Счёт точно будет другим. В конце концов, на US Open у него выигрывали сеты ребята, которых и я обыгрывал. У меня есть уровень игры, чтобы бороться с Надалем на равных.

— Проиграв Надалю, был уверен, что Рафа выиграет турнир?

— Я верил, что Федерер может победить Надаля. Но после поражения Роджера от дель Потро… Стало очевидно, что Надаль возьмет US Open.

Когда я играл с Надалем, он так здорово пробивал с одной руки, что было очень тяжело успевать ногами, доставать мячи. А ведь дель Потро только первый сезон играет после травмы. Ему изначально по движению было очень тяжело. Плюс удар слева у аргентинца не на том уровне, как раньше. Так что шансов у дель Потро было минимум. Вот если бы Хуан Мартин все подачи лупил в линии по 220…

— Теперь для тебя поражение в, скажем, втором круге Большого шлема будет разочарованием?

— Скорее да. Но любой БШ может сложиться как угодно… Уровень игры-то у всех есть на таких турнирах. Просто кто-то может показывать его долгое время, а другие только один-два матча.

Какой-нибудь 80-й номер рейтинга одну игру возьмёт и выдаст просто феерическую. И обыграет фаворита. Но это будет разовая акция, на весь турнир его не хватит. Я очень постараюсь, чтобы меня в будущем хватало. Как в этот раз в Нью-Йорке.

«В Нью-Йорке Ума Турман посмотрела фильм Kill Rublev»

— Знаешь, что твою игру с Надалем посетила сама Ума Турман?

— После игры увидел в Интернете. Ну, думаю, она пришла явно не ради меня (смеётся). А ради Рафы, естественно.

Ну а так я смотрел фильмы с ней. Kill Bill и другие… Можно сказать, что она в Нью-Йорке посмотрела Kill Rublev! Вообще пока на мои матчи особо не приходили знаменитости. Для этого надо чаще играть на крупных турнирах, на главных кортах…

Getty Images

— В одном из интервью в США ты сказал, что раньше «бился головой о стену». Мол, неправильно тренировался, а сейчас изменил свой подход. Андрей Рублев больше не будет биться головой о стену?

— Ну, такого занятия в моих планах нет (смеется). Если серьёзно, я не халявил, я всегда старался, много работал, но… Сам процесс был неправильный. Он не позволял мне играть на хорошем уровне ATP.

Сейчас мы работаем в ином ключе. С другой интенсивностью, ритмом. И теперь есть понимание, что я могу играть стабильно, на серьезных турнирах. Без битья головой.

— Раньше во время матчей ты устраивал римские трагедии: очень нервничал, злился на себя, бросал ракетки и так далее. В этом году стал заметно спокойнее — как научился справляться с эмоциями? Валокордин пьешь перед матчами?

— Нет-нет, ничего не пью! Конечно, нельзя убрать эмоции в одну секунду, по щелчку. Но я головой понимаю, что надо от них избавляться. Потому как-то органично получается. Начал действительно меньше нервничать. Хотя всплески все равно иногда случаются… Но в целом все меньше и меньше срывов.

Вторую часть эксклюзивного интервью с Рублевым, где Андрей прокомментирует самые смачные фотографии из своего Инстаграма, читайте на 8news в пятницу.

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0