logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Виктория
Дмитриева

«Мечтаю полететь в космос и попасть в „Танцы со звездами“». 2-кратная чемпионка Олимпиады, синхронистка Чигирева

Интервью «странной женщины»!
Другие виды спортаОлимпийские игры
14 сентября 2021, Вторник, 09:05
instagram.com/chigirevavlada

Синхронистки — уникальные спортсменки. Они успевают тренироваться 24 на 7, выигрывать одни соревнования за другими и рассказывать об этом в соцсетях. При этом каждая из девушек остается самодостаточной личностью. Одна из них — двукратная олимпийская чемпионка, многократная чемпионка мира и Европы Влада Чигирева. После возвращения из Токио она практически не спала, потому что сейчас живет в бешеном графике награждений и встреч. Sport24 удалось поймать Чигиреву и расспросить примерно обо всем [разговор с Чигиревой состоялся в августе].

Ниже — ответы на все самые волнующие вопросы. Да-да и про продолжение карьеры тоже.

— В каком графике сейчас живет двукратная олимпийская чемпионка Влада Чигирева?

— В графике максимального отсутствия сна (смеется). Я поняла, что полноценно спала только один день после возвращения из Токио. И то подорвалась рано утром, что странно: я ведь еще жила по японскому времени.

После финала мы ездили на интервью, вернулись только в 2 ночи, пока смывали макияж и желатин с волос уже 4-5 утра, а вставать рано. Потом было закрытие Игр. Еще прошлись по деревне, чтобы насладиться всей этой атмосферой. Мы жили напротив австралийцев и, мне кажется, там все спустились вниз, была музыка, толпа людей, все друг с другом знакомились. И вот мы опять не поспали, потому что утром надо было ехать в аэропорт. В самолете тоже не удалось поспать. Затем нас из Внуково повезли на празднование в центр города. Все так завертелось.

Когда у меня прилетела мамуля, я обняла ее, поняла, что в родном доме и сразу уснула. Я уже не могла никому ничего рассказывать, делиться впечатлениями. Проспала 8 часов, а потом все снова закрутилось: полдня в Питере, мероприятия, телевидение. Это такие классные эмоции, которых так не хватает, когда ты закрыт на базе.

Мы ведь могли выезжать после каждой пятидневки только, когда вакцинировались. Я даже думала съездить в Питер на день, а рано утром вернуться в Москву, но отдых был так важен, поэтому пришлось отказаться от этой идеи. Мы даже с родными почти не виделись. Писали им, чтобы они сдали перед встречей тест. Они сначала были в шоке, а потом понимали, что это ради общей мечты.

— Санкт-Петербург — любимый город?

— Ой, у меня столько любимых городов.

В Санкт-Петербурге я бывала только на соревнованиях. Это были не самые лучшие воспоминания: нас поселили в какую-то жуткую гостиницу в часе езды от бассейна. Эти соревнования пару лет назад нас очень вымотали. Потом два раза я приезжала в Питер на один день. Это была феерия: город сносил меня волной и заносил обратно в Москву. Мне хочется теперь туда возвращаться. Он мне напоминает мой любимый Париж. Я вижу такие же улицы, перекрестки, здания. Думаю, это хорошее сравнение. Это города с душой.

Помню, когда в 2020-м заболела ковидом прямо перед отпуском, сидела в четырех стенах 19 дней, смотрела фото друзей в инстаграме, которые были в Питере, и думала: «Блин, я хочу в Питер. Мне срочно туда нужно». Когда мне предложили приехать, я не раздумывала и сразу сказала: «Да, я еду. Все равно куда, все равно зачем, но еду».

— Не обижает, что такое повышенное внимание к вашему виду спорта только раз в четыре года?

— Нас это расстраивает, но мы не ходим обиженными, пытаясь от этого отречься. Мы даже немного отодвинули свои отпуска, понимая, что сейчас нужно насладиться этим временем.

Конечно же, хотелось бы, чтобы наш вид спорта был популярнее. Хочется увидеть шоу на телевидении со звездами не только танцевальные и ледовые, но и про синхронное плавание. Было бы интересно. Знаю, что пытались сделать такой проект, но не получилось.

Еще хочется развивать синхронное плавание и нести его в массы, потому что оно совмещает в себе так много. Я любила танцы, музыку и плавание. И только этот вид спорта мог совместить мои желания и мою любовь в одном месте. У нас есть хореография, похожая на балет и художественную гимнастику, некоторые элементы схожи с прыжками в воду, акробатикой и водным поло, также проводятся плавательные отборы, чтобы попасть в сборную. Здесь невозможно не быть разносторонне развитым.

Я смотрю на маминых учеников, которые не пошли по спортивной дороге, синхронное плавание их закалило, они супер специалисты во всех своих областях. Татьяна Николаевна [Покровская] правильно говорит, что синхронное плавание — спорт для умных.

— Когда в 13 лет переезжала из Ростова в Москву, думала, что карьера, где нет места серебру и бронзе, будет такой крутой?

— До сборной нужно пройти такое количество отборов. Ты каждый раз должен всем доказывать, что достоин быть в старшей сборной, можешь идти дальше. Юношеская и юниорская сборная, которые ты прошел, не гарантирует тебе место в национальной команде. Есть много историй о звездах, которых видели олимпийскими чемпионами, но в сборной они ломались и физически, и морально. Было такое, что человек отпросился в туалет, а сам уехал с базы. Но есть и позитивные истории про тех, кто никуда не попадал, потом проходил отбор у Татьяны Николаевны и добивался успеха.

Главное — показывать характер. Если ты олимпийская чемпионка и чемпионка мира, это не значит, что у тебя есть место в команде. Нет, каждый раз ты должен доказывать, что являешься лучшим.

— Почему в команде тебя называют странной женщиной?

— Ха-ха-ха. Я до сих пор не разобралась, с чем это связано. Меня так назвала Татьяна Николаевна, а потом и девчонки подхватили. Просто я чуть-чуть иначе мыслю, говорю, шучу. В такие моменты мне говорят: «Как можно было до этого додуматься? Ну, странная женщина». К этому я абсолютно позитивно отношусь. Знаешь, за всю карьеру у меня было столько прозвищ, что это является самым безобидным (смеется).

— Подготовка ко второй Олимпиаде была для тебя не самой легкой. Проблемы с коленной чашечкой — самая серьезная травма в карьере?

— Да, она самая серьезная. Эту травму я переживала и физически, и психологически. Мне из-за нее пришлось пропустить сезон: коленная чашечка вылетала трижды. Я до последнего пыталась лечить ее консервативно и была похожа на качка: нога была такой накаченной, что должна была удержать все на месте, но на простейшем элементе колено снова вылетело. Тогда уже вопрос с операцией решился сам собой. После нее я заново училась ходить.

Самым главным и правильным решением было вернуться чуть позже запланированного: это позволило пережить мне следующий год. Я рада, что прошла этот путь. Этот опыт сделал меня сильнее.

Были ведь и другие проблемы: перенос Игр, другие травмы. Поэтому могу сказать, что наша токийская медаль, которая много весит, досталась нам тяжелее. Каждый проходил через боль и потери. Медали из Рио и Токио — мои дети. Я не могу сказать, какую из них люблю больше. Пять лет назад я исполнила детскую мечту, а сейчас выиграла медаль будучи матерой спортсменкой, которая преодолела много препятствий.

— Ковид — еще одна из проблем. Для тебя этот период после того, как ты училась ходить, был тяжелым или все же нет?

— Когда я заболела ковидом первой в команде, старалась искать позитив. Я понимала, что уже прошла тяжелое восстановление, поэтому смогу справиться и с ковидом. Ты правильно сказала, не заново же ходить нужно учиться. Даже закрытую базу и изолирование друг от друга мини-группами я воспринимала, несмотря на то, что все происходящее в мире — печально, как новый виток в жизни. Было время на просмотр фильма, учебу, уборку в комнате.

В Токио я старалась жить также. Говорила себе: «Этот флаг тоже красивый: на нем есть олимпийские кольца, а это очень символично. Концерт Чайковского — красивое произведение. Все знают из какой мы страны». Было приятно, несмотря на запреты, что на разминке нас объявляли как сборную России.

— Ты признавалась, что тебе не хватает живых концертов, спектаклей из-за пандемии. Когда была в Санкт-Петербурге, не тянуло в театр?

— Когда мы еще не изолировались, я была рада, что вернули возможность посещать общественные места с заполняемостью на 50 и 70 процентов. Мне этого не хватало. Я кинестетик. Мне нравится все трогать, гладить. Когда ты встречаешь своего друга, но не можешь его обнять, это тяжело. Я люблю обниматься (улыбается).

Помню, что на первый концерт смогла попасть только осенью. Это был сольник моей подруги Мари Краймбрери. За день до вылета на сбор я поехала на ее выступление, чтобы поддержать и насладиться этой атмосферой. Это было после тренировки, которая закончилась поздно, но я все равно нашла в себе силы. Ни разу не пожалела. Да, я была все время в маске, держалась на расстоянии, но смотрела на танцующую и поющую толпу и думала: «Надеюсь, когда-то все будет прежним».

— Синхронистки — самые активные из российских спортсменов в соцсетях. Даже на сборе, где вы были закрыты, успевали делать контент, несмотря на тренировки. У нас в стране некоторые тренеры против излишнего сидения в телефонах. Вам хоть раз прилетало от главного тренера за это?

— Мне не прилетало. Прилетало другим членам команды, которые еще больше занимаются своим инстаграмом (смеется). Но есть злые языки, которые стараются донести информацию не в том русле, поэтому бывало, что приходилось доказывать обратное. Не скажу, что я активная в инстаграме, но стараюсь. Понимаю, что там могу показать свою творческую натуру. Не все свое я могу показать в группе.

Мы с девчонками делаем контент ненавязчиво. Это происходит или между тренировками, или после, или в выходной.

— Самая безумная идея, которую вы воплотили или не воплотили в жизнь?

— Самая классная идея была поменяться местами с прыгунами в воду. Это есть у Маши Шурочкиной в инстаграме. Я хотела сделать то же самое с художественной гимнастикой. Мы уже договорились с Настей Татаревой (олимпийская чемпионка, многократная чемпионка мира и Европы в групповых упражнениях. — Sport24) встретиться в выходной в Новогорске. А через несколько дней нашли положительный тест на базе и нас всех изолировали.

У нас в команде нет пиарщика, поэтому все идеи мы сразу же стараемся воплотить, несмотря на усталость и отсутствие времени. Так было с танцем под песню «Uno» группы Little Big. Мы записывали видео час после тренировки. Так было с промо-роликом, который делала Саша Пацкевич. Мы тоже оставались и записывали. Сначала снимались в футболках с российской символикой, потом поняли, что не сможем его выставить и перезаписывали в другой одежде.

Что мы не воплотили? Мне кажется, мы постарались сделать все, что хотели. Единственное, что мы не сделали, не сходили командой в караоке. Мы очень хотим, но пока не получается.

— У тебя же еще есть канал на ютубе, но там всего два видео. Почему не стала развивать?

— Я не помню, что там за первое видео, а вот про второе расскажу. Это было видео для проб фильма, съемки которого будут в космосе. Там будет сниматься Юлия Пересильд. Я тоже хотела: понимала, что физически подхожу, а актерское мастерство можно подтянуть. Не знала наизусть «Письмо Татьяны к Онегину», а это был последний день отправки заявок, поэтому пришлось читать с листа.

Потом для своего успокоения выучила отрывок. Повесила его там, где мы смотрим телевизор. Вся команда подключилась к этому процессу. Мы окультуривались вместе, когда было чуть больше свободного времени. Потом было уже не до Татьяны: там другая Татьяна главенствует (смеется).

К сожалению, я не прошла, но кто знает, какие еще сумасшедшие проекты меня захватят. Опять придется вспоминать о ютубе, чтобы залить видео. Надеюсь, что у тех, кто полетит в космос, все получится. Тогда мы будем первыми, если Илон Маск не успеет улететь с Томом Крузом.

— Что тебе было бы интересно попробовать помимо съемок в кино?

— Я хочу научиться пилотировать самолет. У меня уже есть пилотная книжка. Когда я была в Америке и Европе, наработала летные часы. Взлет и посадку сама не делаю, но все впереди. Занимаюсь в свободное время по приложению в телефоне, изучая теорию. Еще подтягиваю английский. Если все получится, это может поспособствовать моей мечте полететь в космос.

Если говорить о планах, которые быстрее воплотить в жизнь, я хотела бы в проект «Танцы со звездами». Тем более у меня мама восхитительно танцует. Стараюсь посещать все ее выступления. Мне нравится танго, карибская программа. После спорта или в перерыве я бы с удовольствием практиковалась в этой сфере.

Ну, и серфинг еще. Это моя любовь.

— Ты много говоришь о космосе, мечте оказаться там, но тебе ведь удалось там побывать в программе «Парад планет». Как она появилась?

— Мы долго делали программу. До последнего переделывали с Денисом Гарнизовым музыку. Я была за нее ответственна.

У нас были сильные образы в произвольных программах до. Вспомним «Мольбу» в Рио, программу которая строилась на боли, вере, страданиях, молитве. Каждый вложил частичку своей души. Она была признана лучшей программой за всю историю. Когда составляли «Шаманов» понимали, что будет сложно приблизиться. В «Мольбе» был сильный образ, а здесь образ дополняла сильная постановка: вся хореография была с двумя руками наверху, были новые поддержки, которые в мире никто не делает, а еще музыка написалась под образ.

К «Параду планет» же не было сильной музыки. Плюс мы опасались проблем с авторскими правами. Они были у белорусок, которые целый год работали под одну композицию, вынуждены были от нее отказаться, потому что студия заломила цену в 40 тысяч долларов, чтобы они могли ее использовать. У гимнастки Гели Мельниковой запросили 25 тысяч, поэтому ей пришлось менять музыку для вольных упражнений. Так мы и решили, что музыку лучше написать.

Мы подключили Дениса Гарнизова, который делал музыку к «Шаманам». Потом он показывал мне все варианты музыки, к чему это в итоге привело и я такая: «Ого, разве так могло быть?» Дальше мы стали под нее придумывать движения. Хотели и знаки зодиака, и ящик Пандоры. У нас даже был конкурс, в котором участвовала вся команда. В итоге Татьяне Николаевне пришла идея с темой космоса: у нас было много элементов с названиями на эту тему. Еще и в музыке были такие нотки. Все очень сходилось. Даже юбилей полета Гагарина в космос был в этом году.

У нас получилась сильная программа. А еще неожиданные купальники. Их сшила Ольга Базалова из Санкт-Петербурга за неделю или за 10 дней до отлета в Улан-Удэ. Мы восхищаемся ее работой. Она делала все дистанционно, поэтому мы сами снимали с себя мерки. Все так здорово получилось: мы их примерили и сразу же улетели на сбор.

— Татьяна Покровская сказала, что предлагала показать эту программу на чемпионате Европы, но вы ее отговорили. Почему?

— До 2012 года наша команда не показывала свою произвольную программу до Олимпийских игр. В 2015-м нам нужно было менять программу, но «Мольба» была нам слишком дорога, поэтому мы с ней выступали второй год. Потом ее больше не трогали. Мы знали, что не покажем ее лучше, чем в Рио.

Тут же мы понимали, что у нас много новых элементов, которыми мы не хотим делиться до Токио. Нам хотелось поразить зрителей, судей. И мы не прогадали. В Японии все равно не удалось скрыться, но было приятно, что все подходили и восхищались программой.

Татьяна Николаевна хотела показать ее на Европе, чтобы обкатать. Мы ее показали на «Озере Круглом». Позвали всех желающих, кто находился там. Спортсмены, тренеры и персонал пришли к нам с флагами, кричали, хлопали и мы понимали, что нужно наслаждаться этим моментом, потому что в Токио не будет зрителей. Тренеру понравилось наше выступление, поэтому она была спокойна.

— В день вашего финала болельщикам было волнительно. За некоторое время до этого мы остались без золота в художественной гимнастике. Вы не переживали, что судьи могут начудить?

— Я никому из команды этого не говорила, но начала переживать, когда все говорили, что «впервые за столько-то лет золото выиграли…». Слышала это постоянно и думала: «Не дай бог это впервые будет в обратную сторону». Когда увидела наших соперников, они не заставили меня расслабиться.

Выступление сестренок Авериных мы смотрели, когда желатинились. Они показали все свои лучшие стороны, но оценки заставили задуматься о том, что творится странное. После заключительной тренировки мы пошли краситься и кто-то увидел, что Дина заняла второе место. Это сказали не всем, чтобы не нервировать. Я понимала, что нам нужно показать лучший вариант, который мы делали на тренировках.

После выступления, когда нам выставляли оценки, все сжималось внутри. Я не прыгала и не смеялась. Мы даже не пошли на интервью, оставшись смотреть выступление Китая. Только после этого случился всплеск эмоций. Я начала плакать. Долго не могла поверить, что наша команда снова лучшая.

— А как воспринимали насмешки из-за того, что у нас самая возрастная команда?

— Здесь нужно понимать, что у нас в России самая сильная школа синхронного плавания. Очень много достойных девочек. Скамейке запасных нет конца и края. Всем хочется попасть в сборную, а тут мы, которые идут на свои вторые, третьи и четвертые Игры. В эти моменты не все понимают, что это не дается просто. Это колоссальная нагрузка. Мы старались с девчонками держаться вместе, когда слышали про возрастную команду и пенсионный фонд.

Когда я узнала, что девчонки возвращаются, у меня отлегло. Я понимала, что с этими спортсменками мне будет спокойно. Опыт в нашем виде спорта играет большую роль. Хотя наши молодые, хочу отметить Веронику Калинину, тоже прошли огонь, воду и медные трубы.

— В этот раз вы не купали Татьяну Николаевну в бассейне после победы. Не боитесь, что сборную отставит удача из-за того, что нарушили традицию?

— Традицию нарушили еще в 2017 году. И после этого все было в порядке. В Токио мы были готовы скидывать тренеров в воду, но они попросили этого не делать. У них были на тот момент некоторые проблемы со здоровьем. Мы их очень хорошо окропили водой. Там прям весь бассейн вышел (смеется).

— В Улан-Удэ на последнем сборе вы с девочками успевали не только готовиться к Играм, продвигать синхронное плавание, но и следить за коллегами по сборной. Чье выступление в Токио произвело самое сильное впечатление?

— У нас был день, когда поменяли зал с водой, поэтому мы смогли посмотреть спортивную гимнастику. Мы держали скрещенные пальцы, кулачки и так переживали. Еще у всех трансляции грузились с разной скоростью. Слышим, что кто-то радуется и такие: «Мы победили? Победили?» И никто не отвечает. Когда уже увидели итог в своей трансляции, так визжали.

Когда плыл Евгений Рылов, мы тоже были в зале. Очень за него болели. Мы вообще следили за всеми пловцами. Эмоции были невероятные. Потом делились ими с ребятами в олимпийской деревне, когда встретились.

— Твоя цитата: «После Рио-2016 чувствовала, что еще не сказала своего слова в синхронном плавании». Как с этим сейчас?

— Мне есть, что сказать. Будет у меня это слово или нет, узнаем чуть позже. Мне приятно, что мой олимпийский путь начался именно с Рио. Следующие Игры будут еще в одном моем любимом городе — в Париже. Мне бы хотелось, чтобы карьеры завершилась в таком знаковом месте. Пока не знаю, как будет дальше. В мире много интересного, хочется пробовать все, но физические силы на продолжение карьеры у меня есть. Будет как будет. Еще не до конца отошли от Олимпиады.

— Получается, Покровская лукавила, когда заявила, что весь состав завершает выступление после Токио?

— Она понимает, что сезон был сложный. И больше в моральном плане, чем в физическом. Сейчас нам нужно время на отдых. Команда будет обновляться. Посмотрим, как пойдет. Чемпионат мира будет весной в Японии. Такого никогда не было. Чуть позже узнаем, кто туда поедет. Кто знает, может быть это буду я (улыбается).

«Это победа» — телеграм-канал Виктории Дмитриевой. Там еще больше крутого спорта!

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0