logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Марина
Крылова

В теннисе — революция. Джокович, Надаль и Федерер решают все даже на карантине

Время больших перемен.
Другие виды спорта
5 мая 2020, Вторник, 16:00
Getty Images

Sport24 — о том, каким будет тур после возвращения.

Финансовая реформа

Ни для кого не секрет, что теннис — один из самых дорогих видов спорта. Игрок, который участвует в турнирах и зарабатывает деньги, сам оплачивает услуги тренера или спарринг-партнера, заботится о медицинской страховке или билетах. У большинства спортсменов в других видах все устроено иначе.

«Когда человек подписывает контракт с профессиональной футбольной, хоккейной или баскетбольной командой, он получает зарплату, а основные расходы — перелеты, проживание на выездах и прочее — берет на себя клуб, — объясняет Александр Островский, учредитель собственной теннисной Академии. — Разница в том, что в итоге остается у теннисиста и, например, у футболиста, колоссальная. Этот момент многие просто не учитывают, когда видят гонорары теннисистов.

Никто даже не задумывается, что внушительная часть призовых в теннисе уходит на сопутствующие расходы, без которых невозможно полноценно существовать в туре. Цифры — более чем приличные, даже на старте карьеры. Содержание той же команды: когда ребенку 12-13 лет, можно уложиться в $60 тысяч в год. Чем интенсивнее тренировки и сложнее календарь соревнований, тем выше эти цифры. У спортсменов, только начинающих свой путь во взрослом туре, они доходят до $100 тысяч в год у девочек и $150 тысяч — у парней».

О более-менее стабильных доходах могут говорить только игроки из первой сотни — те, кто регулярно попадают на турниры «Большого шлема», серии Masters и другие чуть менее статусные соревнования. Здесь даже за поражения на ранних стадиях можно получить неплохие деньги. Так, на Открытом чемпионате США в 2019 году можно было заработать больше $32 тысяч, только преодолев квалификацию. А победа в первом раунде стоила $58 тысяч. Но добраться до турниров «Большого шлема» могут далеко не все.

О том, как устроена жизнь за пределами топ-150 аккурат перед US Open начал рассказывать американец Ноа Рубин в инстаграм-аккаунте Behind The Racquet. Это аналог the Players Tribune, честные рассказы о жизни в спорте. Речь, конечно, не только о финансовых проблемах, но концентрация таких историй — реально высокая.

Игрокам, которые находятся в нижней части рейтинга, часто не платят вовремя. Бельгийка Грет Миннен рассказывала, что три месяца ждала денег за выход в четвертьфинал турнира ITF в Стамбуле.

Дастин Браун (номер 239 в рейтинге ATP) вспоминал, как в начале 2000-х жил в трейлере, а чтобы как-то выживать, подрабатывал, перетягивая ракетки другим игрокам: «Проигрывая в первом круге десятитысячника ITF, нужно было платить взнос $117,5. Из-за этого я натягивал струны на ракетках других игроков, пять евро за штуку».

Коронавирус и последовавшая за ним отмена теннисных турниров по всему миру обострили проблемы таких игроков.

Одной из первых не выдержала 371-я ракетка мира София Шапатова. Грузинская теннисистка создала петицию, в которой обратилась за помощью к ITF, WTA и ATP.

«У игроков с низким рейтингом нет сбережений. Обычно все зарабатывают на стороне — тренируют, играют матчи за клубы. Но сейчас границы закрыты, так что дополнительного дохода нет. У нас нет никаких гарантий и никто нам не помогает.

Кто-то должен взять ответственность за игроков, ведь в каком-то смысле мы наемные работники. Нам и так недостаточно платят, но хотя бы в кризисный момент хотелось бы получить поддержку».

В WTA отреагировали достаточно оперативно: напомнили Софии, что «профессиональные теннисисты — независимые подрядчики, а не работники организации», а значит, оплата их труда полностью зависит от результатов на корте. И отметили, что хотели бы помочь, но нечем.

В середине апреля к проблеме подключились ITF и ATP и все же пообещали создать фонд для финансовой помощи игрокам, находящимся за пределами топ-100. Размер фонда составит более $6 миллионов. Они пойдут на поддержку примерно 800 игроков одиночного и парного разрядов и будут поровну поделены между мужчинами и женщинами.

Getty Images

Новак Джокович, Рафаэль Надаль и Роджер Федерер предложили свою программу поддержки фонда. Предложение оформил Джокович, а выдержки из него опубликовал редактор Sports Illustrated Джон Вертхейм. Так, по мысли большой тройки, игроки топ-100 должны вкладываться в фонд обратнопропорционально рейтингу: игроки топ-5 — по $30 тысяч, теннисты, занимающие места с шестого по десятое — по $20 тысяч, с 11-го по 20-е — по $15 тысяч и так далее.

Кроме того, Джокович, Надаль и Федерер предложили перечислить в фонд половину призовых денег итогового турнира ATP, если он состоится.

«Если итогового не будет, нужно будет перечислить в фонд большую часть призовых Australian Open — 2021, — говорится в предложении. — Не только нас троих, но всех, кто там сыграет. Так будет справедливо — поучаствуют все».

Инициатива ITF, ATP, WTA и большой тройки нравится не всем.

«Никто из топ-игроков ничего не получил просто так. Все должны были бороться за высокие позиции. Ни один теннисист, даже те, кто стоит ниже в рейтинге, не борется за выживание. Я знаю, как обстоят дела на «Фьючерсах», я два года играл на этом уровне. Там немало людей, которые просто не отдаются спорту на все сто. Не понимаю, зачем давать деньги этим игрокам», — говорит третья ракетка мира Доминик Тим.

В то же время шестая ракетка мира Стефанос Циципас и Патрик Муратоглу, в академии которого он тренируется, уже запустили платформу по сбору финансовой помощи пострадавшим из-за кризиса игрокам. По смыслу это что-то вроде аукциона. Среди лотов личные вещи Циципаса, появление в его влоге, гостевые пакеты для поездок на турниры и даже тренировка с Муратоглу.

Организационная реформа

Еще одна инициатива — от Роджера Федерера. В конце апреля он озвучил вопрос, который много лет негласно волновал весь теннисный мир: «Интересно… Только я считаю, что мужскому и женскому теннису пора объединиться?» И, опережая неизбежные вопросы про смешанные турниры, добавил: «Я говорю не о смешанных соревнованиях, а об объединении двух руководящих органов — ATP и WTA, которые контролируют мужской и женский профессиональные туры. Наверное, это давно должно было случиться, но сейчас, пожалуй, самое время. Все виды спорта переживают трудные времена, и в итоге у нас окажутся или две ослабленные организации, или одна сильная».

Главная мотивация Федерера — сделать теннис максимально удобным для болельщиков, которые устали разбираться в двух разных системах. Если предложение Роджера пройдет, сайт, схема подсчета рейтинговых очков, категории турниров и даже каналы вещания станут едиными.

Getty Images

Боссы туров Андреа Гауденци и Стив Саймон восприняли предложение достаточно позитивно. Мнение игроков ожидаемо разделилось. Девушки в большинстве своем «за». Симона Халеп, Белинда Бенчич, Петра Квитова и Гарбинье Мугуруса и другие участницы топ-20 отреагировали оперативнее всех.

Первым среди мужчин Федерера поддержал Надаль: «Роджер, как ты знаешь из наших бесед, я полностью согласен, что было бы здорово выйти из этого мирового кризиса с мужским и женским теннисом, объединенными в одну организацию».

Традиционно против всех (читай — Надаля) — Ник Кирьос: «А кто-то спросил нас, хотим ли мы объединения с женщинами?» И в этом вопросе он не одинок.

При этом важно понимать, про слияние мужского и женского тенниса, в общем, говорят давно. Первые попытки провести похожую реформу были еще у Билли Джин Кинг, затем тему снова пытались поднять в 2000-х. Но всякий раз противоречия (экономические, гендерные и социальные) оказывались сильнее. Кризис из-за коронавируса вполне может их перевесить.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0