logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Марина
Крылова

«После перелета было ощущение, что всю ночь били палками». Самая долгая дорога к золоту Рио-2016

Sport24 вспоминает Игры-2016 вместе с Еленой Весниной и Екатериной Макаровой.

Другие виды спорта
24 апреля 2020, Пятница, 14:30
shutterstock.com

У Елены Весниной и Екатерины Макаровой три титула «Большого шлема» и победа в итоговом турнире WTA. Но самой ценной наградой, несмотря на стереотипы теннисного мира, они считают олимпийское золото Рио. Для России эта медаль тоже очень важная — до 2016 года никто из наших теннисистов не побеждал в олимпийском парном турнире.

Все началось еще в 2008 году, когда в финале Кубка Федерации Шамиль Тарпищев объединил Веснину и Макарову в пару. Россиянки уже обеспечили себе победу в одиночных матчах, парная встреча ничего не решала, и можно было рискнуть. Девушки выиграли легко и непринужденно. Но их дуэт распался. Катя решила сосредоточиться на одиночном разряде. Лена зарабатывала репутацию лучшей напарницы, играя с сильнейшими теннисистками мира. В паре с Верой Звонаревой сыграла финал «Уимблдона», с Викторией Азаренко почти покорила «Ролан Гаррос». Перед Олимпийскими играми в Лондоне Веснина закрепилась на верхних строчках парного рейтинга, но до последнего не понимала, кто подстрахует на линии, пока она будет разбираться с соперницами у сетки.

«Я входила в первую десятку парного рейтинга. И должна была сама решать, с кем хочу играть на Олимпиаде, причем это могла быть абсолютно любая теннисистка, даже за пределами топ-100 или топ-200, — объясняет Веснина. — У меня было несколько вариантов. А папа сразу вспомнил про Катю, тот наш матч за сборную в Кубке Федерации. Ему тогда особенно понравилось, что я правша, а Катя — левша.

Написала Кате сообщение и предложила сыграть пару в Лондоне. У нее тогда не было шансов попасть на Игры ни в одиночном разряде, ни в парном. В сборной была очень высокая конкуренция, и в рейтинге она стояла слишком далеко. Она, конечно, очень обрадовалась. До сих пор меня благодарит. Мне даже как-то неудобно».

Макарова подтверждает: «Когда Лена предложила сыграть в Лондоне, я была на седьмом небе от счастья. Для меня это всегда было мечтой, но тогда немножко несбыточной. А тут такой шанс. Правда, как оказалось, сначала мы должны были сыграть три турнира. У Лены как раз горели финал в Мадриде, финал в Риме и полуфинал в Париже. Чтобы Лена осталась в десятке и смогла взять меня с собой в Лондон, нам нужно было защитить все эти очки. Когда она мне это сказала, я так выдохнула: «Лена, спасибо, конечно, но ты слишком сильно в меня веришь». В итоге все получилось. Это был самый первый и самый важный знак, что мы все делаем правильно».

Getty Images

В Лондоне девушки дошли до четвертьфинала. Дальше их не пустили олимпийские чемпионки — сестры Уильямс. Следующие четыре года Веснина и Макарова решили провести вместе, чтобы основательно подготовиться к поездке в Рио-де-Жанейро.

За это время в списке достижений появились очень важные строчки про «Ролан Гаррос», US Open и «Уимблдон», а сестры Уильямс перестали быть недосягаемыми. На Открытом чемпионате США Веснина и Макарова не пустили их даже в полуфинал.

Уже в олимпийском сезоне девушки сначала добрались до финала статусного турнира в Риме, а потом повторили достижение на «Ролан Гарросе». А вот чемпионский титул в Монреале едва не оставил их без Олимпиады.

«Наш перелет из Канады до сих пор вспоминаю с легким содроганием, — рассказывает Веснина. — Из-за победы задержались в Монреале, потом еще опоздал самолет, и в итоге мы не успели на стыковку. В Москве — ночь, позвонить — некому. Представители авиакомпании говорят, что в направлении Рио нет ни одного билета.

Было такое ощущение, что все против нас. Когда уже почти отчаялись, каким-то чудом обнаружились два свободных места в эконом-классе. Сидели скрюченные все 10 часов перелета, прижавшись друг к другу. Когда прилетели в Рио, было ощущение, будто нас всю ночь били палками.

На подготовку оставалось всего два дня, на третий играли первый матч. Но в Бразилии мы уже ничего не видели, никого не слушали — просто шли к своей цели, как зашоренные лошади. И все, над чем работали на протяжении четырех лет, получалось на олимпийской неделе. Соперницы у нас были достаточно неудобные. Та же Мартина Хингис в финале. В том году мы постоянно ей проигрывали. Помню, перед выходом на корт сказала себе: «Мы отдали тебе «Уимблдон», Мартина, мы отдали тебе Рим в этом году, но Рио точно будет наш».

shutterstock.com

В теннисном мире как-то не принято радоваться победам на Олимпийских играх. Но золото Весниной и Макаровой — историческое: первое для России в олимпийском парном разряде.

«В Рио у меня не все получалось, — вспоминает Макарова. — Злилась на себя и даже плакала от обиды, что не показываю свой лучший теннис в такой важный момент. У меня бывает такое, что я начинаю кукситься, копаться в себе. Лене иногда приходилось просто за уши вытаскивать меня из этого состояния и напоминать: «Когда мы на корте, не время расстраиваться — время играть в теннис».

Мы очень хотели получить эти медали. Они были так близко. И это давило психологически. Но мы с Леной с детства мечтали об олимпийской медали. Для нас Олимпиада всегда была на первом месте, а уже потом — Большой шлем». И, наверное, именно поэтому справились.

А еще сразу решили: надо искренне полюбить и принять Рио-де-Жанейро, не слушать никаких рассказов про ужасную организацию, плохую еду, опасность на каждом шагу — и тогда он обязательно полюбит нас. Так и получилось».

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене