logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Золото Олимпиады — как 15 млн подписчиков». Чемпион мира гимнаст Нагорный о канале на ютубе, бизнесе и пандемии

Интервью для Sport24.

Другое
17 апреля 2020, Пятница, 06:00
РИА Новости

Вице-чемпион Олимпиады, трехкратный чемпион мира, семикратный чемпион Европы, владелец канала на ютубе с 233 тысячами подписчиков и основатель собственной школы — солидная биография 23-летнего гимнаста Никиты Нагорного.

Эпидемия коронавируса изменила планы спортсмена: Олимпиаду пересели на год, сбор команды был сорван, а школу пришлось закрыть. Но это точно не повод для грусти. На самоизоляции Никита практически каждый день снимает забавные видео вместе со своей женой — чемпионкой мира и вице-чемпионкой Олимпиады по спортивной гимнастике Дарьей Спиридоновой. В одном из них жена Никиты неудачно приземлилась и напугала болельщиков.

Корреспондент Sport24 Константин Лесик пообщался с Никитой о забавных видео, ютуб-канале, функционировании школы в условиях пандемии, Олимпиаде и популярности гимнастики в России.

«Золото Олимпиады — как 15 млн подписчиков на ютубе»

— Ваше с Дашей видео напугало весь интернет. Что хотели сделать?
— Идея была простой: мы увидели челлендж, где мужчина и женщина повторяют выпрыгивания. Начинают с отжимания и поднимаются все выше и выше. Решили повторить. К сожалению, как можно увидеть в ролике, не удалось (смеется). Думаю, на днях выложу видео в инстаграм, где покажу, что мы хотели повторить и как это в итоге получилось. Конечно, вышло все ужасно. Но, слава богу, обошлось без серьезных травм.

— Будут еще попытки повторить трюк?
— Нет, конечно. Больше не будет попыток сделать что-то подобное. По крайней мере, дома. Нужны безопасные условия.

— Как сейчас лоб Даши?
— Все хорошо. Она на следующий день проснулись, и практически ничего не видно — ни шишки, ни синяка. Только маленькая ссадина.

— На видео можно заметить, как ты очень сильно испугался. Что чувствовал в момент падения жены?
— Это еще неполное видео. Очень сильно переживал, запаниковал. Быстренько прибежал, принес лед. Даша легла на диван и провела в таком состоянии минут десять. Жена больше испугалась не из-за боли (было не очень больно), а за то, как она будет выглядеть после этого удара.

— Это самая серьезная травма за время съемок ваших домашних видео?
— Не просто самая серьезная, а вообще единственная. И, надеюсь, неповторимая.

— У тебя есть серия роликов, на которых ты подкалываешь Дашу — обливаешь водой, засасываешь пылесосом губы. Как готовишься к розыгрышам?
— Не было серьезной подготовки. Просто видел в соцсетях подобные видео. Подписан на одного американского блогера, который постоянно шутит над своей семьей — посыпает мукой, наливает масло на пол. Так скажем, недалекий юмор. Просто смешно выглядит реакция «жертвы». У нас началось с подкола, где я облил жену водой. Она в ответку кинула в меня яйцом.

— Предупреждаешь Дашу о готовящихся пранках?
— Когда как. В серьезных случаях нужно говорить. Например, с пылесосом (с помощью воздуха Никита засосал губы Даши в трубу. — Sport24). Иногда мы предупреждаем друг друга о том, что сейчас начнем пранковать. Ты ожидаешь какое-то действие, но не знаешь, что именно произойдет. Совсем неожиданно такие видео снимать нельзя. Мы не можем так относиться друг к другу. Просто делаем это в шутку, чтобы народ посмеялся. Сейчас такое время, что многие в депрессии, разругались между собой. А мы веселим людей.

— У тебя очень популярный ютуб-канал — почти 250 тысяч подписчиков. Какие видео ждать в ближнее время?
— Новое будет уже совсем скоро. Момент, где упала Даша, изначально должен был стать частью нового ролика «Один день на карантине». В нем мы расскажем о том, как тренируемся, питаемся и устраиваем челленджи.

— У тебя есть серебряная кнопка за сто тысяч подписчиков. Можно ли ее получение сравнить с завоеванием медали?
— Да, конечно. Сто процентов. Любая награда в любой сфере сравнима с медалью. Только не знаю, с какой. В течение двух лет я снимал ролики прежде, чем мне ее вручили. Понятно, что изначально не было задачи получить ее. Но когда я понял, что могу снимать интересные и полезные видео, стал идти к сотне. Недавно поставил себе задачу — миллион подписчиков. Это очень тяжело, пока не знаю, как буду идти к этому. Что-нибудь придумаю.

— Тяжелее, чем золото Олимпиады?
— Нет, конечно. Золотая олимпийская медаль — это как 15 млн подписчиков на ютубе. Конечно, сравнивать такое очень глупо. Люди посвящают всю жизнь тому, чтобы хотя бы выступить на Играх. Те люди, которые собирают 15 млн подписчиков, наверное, тоже посвящают этому всю жизнь.

А миллион можно и чуть ли не за один день собрать. Есть быстроразвивающиеся каналы. Например, у Юры Дудя. Он очень быстро набрал. Но невозможно прийти в гимнастику в 20 лет и в 21 стать олимпийским чемпионом. Так в любом виде спорта.

— Закончим тему видео недавним трюком титулованной американки Симоны Байлз, которая, стоя на руках, сняла с себя штаны ногами. Насколько по твоему экспертному мнению сложен этот элемент?
— Нинасколько. Очень легкий.

— Но все восхищаются.
— Это ее зрители, болельщики. Она — лидер мировой гимнастики, который легко берет медали. Когда люди смотрят на нее, то понимают, что она рождена для нашего спорта. У нее огромное число фанатов, которые всегда ее поддерживают. К тому же для обычного человека, когда гимнаст стоит на руках и снимает штаны, это что-то удивительное.

Кстати, у меня тоже скоро будет новое подобное видео: я покажу еще один интересный способ снять с себя кофту (до выхода интервью Никита опубликовал ролик, где снял кофту, скрутив сальто. — Sport24).

«У людей выходные, а нам надо платить зарплаты и аренду. Пора вводить режим ЧС»

— Опиши день профессионального гимнаста в условиях самоизоляции.
— Просыпаюсь, умываюсь, завтракаю, делаю специальную зарядку и занимаюсь делами. Сейчас работаем над онлайн-курсом, пытаемся наладить удаленный формат тренировок в моей школе. Неизвестно, сколько продлится карантин. Сложно самому поддерживать форму, пытаемся сделать какую-то онлайн-систему, чтобы дети могли заниматься.

В текущих условиях есть возможность самому заниматься рядом операционных вещей, для которых раньше требовались сотрудники.

— На улицу не выходишь?
— После того, как вернулся со сборов, не выхожу. Только вынести мусор. А магазин у нас первом этаже, надо только на лифте спуститься.

— Чувствуешь, что по тебе как по бизнесмену уже ударил коронавирус?
— Конечно, очень сильно чувствую. Неизвестно, как будут обстоять дела с арендой в нашей школе. У нас в стране не вводят режим ЧС, просто дают людям выходные. Сейчас у многих арендаторов проблемы, со многим нужно разбираться, многое нужно решать. Кризис у всех, все страдают и находятся в одинаковых условиях. Вопрос в том, кто выживет, а кто нет.

Ходят слухи, что все продлится до сентября. Сегодня в Москве выявили полторы тысячи новых случаев, хотя не так давно болели несколько человек.

Страдать нам от этого или нет, зависит от того, насколько быстро будет введен режим ЧС. Когда он будет установлен, мы начнем жить за счет поддержки государства. И такие частные предприятия, как у меня, перестанут зависеть сами от себя.

Для меня в любом случае минус в том, что дети, которые занимаются в школе, не смогут долго поддерживать форму без оборудования и физического контакта с тренером. Мы сделаем все, что в наших силах, чтоб поддерживать форму учеников. Но четыре месяца без тренировок (если случится сценарий с сентябрем) — это очень много.

— Сколько учеников, тренеров и других сотрудников в твоей школе?
— До того, как началась вся эта ситуация с коронавирусом, у нас занималось около 150 детей. Работали в разное время 2-3 тренера и 2-3 администратора. Но сейчас уже ничего не работает. Мы с 15 марта закрыты.

— То есть нужно вводить режим ЧС?
— Конечно. Государство же призывает всех сидеть дома. На этой неделе в Москве запретили выезжать в город на машине, нужны специальные пропуска. У людей выходные дни, а мы продолжаем платить аренду, зарплаты сотрудникам. Но сами не работаем. У нас нет возможности заработать деньги, чтобы за все это заплатить. Приходится их где-то искать.

Рассрочки по кредитам — временная история. Но потом же все равно придется как-то их возвращать. Если так и продлится до сентября, то сколько потом нужно будет потратить сил, чтобы отработать эти деньги обратно? Как быть людям, чьи семьи кормил бизнес? Им теперь остается ждать только режима ЧС.

— Следил за тем, как в этой ситуации ведут себя другие страны?
— Да, мой учитель по английскому живет в Белоруссии. Он говорит, что у них сейчас очень тяжело. Люди сами по себе боятся, потому что видят, что творится в мире, и сами себя изолируют. Ты можешь делать что хочешь. Но это все до поры до времени. Пока чего-то не произойдет. Не буду произносить эту фразу.

У всех разный подход, везде свои плюсы и минусы. Я считаю, что у нас нужно было бы ввести режим ЧС, пока не достигли пика, рост зараженных ведь продолжается, а у нас каждый день все новые ограничения.

В любом случае мы все равных условиях, чтобы пережить этот кризис. Нужно надеяться на лучшее и максимально себя обезопасить.

«Целый месяц жили всей командой, а вирус нашли только у двоих»

— Как ты отреагировал на перенос Олимпиады?
— Если мы сейчас уберем все мысли о том, что это создавало опасность для здоровья болельщиков и участников, то моя реакция была негативной. Мы все готовились физически и морально. Все было настроено на то, чтобы наша команда приехала в Токио и выполнила свою работу на максимум.

Но решение принимается на гораздо более высоком уровне, и мы не можем против него что-то говорить. Если они так решили, значит, так правильно. Согласен с тем, что проводить Олимпиаду без зрителей нет смысла — это не соревнования для спортсменов, а праздник для всего мира. Люди берут отпуск, приезжают смотреть другую страну, красиво наряжаются. Какой праздник без людей? Это все равно, что я устрою себе день рождения, закажу ресторан, музыкантов, поставлю камеру, а друзья дома сидят.

Если перенос поможет провести Игры в привычном формате, то это было правильным решением.

— У вас есть сейчас какой-то план подготовки? Или вы просто поддерживаете форму и ждете хороших новостей?
— Какой может быть план, когда снарядов нет? В этой ситуации хорошо ребятам из других стран, у которых свой дом и где-нибудь в гараже стоит конь. Я имею в виду снаряд. Круто, что ребята могут максимально погружаться в свою подготовку, учить элементы.

Наша задача сейчас — максимально сохранить свою форму. Чтобы когда открыли зал, мы сразу же влились в тренировочный процесс и стали выполнять элементы без последствий. Постоянно общаемся с тренерами по видеосвязи. В общем, делаем все, чтобы сохранить свое текущее состояние.

— То есть сейчас гимнасты по всему в неравных условиях?
— Конечно, наличие дома снаряда дает преимущество. Это сто процентов. Преимущество у того, кто обладает большими ресурсами. Слышал, что сборная Китая продолжает тренироваться на спортбазе.

Мы тоже же недавно работали в Новогорске. Но все закончилось, когда у нашего члена команды Сергея Найдина и главного тренера Андрея Родионенко якобы обнаружили коронавирус. Говорю «якобы», потому что второй тест показал отрицательный результат.

Из-за этого полностью распустили синхронное плавание, полностью распустили нас, оставили художественную гимнастику. Они сейчас работают на базе. Видел, что кубинский гимнаст работает в зале. Это, конечно, дает преимущество. Но нашей команде остается только ждать. Других вариантов нет.

— Как все произошло в моменте с обнаружением коронавируса?
— Мы находились на спортбазе, никуда не выезжали. Контактировали между собой, были все вместе на протяжении месяца. После этого нас перевезли в Новогорск, мы продолжаем контактировать, сдаем тест на коронавирус.

По его результатам у команды, которая жила вместе на протяжении месяца, вирус нашли только у двоих. Кто-то говорит, что нужно подождать десять дней. Уже прошло две недели, и состояние здоровья у всех хорошее. И повторные тесты Сережи и Андрея Федоровича показали отрицательный результат. О чем это может говорить? О том, что тесты ошибочные? Не в моей компетенции рассуждать об этом, я просто пытаюсь разобраться, почему в команде оказалось двое зараженных и нас выгнали с базы. Возможно, это было правильно решение, чтобы обезопасить нас. Точно можно сказать одно: весь мир столкнулся с новой проблемой, и очень трудно что-то сделать максимально точно.

— О чем подумал, когда узнал, что в вашей команде есть люди с вирусом. Было страшно?
— Страшно не было. Я сразу задался вопросом: «Как так получилось?» Мы контактировали постоянно: ели вместе, здоровались. А нашли только у двоих. Тем более что с Сережей я взаимодействовал больше, чем с другими. Мы даже боролись как-то.

«Как только перестанешь брать медали — станешь никому не нужен»

— Почувствовал, что после вашей исторической победы на чемпионате мира — 2019 отношение к гимнастике в стране изменилось?
— Конечно, почувствовал рост популярности. Это произошло еще после ЧМ-2018 в Дохе. Про нас стали больше писать, Артура Далалояна позвали в «Вечерний Ургант», а нас пригласи в качестве зрителей. Через год мы с Артуром снова посетили эту передачу. Появилась серьезная информационная поддержка, стали снимать программы. Но весь этот интерес будет только тогда, когда ты выигрываешь. Как только перестанешь брать медали — станешь никому не нужен. Это нормально.

— Если отбросить результаты сборной, что нужно сделать в спортивной гимнастике, чтобы она стала популярней?
— Проводить больше соревнований. В России проводится всего два турнира в год, о которых говорят: Кубок и чемпионат страны. Понятно, что никто не будет транслировать региональные соревнования, потому что это никому не интересно.

Поэтому нужно добавлять элементы шоу, больше пиара, должна быть специальная команда, которая бы раскручивала турниры. Это очень большой труд — нужны вложения, спонсоры. Сейчас найти спонсоров, которые были бы заинтересованы в гимнастике, почти невозможно. Я говорю именно о частных вложениях, государственная поддержка у нас очень хорошая. Большая работа у нас в стране уже началась, но чтобы вид спорта стал популярен, нужны десятки лет.

Раз в год проводится шоу Алексея Немова. Посмотрите сколько там людей, спортсменов — все очень круто. Многие вообще знают гимнастику благодаря тому, что Алексей Юрьевич в своей время часто побеждал, а сейчас проводит шоу. Пока в России только один такой человек. Неизвестно, когда будут второй, третий. Надеемся, что скоро.

— Когда речь заходит о Немове, многие вспоминают ситуацию на Олимпиаде в Афинах, когда судьи занизили ему оценки, а зал поднялся в протест. Иногда и скандалы дают толчок популярности.
— Не сказал бы, что это был прям скандал. Это была нормальная реакция зрителей. Они любили Алексея, видели, как он выигрывал золото на Олимпиадах. В 1996-м в Атланте и в 2000-м в Сиднее взял шесть медалей из шести на одних Играх — человек смотрит награждение и постоянно видит Немова.

Та реакция в Афинах говорит о признании зрителей, которые любят его и ждали от него побед. Мне было 7 лет, когда я смотрел ту трансляцию. Видел, как все встали. Был в шоке, как и все. Но такая поддержка — это круто. Теперь даже не совсем понятно, что в итоге лучше: его победа или демонстрация такой поддержки.

Сейчас все вспоминают ту историю. Вряд ли кто-то скажет: «А помните, как он на опорном прыжке в 1996-м выступил?»

— После Олимпиады-2018 фигурное катание резко набрало популярность в России. Спортивная гимнастика может пройти такой же путь?
— Конечно, может. Нам нужно просто побеждать и быть открытыми людьми, чтобы делиться своими эмоциями, впечатлениями, секретами. И чтобы медиа это раскручивали.

— Много зависит от личности журналиста. Есть мнение, что биатлон стал популярнее благодаря Дмитрию Губерниеву. Может, ему стоит освещать гимнастику?
— Здорово, когда есть интерес у таких людей. И я сейчас говорю не конкретно про Губерниева.

Допустим, как у нас проходят соревнования. Я выступил, и, бывает, журналисты, так берут интервью.

— Поздравляю, молодец. Как это было?
— Круто.
— Какие эмоции?
— Круто.
— Как ночь перед выступлением?
— Замечательно.
— Как чувствуешь себя?
— Отлично.
— Спасибо, пока.

А бывают такие, как Дмитрий Занин, который после соревнований пишет в личку: «Пацаны, я бегу к вам. Пожалуйста, выйдите, дайте мне интервью». Мы приходим с Артуром, общаемся по 30 минут. Он бежит дальше к другому гимнасту что-то записать. Что-то монтирует. Приходит на следующий день что-то доснять. Подбегает, доделывает. Понятно, что форматы интервью разные, но это тот человек, который максимально включается в процесс.

Он сделал два очень крутых фильма! Пересматривал недавно на карантине. До слез. Я человек сентиментальный, но, думаю, это видео зацепит любого. Пройдет 20 лет, я смогу включить фильм и благодаря Диме опять пережить эти чувства.

Если будет больше не только побед, но и таких людей, то будет очень круто.

Сейчас у нас популярны игровые виды спорта — футбол, баскетбол, хоккей. В гимнастику нужно серьезнее вникать. Люди уже начали вникать, сделал ты три сальто или пять. Чтобы они начали еще больше разбираться, об этом надо больше говорить. Скучно? Согласен. Будет непонятно? Согласен. Но надо продолжать работать над этим, и потихоньку будет результат.

Подписывайтесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене