logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Клянусь родителями: всегда говорила правду». Зайцева, Вилухина и Романова дошли до суда по допингу

На кону — два биатлонных серебра Сочи-2014.

Другое
2 марта 2020, Понедельник, 12:00
Getty Images

Первые слушания в CAS растянутся на два дня — 2 и 3 марта. Их ждали больше двух лет.

В чем обвиняют российских биатлонисток?

Девушек признали виновными в нарушении антидопинговых правил на Олимпийских играх в Сочи. Григорий Родченков рассказал, что они тоже были участницами допинг-программы, специально разработанной Минспорта под домашнюю Олимпиаду. В числе доказательств: переписка Родченкова со своим помощником (с упоминанием более тысячи атлетов из 30 видов спорта), царапины на внутренней стороне крышек контейнеров для допинг-проб (раньше считалось, что вскрыть их без следов невозможно) и инородные волокна в некоторых образцах.

Многостраничные доклады канадского юриста Ричарда Макларена, которому МОК доверил провести расследование, в целом подтвердили слова бывшего главы Московской лаборатории. Но их точно было недостаточно для того, чтобы выходить в суд. Тогда появилась комиссия члена МОК Освальда, которая занялась перепроверкой сочинских проб. Освальд тоже рассказал про царапины (на контейнерах Вилухиной и Романовой), инородные волокна и повышенный уровень соли в биологических материалах (у Зайцевой).

(Getty Images)
Getty Images

Уровень соли — косвенный, но очень важный показатель того, что с пробами действительно происходили какие-то изменения. Вопрос лишь в том, кем они были инициированы.

«Количество чистого биоматериала, заготовленного заранее, было ограничено. Значит, его нужно было развести, — говорит руководитель лаборатории эндокринологии МГУ Ольга Смирнова. — Разводить простой водой нельзя — сильно изменится плотность мочи, и это может вызвать определенные подозрения. А вот если использовать соляной раствор, соответствующий плотности исходного биологического материала, то измениться может только цвет, плотность останется прежней. Но цвет — субъективный признак. Он важен для медицинских исследований, а не для антидопинговых».

(Getty Images)
Getty Images

В кейсе Зайцевой при этом есть несколько отягчающих обстоятельств. В декабре 2017 норвежские издания NRK и VG получили доступ к свидетельским показаниям Григория Родченкова, из которых следует, что Ольга была под постоянным контролем Ирины Родионовой, главы управления медицинских и научно-исследовательских программ ОКР. Родионова, по словам главного информатора WADA, отвечала за распределение допинговых препаратов.

Если верить Родченкову, еще до Сочи-2014 в биопаспорте Зайцевой регулярно всплывали аномальные показатели крови. А задолго до коктейля «Дюшес» она использовала еще и эритропоэтин.

«Специально для россиян разработали такую форму ЭПО, которую было сложно обнаружить. Ее модифицировали путем удаления одного из компонентов — сиаловой кислоты». Для стандартов WADA начала 2000-х — практически невыполнимая задача. Но как только производство поставили на поток, качество продукта серьезно снизилось. Как результат — громкие дела биатлонистов Ахатовой, Юрьевой, Ярошенко и лыжников Чепаловой и Дементьева.

Что отвечали спортсменки?

Зайцева с самого начала заняла предельно жесткую позицию, которую озвучила в эфире «Спорт ФМ» еще до того, как ей предъявили конкретные обвинения: «Родченков для меня предатель, не человек. Он сдал свою страну, сдал своих спортсменов, которые тренировались, работали — биатлонистов, лыжников. Пускай разбираются по закону, а мы будем ждать. Таковы правила.

Если вдруг всплывет моя фамилия — это будет бред. Подам в суд на Родченкова куда угодно. Потому что это неправда. Я всегда знаю, что принимаю».

(РИА Новости)
РИА Новости

За Зайцеву активнее других заступался Вольфганг Пихлер. Немецкий тренер сборной России плотнее всего работал с Зайцевой и Романовой: «На их счет я уверен на 200 процентов. Они всегда были чистыми спортсменами и всегда выступали против использования допинга».

Правда, когда до Пихлера добрались норвежские журналисты, он засомневался. И вспомнил сразу несколько записей в тренировочном дневнике Ольги, когда она набирала аномально хорошую форму. Тем не менее в судебном процессе, который в эти дни проходит в Швейцарии, он представлен как свидетель защиты.

Сами слушания проходят в закрытом режиме. Официальная причина — коронавирус. Но адвокат спортсменок Алексей Панич успевает делиться важными инсайдами.

На объяснения CAS дал Международному олимпийскому комитету ровно сутки.

Чьи аргументы окажутся более убедительными для панели арбитров, станет понятно совсем скоро. С одной стороны, к данным, собранным комиссией Освальда, относятся очень серьезно. Именно на них опирались, вынося жесткое решение по лыжникам Легкову и Белову. С другой стороны, эти же данные не помешали CAS чуть позже реабилитировать тех же Легкова и Белова и еще 26 российских спортсменов.

Биатлонистки подавали иск в суд Нью-Йорка — как дела с ним?

Исковое заявление от Зайцевой, Вилухиной и Романовой поступило в Верховный суд Нью-Йорка чуть больше двух лет назад, в феврале 2018. Спортсменки требуют от Родченкова по $10 млн в качестве компенсации, а также компенсации морального ущерба и принятия мер, которые защитили бы их от дальнейших «лживых заявлений» со стороны ответчика.

«Клянусь родителями, что всегда говорила правду, — утверждала Ольга Зайцева в интервью The New York Times после обращения в суд. — Почему никто не может мне поверить, а верят только человеку, который обвиняет меня? Мне очень трудно это понять».

(РИА Новости)
РИА Новости

Финансовую помощь в истории с американским судом спортсменкам гарантировал Михаил Прохоров. Для него это действительно важный вопрос. Он возглавлял СБР как раз во время Олимпиады в Сочи. А ключевым в его предвыборной программе был пункт про борьбу с тяжелым допинговым наследием предшественника — Александра Тихонова.

Придя к власти, Прохоров создал специальную антидопинговую комиссию, уволил всех связанных со скандалом врачей и тренеров, увеличил до рекордных 300 количество ежегодных внутренних проб в сборных командах.

Про все это наверняка расскажет адвокат Скотт Балбер, представляющий интересы девушек, а вместе с ними и бывшего главы СБР, если ему представится такая возможность. Прямо сейчас разбирательство приостановлено как минимум до постановления CAS.

Сам Родченков (или его представители) активно пытался свернуть всю эту историю. Так, его адвокат Джим Уолден не раз говорил о нарушении срока давности по делу о клевете — по законам штата Нью-Йорк он составляет один год. Кроме того, по мнению адвоката, претензии истцов сами по себе — тоже клеветнические и ссылаются только на публичные споры.

Похоже, у этой истории еще несколько месяцев (если не лет) будет открытый финал.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене