logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«ЭПО бесполезен при лечении простатита». Почему в биатлонном мире не верят Логинову

Краткий словарь русского допинга.

Другое
28 февраля 2020, Пятница, 14:00
Getty Images

Последний месяц в биатлоне было особенно горячо. Александру Логинову снова припомнили историю с дисквалификацией. И на этот раз дело не ограничилось критическими замечаниями коллег и фанатским свистом — дошло до обысков в номере спортсмена. Логинов отреагировал эмоционально: задумался о завершении карьеры, снялся с последней гонки ЧМ, а теперь подумывает о том, чтобы призвать IBU к суду.

Чем могут закончиться разбирательства в суде, прямо сейчас может рассказать Евгений Устюгов, который остался без олимпийского золота Сочи-2014.

Наконец, еще один суд с участием российских биатлонистов состоится уже в начале следующей недели в Швейцарии. Выступают Ольга Вилухина, Ольга Зайцева и Яна Романова.
Все эти события объединяет одно слово — допинг, которого последние 10 лет было слишком много. Sport24 изучил аргументы сторон и составил краткий словарь русского допинга. А на роль эксперта пригласил руководителя лаборатории эндокринологии кафедры физиологии человека и животных биологического факультета МГУ Ольгу Смирнову.

Эритропоэтин и Александр Логинов

«Эритропоэтин — это белково-пептидный гормон, — рассказывает Ольга Смирнова. — Он вырабатывается почками и регулирует эритропоэз, то есть увеличивает количество красных кровяных телец, которые переносят кислород. Чем больше эритропоэтина, тем сильнее обогащена кровь кислородом. Это важно для полноценной работы мышц. Если дополнительно вводить эритропоэтин извне, оксигинация будет еще лучше, повысится аэробная выносливость. Это важно для спорта.

При систематическом приеме ЭПО сильно увеличивает вязкость крови — прямой путь к тромбозам. Значит, всегда есть риск, что тромб оторвется, а это неминуемо ведет к инфаркту или инсульту».

(РИА Новости)
РИА Новости

С эритропоэтином у российских биатлонистов длинная и очень содержательная история взаимоотношений. На нем попадались Дмитрий Ярошенко, Екатерина Юрьева (дважды), Альбина Ахатова, Ирина Старых и Александр Логинов. Последний случай, пожалуй, самый сложный.

Александр попался на самом старте своей карьеры. Пробу, с которой началась его допинг-история, он сдал еще в ноябре 2013. Она не была положительной, но вызвала подозрения, и ее решили обязательно исследовать с помощью новой методики, когда такая появится. Это случилось всего через год. Положительными оказались сразу пять проб Логинова, в том числе та, первая.

В итоге Александра дисквалифицировали на два года. В дело он вернулся в сезоне-2016/17 и с тех пор выиграл несколько этапов Кубка мира, а еще — две личных медали (золото и бронзу) на недавнем чемпионате мира в Антхольце.

(Getty Images)
Getty Images

При этом любое достижение Логинова вызывает бурю негодования у лидеров мирового биатлона. Сильнее других возмущаются норвежцы во главе с братьями Бе и француз Мартен Фуркад. Они до сих пор ждут от Логинова извинений и внятных объяснений, как эритропоэтин попал к нему в организм.

Версия Александра про то, что в 21 год у него диагностировали простатит, и «друг, страдающий от той же проблемы, предложил БАД», звучит очень неубедительно.

«Во-первых, сам эритропоэтин. По сути, это белок, он быстро разрушается, теряет свою структуру и перестает действовать. В сухом виде — в форме таблеток или суспензий — он точно не может существовать. Но даже если это какой-то раствор, то его надо хранить в холодильнике и максимально быстро использовать. О каких БАДах может идти речь при таком раскладе? Обычный путь для попадания ЭПО в организм — инъекция. Это не может произойти случайно.

Во-вторых, диагноз, который Логинов упоминает в своем объяснении. ЭПО совершенно бесполезен при лечении простатита. Это воспалительное заболевание простаты. И вылечить его можно только противовоспалительными соединениями. Если мы говорим про БАДы, то это может быть экстракт одуванчика, например. У ЭПО противовоспалительный эффект близок к нулю.

(Getty Images)
Getty Images

Если все же принять сторону Логинова, то стоит отметить, что БАДы могут содержать растительные андрогены. Они, в свою очередь, могут стимулировать продукцию собственного эритропоэтина. Знаю, что в корнях крапивы, например, есть какие-то соединения, которые обладают андрогенной активностью.

Еще один способ увеличить продукцию собственного эритропоэтина — кортизол. Кортизол — это катаболический гормон. Он снижает мышечную массу, вызывая разрушение белка. Но умельцы смогли рассчитать такую дозу кортизола, которая еще не сильно влияет на мышцы, но уже заметно увеличивает продукцию эндогенного эритропоэтина.

Ввести тотальный запрет на кортизол WADA не может. Нельзя запретить то, что синтезирует сам организм. А определить, в каком случае уровень кортизола повысился сам, а в каком был завышен искусственно, пока не получается. В научной литературе этот метод описывали довольно давно, правда, не думаю, что его могли использовать в деле Логинова — слишком сложно для наших».

(Getty Images)
Getty Images

В мировой практике самый резонансный случай употребления ЭПО связан с именем американского велогонщика Лэнса Армстронга. Его дисквалифицировали в 2012 году. Пожизненно. При этом были аннулированы все его результаты, начиная с 1 августа 1998 года, в том числе семь титулов победителя Тур де Франс и бронза Олимпиады в Сиднее.

Оксандролон и Евгений Устюгов

О проблемах Устюгова французская Le Monde писала еще в апреле 2018 года. Тогда акцент сделали на аномальных показателях его биопаспорта, которые регулярно отмечались с 2010 года. В феврале Евгения дисквалифицировали на основании данных Московской лаборатории. Сторона обвинения утверждает, что российский биатлонист принимал оксандролон.

«Это синтетический андроген, — объясняет Ольга Смирнова. — Главная функция — наращивание мышечной массы. В медицине широко используется для лечения ВИЧ-индуцированной потери веса, алкогольных гепатитов и даже анемии и наследственного отека Квинке.

В спорте систематический прием оксандролона оправдан далеко не всегда, особенно если речь идет о тех видах, в которых важна выносливость. Но краткосрочный курс способен обеспечить реактивность. Кроме того, когда мышцы растут, им нужно много кислорода. И здесь самое время вспомнить про эритропоэтин и тот факт, что андрогены стимулируют его продукцию.

У таких препаратов очень жесткий синдром отмены. Во время их приема собственные семенники перестают вырабатывать гормоны — организму достаточно тех, которые приходят извне. Когда анаболики отменяют, семенники далеко не сразу включаются в работу. Могут пройти годы, пока они снова научатся синтезировать гормоны. А могут не научиться никогда. Спортсмены, которые принимали первые поколения анаболиков, не доживали и до 50 лет. Дело в том, что мышечная масса наращивается не только у мышц, но и у сердца. Из-за отсутствия гормонов оно начинает атрофироваться. Это, конечно, крайний случай. Но в целом резкое отсутствие андрогенов влияет на все функции. Человек реально страдает потом».

(РИА Новости)
РИА Новости

Комментируя свою дисквалификацию, Евгений Устюгов сделал сразу несколько акцентов. Первый — на том, что многократно сдавал допинг-тесты за рубежом, и загрязненной оказалась только одна проба. Второй — на том, что у Московской лаборатории не было методики обнаружения оксандролона, а также самих образцов для проведения анализов на соответствующий препарат. И, наконец, третий — вещество невозможно приобрести на территории России.

На деле на запрос «оксандролон, купить» любая поисковая система отвечает десяткой ссылок. А цены варьируются от 1500 до 2500 рублей.

«У нас стало мало химиков-синтетиков, но нет ничего сложного в том, чтобы синтезировать оксандролон, если учесть, что он когда-то был запрещен к ввозу в Россию, — говорит Смирнова. — Что касается только одной грязной пробы, здесь все просто: спортсмен прошел курс за месяц до каких-нибудь соревнований, период полувыведения за это время проходит, в пробах следов вещества уже не будет, но эффект сохранится еще на какое-то время. Конечно, при таком раскладе его могут дисквалифицировать, даже если последняя проба чистая, а сомнительный результат дала предпоследняя, например. Это логично, особенно для стероидов, которые могут циркулировать в крови.

С аргументом про методику обнаружения тоже можно поспорить. Оксандролон вполне реально исследовать с помощью наборов для тестостерона. Вы не обнаружите именно оксандролон, но увидите, что уровень тестостерона выше нормы. Такая прибавка говорит о том, что в организме есть анаболик, который имеет сходный заместитель. Для людей, которые занимаются лабораторными исследованиями на уровне WADA, понять, в чем дело, не проблема».

(РИА Новости)
РИА Новости

Коктейль «Дюшес» и Ольга Вилухина, Ольга Зайцева и Яна Романова

Вилухина, Зайцева и Романова попали под подозрение после публикации второй части доклада Ричарда Макларена. Канадский юрист обнаружил их фамилии в файле «Дюшес». И, по его мнению, это могло означать только одно: девушки были причастны к допинг-программе Сочи-2014.

Для тех, кто все пропустил, версия WADA: перед Играми в Сочи Минспорта составило список спортсменов, которые в ходе подготовки должны были принимать коктейль из анаболических стероидов (метенолона, тренболона и оксандролона) и алкоголя. Стероиды попадали в слизистую рта после полоскания. Так допинг всасывался в кровь быстрее, а окно его обнаружения уменьшалось.

Девушки вину не признали и отправились в Спортивный арбитражный суд. Первые слушания должны пройти в Швейцарии 2 и 3 марта.

(РИА Новости)
РИА Новости

«Коктейль «Дюшес» — оригинальная придумка. Думаю, идея была в том, чтобы уменьшить концентрацию каждого из веществ, не уменьшая при этом суммарную дозировку, а, значит, и общую эффективность. Определение анаболиков имеет какие-то границы чувствительности. Именно на это и рассчитывал Родченков, когда смешивал сразу три вещества. Надеялся, что просто не хватит чувствительности метода.

Про оксандролон мы уже говорили. У метенолона схожий эффект. При этом в случае их применения вместе с ростом мышц начинают активно расти и жировые клетки. Это спортсменам точно не нужно, потому в смеси появляется тренболон. Он активирует гормон роста, который сдерживает развитие жировых клеток.

С алкогольной составляющей все совсем просто и понятно. Это повышает эффективность препарата, потому что в сочетании с алкоголем он быстрее усваивается. Все стероиды плохо растворимы в воде. Они растворимы в жирах и спиртовых растворах. Если вы будете принимать стероидный препарат, как все лекарства, запивая водой, половина не усвоится совсем, а другая половина будет делать это очень медленно. Если же вы смешаете их с алкоголем, они будут быстро всасываться, быстро перейдут в кровь и начнут интенсивно действовать».

Миостатин как допинг будущего

«Сейчас постепенно подключают генную инженерию, — рассказывает Ольга Смирнова. — Есть такой гормон мышц — миостатин. В нормальном организме у него есть своя функция.
Мышечная ткань очень энергоемкая. Если мышцы работают, это не проблема. Когда они не работают, организму становится жалко тратить энергию на их поддержание. Логика простая: мышца не работает, значит, должна атрофироваться, чтобы не сосать из организма лишнюю энергию. Когда человек тренируется, миостатина мало. Когда нагрузка на мышцу уменьшается, количество миостатина увеличивается, и он вызывает снижение мышечной массы. До тех пор, пока она в покое. Когда снова начинаются тренировки, миостатин снижается, и мышцы приходят в тонус.

Его очень интересно открыли. Есть такая порода коров — double-muscled cow. У них наблюдается дезактивирующая мутация миостатина и удвоенная мышечная масса. Им, как правило, тяжело стоять, потому что скелет не выдерживает такую огромную массу мышц.

(shutterstock.com)
shutterstock.com

Если этот миостатин убрать, то будет прирост мышечной массы, потому что нечему будет удерживать ее развитие. Изначально это открытие важно не столько для спорта, сколько для восстановления после заболеваний, которые характеризуются мышечной атрофией. Но это всегда так работало: то, что годится для медицины, легко превращается в допинг. Если лечат, будут и калечить.

Как его убрать? Можно вводить антитела, которые с ним связываются и мешают ему действовать. Или выбивать соответствующий ген. Причем молекулярная биология ушла настолько далеко вперед, что можно делать это точечно, в строго определенных мышцах, уже у взрослого человека».

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене