logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13

«Почему все говорят, что я пьян?». Губерниев устроил дико смешное шоу в «Вечернем Урганте»

Спел с «Фруктами», дал несколько мастер-классов и закинул ноги на стол.

Другое
9 октября 2019, Среда, 14:50
1tv.ru

На днях телеведущий и комментатор Дмитрий Губерниев получил два «ТЭФИ», отметил свое 45-летие и пришел в гости к Ивану Урганту. Sport24 внимательно посмотрел этот выпуск, который был наполнен исключительно позитивом.

То, что выпуск будет огненным, стало понятно уже на первых секундах: Губерниев обнялся с ведущими Ургантом и Дмитрием Хрусталевым, спел с группой «Фрукты» популярнейшую песню «Уступите парню лыжню» и закинул ноги на стол.

— Ты сам сказал: «Будь как дома», Хрусталев говорит «Дима, ты дома, на «Первом», и вот я здесь.

— То есть, ты дома ходишь в кепке со стразами и кладешь ноги на стол?
— Иногда, друзья! Но это подарок мастеров гримерного цеха. Всегда, когда ты приходишь на эфир, главное — это гримерка, все там. Ну ты же знаешь. И когда девчонки поздравляют с днем рождения, этот «Brilliant man» (надпись на кепке) — ну здорово же! Думаю, дай к Урганту приду, скажу спасибо гримерам.

— Ты понимаешь, что тебя это может унести совершенно в другую сторону?
— Уже давно. Послушай, я на «Евровидении» много раз был. Но с той поры ты по-прежнему уверовал в старомодную сексуальную ориентацию, как мы с тобой. Я не знаю насчет лысого (Хрусталев)…

— Как мы с тобой — это не старомодная сексуальная ориентация.
— Я понимаю, но тем не менее.

— Ты получил два «ТЭФИ» и стал самым титулованным российским комментатором.
— Да, но одна номинация неспортивная. Вообще, я хочу конкурировать с тобой.

— Одна неспортивная номинация — это ты отнял у кого-то «ТЭФИ»?
— Абсолютно точно.

Информационный ведущий — это здорово. Программа «Все на МАТЧ!», которую я веду, она же еще и информационно-аналитическая. А временами, когда я пою и танцую, она еще и развлекательная. Поэтому, Ванечка, прости, но на следующий год тебе хана.

— Да что ты.
— Конечно.

— Вот я думал, как будет выглядеть моя хана. А она пришла в такой кепке со стразами и в футболке с маленьким Димочкой Губерниевым.

— Как ты отметил 45-летие?
— Я был в Ижевске, на всероссийском дне ходьбы. Мы ходили. Это потрясающе!

— Надо же, как отметил.
— Да! Мы ходили, постоянно поддерживая российскую сборную. Прошли 2020 метров.

— Что-то с транспортом в Ижевске произошло?
— Нет, мы любим ходить. Знаю, ты вот бегаешь…

— Нет, я не бегаю. Откуда ты знаешь?
— Как это не бегаешь?

— То, что говорят на канале «Россия», что я бегаю, это я один раз убежал с канала, и все. Это не значит, что я все время бегаю.
— А я хожу.

— Не показывай, как ты ходишь!

Но Дмитрий все же показал мастер-класс.

— А ты сам, твой спорт какой?
— Я же гребец. Академического стиля.

— Серьезно?
— Конечно.

— А как тебя занесло в биатлон? Я греблю много раз смотрел, но ты ни разу не комментировал.
— Редко пропускаю. Но послушай, эта знаменитая победа на ОИ-2004, четверка парная. Ты же сам мне тогда позвонил после эфира.

— Это я ошибся номером!
— На самом деле, мы всегда ходили на лыжах. Мы, гребцы, зимой всегда лыжники. А где лыжи, там и биатлон.

Знаешь, самое интересное, когда меня объявляют как главного биатлонного комментатора страны, я каждый раз думаю: «Черт побери, а ведь Шипулин с «Первого» канала — второстепенный». Это тоже очень важно.

— Тебе приятно с «Первого» канала кого-то поддеть.
— Да, как всегда.

В этот момент Дмитрий отрывает от слова приклеенный микрофон.

— Зачем ты оторвал микрофон? Откуда в тебе столько энергии?

— У тебя есть еще один титул. Помимо того, что ты — главный биатлонный комментатор, ты еще и чемпион по скороговоркам.
— Да.

— Ты действительно говоришь много и очень отчетливо.
— Да, временами.

— Не, ты говоришь все время отчетливо, я слежу за тобой. Все буквы слышны. Слова — да, смысл не всегда.
— Главное — эмоция. А потом, когда наши спортсмены побеждают, ты можешь целый час кричать «ура», все скажут: «Как здорово он комментирует!». Ты же сам всегда так говоришь.

— Ты же не просто так развил свой речевой аппарат. Кто тебя учил?
— Светлана Корнелиевна Макарова — замечательный человек, мой любимый педагог по технике речи. Диктор первой волны, есть совершенно блестящая методика. Она учила многих, и даже Его (Дмитрий показывает пальцем наверх).

Я даже сам преподаю, представляешь?

— Нет.
— Я клянусь тебе!

— Поехали!
— Рассказываю. У тебя даже здесь микрофон (еще раз отрывает микрофон от стола), но мы говорим в специальный рупор. Вот, у меня тоже микрофон, вот сюда, в рупор, чтобы вся аудитория слышала, на легкой улыбке: «Друзья, сегодня у Урганта на «Первом» не только лысый Хрусталев, но главным образом, я должен это произнести, работник двух каналов, ласковый теленок российского ТВ, Дмитрий Губерниев». И меня слышит каждый.

Второй момент…

— Мы поняли, что смысл не важен.
— Да. Второе — расстановка акцентов. Смотрите: лысый — Хрусталев, не Ленин, пришли в гости к Ване Урганту, а не к Ване Солнцеву.

— Митя, он пьяный.
— Почему все так говорят? Я трезвый.

— Да потому что все так говорят! Дай скороговорку.
— Купи кипу пик. Пик кипу купи, Ургант.

Если говорить серьезно, ничто так не украшает эфир, как здоровый комментаторский ляп. Понимаешь, в тот момент, когда мы все лепим, творим, малюем. Это рейтинг.

— Согласен.
— Ну, Казимир Алмазов, ты помнишь: афиша, имя, публика, касса.

— Моя бабушка (Нина Ургант) играла в этом фильме, «Укротительница тигров».
— Конечно. Мы все выросли не только на твоей бабушке, но и даже на тебе. А папа Андрей какой хороший! Заметь, мы тут с ним на канале «Россия»…

— Между прочим!
— Мы вась-вась, между прочим с папой.

— Могу я называть тебя мамой в некоторых ситуациях?

— Расскажи про самый ужасный твой ляп.
— Их было очень много. Но самое ужасное, что это знаменитое «Блестяще» сказал не я. Но все подходят: «Как это было по-настоящему здорово». А я уже никого не переубеждаю — ну да, все я.

— А эта история, где ты отключился в Швеции?
— Ну, это гениальная история. Смотрите, если мы берем Сочи, Тюмень, Ханты-Мансийск или студию Урганта — это все современно. А Швеция, где обогревательные приборы не такие современные, как здесь… Как мы знаем, там все ушло в борьбу с потеплением. Все средства и, так сказать, все мозги.

И там стоял просто калорифер обычный. Я говорю: «Шведы, дайте мне попить». А они вместо бутылки принесли мне банку, но без пива, но с водой. И я положил банку в калорифер и забыл. А он же нагревается, нужно через две минуты достать.

Я что-то потянулся к компьютеру, и в этот момент раздался взрыв и погас весь свет: и на стадионе, и в комментаторских кабинах.

— Давай скажем, что Швеция осталась без света.
— Абсолютно точно. 15 секунд, потом заработала наша знаменитая АЭС, мы как-то помогли им. И я говорю: «Организация у шведов просто чудовищная, ни света нет, ничего». Раскололся я только сейчас.

Затем Ургант предложил Губерниеву прокомментировать ролики с закрытыми глазами. С чем Дмитрий прекрасно справился.

— Я просто аплодирую.

Дмитрий снова кладет ноги на стол.

— Я понял, мне хана уже в этом году. Вариантов нет
— Ты заметил, 48-й размер! В кои-то веки.

— Дима, у тебя растут ноги в момент репортажа.
— Постоянно. Я очень тебя люблю.

— Еще секунда…
— «Еще секунда, и скажет «убей». Перст императора». Это песня такая, Ваня.

Подписывайтесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене