logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Другое
14 августа 2019, Среда, 09:39

«Говорили, что я в реанимации пистолет просил — застрелиться». Трефилов — об операции на сердце

Легендарный гандбольный тренер Евгений Трефилов рассказал об операции на сердце, которую он перенес в феврале.

5 августа стало известно о том, что Трефилов покинул пост главного тренера женской сборной России и будет вице-президентом Федерации гандбола России. Под руководством 63-летнего Трефилова национальная команда завоевала серебро Олимпиады-2008 и золото Игр-2016, четыре раза выигрывала чемпионаты мира, по два раза становилась серебряным и бронзовым призером чемпионатов Европы.

«Пошел проверяться, сдавать анализы. Просто так, на всякий случай. Позвонил заместителю главного врача нашей краевой больницы — он сын моего бывшего тренера, профессор. Он и сказал прийти. Абсолютно нормально себя чувствовал. Просто давление подскочило, плохо спал. В связи с этим я, собственно, и пошел по врачам. А получил совсем другое. Профессор меня послушал, повел по кабинетам, сделали УЗИ, что-то еще. Потом он как начал перечислять, я обалдел: «Да не может быть». Я ведь с 1972 года, считай, действующий спортсмен. А в 60 с лишним выясняется, что сердечный клапан у меня не трехстворчатый, а двустворчатый. То есть врожденный порок сердца.

Тысячу раз до этого проверяли, обследовали ежегодно — никто ничего не находил. Плюс обнаружилось, что у меня серьезно нарушена иннервация дуги аорты. Я врачу говорю: мол, мне вообще-то на сбор ехать надо. Но он быстро мне объяснил, что с такой болячкой, если вдруг что случится, никакая скорая меня просто до больницы не довезет. Аорта лопнет — и до свидания. Очень многие великие люди, не чета мне, от этого умерли.

Испугался ли? Честно? Да. Согласился лечь в клинику. Я тогда сильно простыл еще, мне надавали кучу антибиотиков и отпустили домой, объяснив, что, пока простуду не вылечу, оперироваться нельзя. Так что я еще десять дней дома пожил и пошел сдаваться. Без боязни уже.

Прооперировали меня 19 февраля, а очухался я 23-го. День запомнил, потому что девушки в больнице мужиков-хирургов поздравляли. Операция, которую мне сделали, называется Бенталла. Клапан новый сделали, аорту, которая должна была лопнуть, заменили такой дугой тряпочной, часть нервных окончаний к чертовой матери при этом удаляется… Помните, песня была — «Только шелковое сердце не пылает и не болит». Вот я теперь такой. Дочь спросила как-то, когда я уже дома был: что за звук от меня идет? Часы клацают? А это клапан новый. Чмок-чмок, чмок-чмок. Некоторые люди с ума сходят от этого звука, как от китайской пытки. А я вот после операции почему-то жить захотел. Хотя девки-медсестры говорили, что я в реанимации пистолет просил — застрелиться.

Ну ты вылазишь из ниоткуда, только вроде в себя приходить начинаешь, хоп — и опять ушел. Температура 40, кислородную маску постоянно надевают, и ты сам должен раскачивать собственные легкие: высасываешь этот кислород. Сейчас я начал на тренировках на девчонок покрикивать — и понимаю: отвык.

Каким-то образом в организм уже после операции попала инфекция, образовались свищи — дыра 12 см в длину, четыре в ширину и глубина до четвертого или пятого позвонка, если снизу считать. Я почему и лежал еще два месяца после операции в гнойном отделении. Меня там долго чистили, потом сшили, потом все разошлось… До сих пор на перевязки приезжать приходится. В мае был на игре, так от начала до конца весь матч на ногах простоял — садиться нельзя было. Вот такая хохма. С другой стороны, сколько бы я прожил без операции? Никому не известно», — рассказал Трефилов в интервью РИА Новости.

«Почему за рубеж не еду? Меня просто посадят за мои методы работы». Трефилов ушел из сборной России

Сюрприз специально для вас! Интересно?
Бесплатная (и это правда!) ставка в 1000 рублей от лучшего букмекера

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0