Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13

Александр Логинов: «Если бы 5-е и 7-е места были верхом моих возможностей, уступил дорогу молодым»

Автор первой русской медали сезона рассказывает, как пробил эту стену.

Другое
7 декабря 2018, Пятница, 19:30
РИА Новости

Александр Логинов после завоевания первой российской медали нового сезона не выглядел самым счастливым человеком. В беседе с российскими журналистами он корил себя за былые ошибки, объяснил, почему редко улыбается и сказал, что хочет, чтобы призовые места были не единичными, а постоянными.

— Наконец получилось отстрелять на ноль, — рассказал Логинов после финиша. — В прошлом году в спринте у меня постоянно были ошибки, которые мешали подняться на подиум. Доволен, что сегодня все сложилось по-другому. Последние 500 метров были фантастическими. Я успел потерять на них 6 секунд. До сих пор не разобрался, как сумел это сделать.

— Отсутствие Антона Шипулина как отражается на вашей команде?
— Он находится рядом, всего в 2,5 часах езды. Мы с ним постоянно общаемся, держим связь. Думаю, он скоро вернется и будет высоко.

— Как себя чувствовали себя, соревнуясь два дня подряд?
— Сегодняшняя гонка для меня была более тяжелой, чем индивидуалка, потому что вчера я выходил на финишный круг свежее. Но тем не менее я все время по максимуму работал.

— Лыжня сильно была разбита?
— Естественно. Сказались сложные погодные условия и искусственный снег.

— Падение во вчерашней гонке отразилось на вашем состоянии?
— Нет. Не буду сваливать на это, потому что вчера хорошо поработал с массажистом. С оружием тоже все в порядке. Единственное, в чем была проблема — очень много воды в диоптре.

— В отсутствие выходного после индивидуальной гонки сегодня было бежать тяжелее привычного?
— Естественно тяжелее, но можно подстраиваться под любые условия, тем более что в Хохфильцене будет три гонки подряд.

— Почему в финишном створе вы не так энергично отталкивались?
— Здесь не очень хорошая лыжня на финише, и это чревато падением.

— После первой медали не только этого сезона, но и вообще после возвращения — есть ощущение, что груз свалился с плеч?
— Хорошо, что все так сложилось. Где-то мне не везло, но я не хочу в этом искать оправдания. Тем не менее сегодня пришлось ради этого потерпеть на трассе.

— Насколько глубоко вы переживаете эти неудачи и копаетесь ли в себе, как Антон Шипулин?
— Каждый человек копается в себе, но я стараюсь побыстрее о них забыть и двигаться дальше. Надо жить не прошлым, а настоящим и готовиться к следующим гонках.

— На отборе в Контиолахти вы были недовольны выбором лыж. Сейчас ситуация с инвентарем стала лучше?
— Проблема была не столько в выборе лыж, сколько в том, чтобы они ехали. Я прекрасно понимаю, что это дело не одного сезона. Сейчас мы ведем очень хорошую работу с нашей сервисной бригадой и фирмой-производителем. Они делают все, чтобы найти мне хорошие лыжи. В Контиолахти действительно были проблемы. Не хочу их скрывать. Думаю, что трудности закаливают.

— Насколько для вас комфортна методика тренировок нового тренерского штаба?
— Метод немного другой, не тот, который использовали раньше. Хованцев — опытный тренер, через которого прошло много великих спортсменов. Где-то требуется диалог и компромиссы, но мы над этим работаем.

— Так она вам комфортна или совсем не привычна?
— Где-то комфортно, где-то некомфортно, но в любом случае выводы надо делать по окончании сезона. После второй-третьей гонки немного тяжело.

— К вашей подготовке имеют отношение три наставника: Хованцев, тренер региональной команды Максим Кугаевский и личный тренер Александр Касперович. Каждый имеет свой взгляд на подготовку, как с этим разобраться?
— Я со всеми ними в хороших отношениях, поддерживаю с ними общение, всегда советуюсь. Но тем не менее у нас есть определенный тренировочный план, которого мы придерживаемся.

— Вчерашняя гонка вам помогла в качестве разминки?
— 20 км — это сомнительная разминка. Сегодня ощущалась мышечная усталость, потому что я немного недовосстановился. Но при этом я чувствовал себя лучше, чем на эстафете, где наоборот не хватало соревновательной практики.

— Вы сейчас учите английский?
— На каком-то уровне я его знаю, но этого недостаточно, чтобы комфортно дать интервью.

— Вы стесняетесь своего английского?
— Прежде всего, дело в недостатке практики.

— На спринт сегодня настраивались по-особенному?
— Нет, я просто старался показать свой максимум и делал все для этого. Но даже сегодня, когда получилась чистая стрельба и был хороший ход, есть вещи, которые я делал неидеально. Вот не повезло мне на финише, и я проиграл 0,3 секунды. Я бы не сказал, что спринт — моя любимая дисциплина, потому что я настраиваюсь на каждую гонку. Если бы вчера не было падения, сегодня все могло быть немного иначе.

— Почему у вас на фотографиях всегда злое и чем-то недовольное лицо. Сейчас вас это напряжение отпустило?
— Нет. Я эмоциональный человек, но предпочитаю эмоции держать внутри. Так же и сегодня. Мне не хочется зацикливаться на этой гонке. Я хочу постоянно показывать свой максимум. Раньше были неплохие гонки: пятые-седьмые места и ощущение стабильности, но это не то, чего ты ждешь и не то, ради чего ты тренируешься. Это не предел мечтаний для меня. Если бы это было верхом моих возможностей, предпочел бы уступить дорогу молодым спортсменам. Хочется попадать на подиум не эпизодически, а постоянно.

— Но неужели медаль вас не раскрепостит?
— Но мы же не ради одной медали тренируемся и выступаем.

— Значит, ставите задачу повторить успех послезавтра?
— Я понимаю, что вы хотите спросить о планах или какой-то тактике, но не надо забивать этим себе голову. Нужно просто выходить и делать то, что умеешь, что мы нарабатывали. Если ты будешь хорошо готов, у тебя будет возможность бороться за медали.

— Со старта как себя поведете. Пойдете за Антоненом Гигонна или поведете его за собой?
— Я пока не хочу об этом говорить. Я хочу просто отдохнуть после двух соревновательных дней и ни о чем не думать.

— В прошлом году у вас самый близкий медальный шанс был в преследовании в Анси, когда вы боролись за бронзу с Антоном Шипулиным. Почему-то многие посчитали, что вы специально уступили ему, так как эта медаль была ему нужнее. Можете это опровергнуть?
— Опровергну. Понятно, что Антон — сильный финишер. На тот момент я был готов чуть получше и финишный круг прошел посильнее, но он сильнее провел финиш. Возможно, мне не позволила выиграть ширина трассы и длина финишного коридора. В любом случае он эту медаль заслужил.

— Вы знали, что шесть лет подряд наша команда не обходится в Поклюке без подиумов?
— Нет. Я не следил за такой статистикой.

— Может, вчерашнее падение вас подстегнуло и пошло на пользу?
— Оно подстегнуло только к тому, чтобы быстрее пойти к доктору и массажисту, и они скорее намазали спину обезболивающим. А в остальном как это может подстегнуть? В любом случае виноват во всем я. Зачем мне дополнительно себя подстегивать? Корить себя нет смысла. Такое в биатлоне случается. Можно идти с тремя нулями и потом проиграть все последним выстрелом.

Будь в курсе всего самого сочного и интересного в мире спорта, подпишись на канал Sport24 в Яндекс.Дзене