Любимый биатлонист Губерниева: «Все говорят только про российский допинг, про остальных забывают через два дня»

Словацкий биатлонист Мартин Отченаш — о своем отношении к России, русской жене, которая спасла его карьеру, и интересной фамилии. Эксклюзив Sport24.

Другое
21 марта 2018, среда, 11:34
instagram.com/martin_otcenas

Словацкий биатлонист Мартин Отченаш — один из немногих иностранцев, поддержавший россиян, в не самое простое для нашего спорта время. О своей позиции по отношению к России, русской жене, спасшей его карьеру, интересной фамилии и выступлениях с линзами — Мартин рассказал в эксклюзивном интервью Sport24.

— Вы начинали свою карьеру как лыжник. Выступали на Олимпиаде в Турине и чемпионате мира 2007 года в Саппоро, но в итоге оказались в биатлоне. С чем это связано?

— После 2007 года в лыжной ассоциации Словакии сложились не очень хорошие отношения. Мне тогда было 20 лет. Не хотелось завершать карьеру, когда я еще толком начать не успел. В сторону лыжных гонок мне смотреть уже не хотелось. Я искал, где бы смог кататься на лыжах. Биатлон оказался очень кстати.

— Биатлон входит в число самых популярных видов спорта в Тюмени?

— В лидерах по популярности хоккей и футбол. Хоккей в нашей стране очень любят. После успехов Насти Кузьминой на Олимпиадах популярность биатлона возрастает. Но вот снег растает, и все постепенно забывают про наш вид спорта.

— Когда трехкратная олимпийская чемпионка по биатлону Настя Кузьмина переходила из России в Словакию, то уже было понятно, что она станет большой спортсменкой?

— Я знал, что из России к нам плохая спортсменка не приедет. Она была чемпионкой мира среди юниоров. Это говорило о ее потенциале.

— В Словакии Настя чувствует себя как дома?

— После Олимпиады у нас в стране было много мероприятий. Настя сказала, что ей хорошо в Словакии и она действительно чувствует себя, как дома. Я думаю, что люди сами лучше знают, где их дом.

— С кем из россиян вы теплее всего общаетесь?

— Теплее всего, конечно, с моей женой Наташей. Из россиян раньше всего я начал общаться с Катей Юрловой. Дело было в 2009 году на чемпионате Европы в Уфе. С Олей Зайцевой я говорил на словацком, даже когда еще русского языка не знал. С Женей Устюговым, Максимом Чудовым или Олей Вилухиной мы хорошо общались, когда они занимались биатлоном.

— Но русский язык вы в школе не учили?

— Совсем нет. Я не успел застать то время, когда в Словакии в школах преподавали русский язык. Но еще до знакомства с женой знал некоторые слова. Не всегда все правильно говорил. Но я хорошо понимаю русский язык и могу читать, а вот писать пока еще тяжело. Если будет очень нужно, то смогу написать на русском, но это не так легко. Получается, что я учил язык через общение с российскими спортсменами — Катей Юрловой и ребятами.

— Ваша жена россиянка Наталья Бурдыга, выступавшая за Украину. Как вы познакомились?

— Я очень хотел с ней познакомиться поближе, но как-то не хватало времени. После чемпионата мира в Контиолахти она объявила, что хочет завершить карьеру. Тогда я очень расстроился, потому что не успели пообщаться побольше и хорошо узнать друг друга. Но на летнем чемпионате мира она вернулась, и я понял, что второго шанса у меня уже не будет.

— Дома у Натальи в России вы уже успели побывать?

— Да, конечно. Я с радостью поехал выступать на чемпионат мира по летнему биатлону в Чайковском в прошлом году. Моя жена как раз из Пермского края — закончила университет в Чайковском и тренировалась там. Она родилась в Осе — это недалеко от Перми. В итоге мне удалось познакомиться с семьей жены и официально попросить ее руки.

— Что-то в России вас удивило особенно?

— Это был далеко не первый мой визит в Россию. Часто бываю здесь, поэтому многое знаю про страну, хотя далеко не все. Конечно, многое удивило, когда я побывал здесь в первый раз. Например, как у вас решаются проблемы или просто, как люди живут. Сейчас меня уже ничего не удивляет.

— У вашей жены есть коронное блюдо?

— Она всегда вкусно готовит. К каким-то блюдам я привыкал, но вот к рыбе не привыкну никогда. С рыбой я вообще не дружу — она должна плавать в море. Очень люблю, когда жена готовит борщ.

— 8 марта и 14 февраля, которые так любят все женщины, в Словакии тоже особенные дни?

— 8 марта есть и в Словакии, но празднуется не так сильно, как в России. 14 февраля нам не удалось отпраздновать вместе. В Тюмени мы увидимся, и у меня есть все, чтобы исправить эту ситуацию.

— Вы один из немногих иностранных спортсменов, которые поддержали россиян в сложный момент. Даже у себя в инстаграме выложили пост в поддержку наших спортсменов, когда их не пустили на Олимпиаду. Почему решились на это?

— Потому что все разговоры относительно допинговых проблем ведутся только о России. Это нечестно. Правильно было бы говорить обо всех странах, где есть проблемы с допингом. Но когда появляется новость о допинговом случае в другой стране, то все про это забывают через два дня. То, что все говорят только про Россию, — это очень обидно и несправедливо.

— Говорят, что вы поддерживаете россиян не только в биатлоне?

— Да. Например, Елена Исинбаева — великая спортсменка. Встретился с ней на Олимпиаде в Сочи. Когда смотрел легкую атлетику, то обращал внимание, как она выступает и концентрируется на соревнованиях. Это действительно восхищает. Дарья Клишина очень красивая девушка. Только не говорите об этом моей жене, потому что она у меня самая красивая!

— Вам приходилось выступать в линзах из-за проблем со зрением. Такое в биатлоне, где стрельба играет важную роль, встретишь не часто. Насколько это усложняет процесс?

— Мне уже сделали операцию, поэтому про линзы можно забыть. Не скажу, что это совсем редкость, потому что и другие спортсмены выступали с линзами. Например, моя жена или чемпионка Европы Магдалена Гвиздонь из Польши. Я думал, что зрение не мешало мне во время стрельбы. Но моя жена Натаха сказала, что нужно уменьшать все ошибки на стрельбе и надо попробовать линзы. С ними очень тяжело выступать. Когда едешь со спуска, и ветер дует в лицо, то глаза начинают слезиться. Был случай, когда линза вылетела, и я ее потерял. В прошлом году весной я решился на операцию.

— Несколько стран бойкотировали этап Кубка мира в Тюмени. Как вы к этому относитесь?

— Пусть делают, что хотят. Мое мнение, что не нужно мешать политику в спорт. Ситуация получается сложная, ее нужно решать.

— Складывается впечатление, что в биатлоне словаки относятся к России гораздо добрее, чем чехи.

— Сложно сказать, в чем дело. Поверьте, между Чехией и Словакии тоже были непростые отношения, особенно в 1993 году, когда наша страна делилась. С какими-то спортсменами из Чехии у меня очень хорошие отношения, а некоторые могут даже не поздороваться. Бывает обидно.

— Какие у вас ожидания от этапа Кубка мира в Тюмени?

— Я очень ждал этих соревнований. Так выходит, что у меня здесь очень здорово получается выступать. Так было и на летнем чемпионате мира, и на чемпионате Европы. Сейчас состояние не самое лучшее, потому что я болел в Контиолахти. Надо прийти в себя к спринту. Жаль, что состояние не оптимальное, но выступать нужно, чтобы набрать очки для команды в Кубке наций.

— Ваша фамилия звучит очень необычно. Она имеет какое-то церковное происхождение?

— Есть люди, у которых похожая фамилия, но нет буквы «т» — Оченаш. А у меня получается Отченаш, как будто в честь нашего самого большого папы. Фамилию себе не выбирают. Так что не могу сказать, почему она у меня получилась именно такой. Читал много комментариев, что россиянам очень нравится моя фамилия.

— Этот биатлонный сезон подходит к концу. Какие цели будете ставить перед собой на следующий?

— Пока не знаю. Ситуация складывается не очень хорошая. Сейчас не хочу говорить, буду ли продолжать карьеру или нет. Нужно отдохнуть и хорошо подумать. В последние два года я тренировался только со своей женой. Папа много помогал, он занимается подготовкой лыж в сборной. Если бы не моя жена, то меня в биатлоне уже не было бы. Мы много ездили за свой счет — она тренировала меня, стоя за трубой, помогала с массажем для восстановления, готовила еду сама, потому что средств на питание в гостинице не было. Я ей за это очень благодарен.

0