logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

МОК игнорирует решение суда. Что происходит?

У сегодняшнего решения могут быть очень серьезные последствия. Для всех.

Другое
5 февраля 2018, Понедельник, 09:30
Getty Images

У сегодняшнего решения могут быть очень серьезные последствия. Для всех.

1 февраля Спортивный арбитражный суд вынес неожиданное решение — удовлетворил апелляции российских спортсменов, которых МОК из-за допинговых обвинений лишил медалей Сочи-2014 и пожизненно дисквалифицировал. В списке восстановленных в правах — олимпийские чемпионы Александр Легков и Александр Третьяков и призеры Максим Вылегжанин, Татьяна Иванова, Ольга Фаткулина, Елена Никитина и другие. Всего — 28 фамилий. На поездку в Пхенчхан рассчитывали 15 из них: 13 спортсменов и 2 тренера. Но МОК воспользовался своим правом и отказал россиянам в приглашении на Игры-2018.

И здесь — никаких сюрпризов. МОК и ВАДА действуют очень последовательно и во многом именно поэтому задают настроение бесконечной допинг-истории. У них есть четкая позиция — в российском спорте годами существовала система поддержки допинга на государственном уровне. Все действия (и слова) международных спортивных чиновников направлены на то, чтобы обеспечить жизнеспособность этой позиции.

Даже версия Родченкова, при всей ее кинематографичности, выглядит вполне стройной. Царапины на контейнерах расскажут о том, что их пытались вскрыть, аномальные показатели соли в некоторых образцах — о том, что их сначала разбавляли, а потом восстанавливали плотность. Про «Мартини» и «Чивас» расскажет любой медицинский эксперт — стероиды (именно их использовал Родченков) плохо растворимы в воде и отлично — в спиртовых растворах. Ни одного прямого доказательства вины российских спортсменов нет, но есть мгновенная реакция и хорошо продуманная информационная политика.

А что в ответ? Тишина и нелепые замечания в эфире федеральных каналов, вроде этого: «Мы передали вам чистые пробирки, а где вы их царапали, нас не волнует». Никто не защищал спортсменов сразу после публикации докладов Макларена. Никто не пытался собрать убедительные доказательства невиновности (в спортивном праве, к слову, бремя доказывания ложится в первую очередь на обвиняемых). Никто так и не ответил за все, что происходит с российским спортом.

Недавняя победа в CAS — большая и важная. Но, во-первых, случилась слишком поздно. А, во-вторых, с самого начала очень неоднозначно воспринималась Международным олимпийским комитетом и другими участниками процесса. Это в России каждый второй заголовок кричал про «оправдание» и «восстановление репутации». В глазах международного сообщества никакого оправдания не случилось.

«Решение суда не означает, что эти 28 спортсменов ни в чем не виноваты. Но в их случае из-за недостатка доказательств апелляции были удовлетворены, санкции будут аннулированы, а индивидуальные результаты, показанные в Сочи-2014, восстановлены», — прокомментировал итоги слушаний генсек CAS Мэтью Риб.

Президент МОК Томас Бах и вовсе заговорил о системном сбое: «Это решение — большое разочарование и неожиданность для нас. Панель не донесла до нас полную формулировку решения, нам сказали, что это произойдет в конце февраля, и нас это крайне разочаровывает. Это решение показывает необходимость в реформах CAS, в частности в системе управления».

Наивно рассчитывать, что на церемонии закрытия Олимпийских игр в Пхенчхане нейтральный флаг превратится в триколор, а допинг-преследование в отношении России прекратится. МОК и ВАДА еще в декабре говорили о новых доказательствах вины российского спорта. В числе прочего назывались манипуляции с системой ADAMS и стероидными профилями спортсменов.

Этого хватит, чтобы оставить Олимпийский комитет России без аккредитации. На неопределенный срок. Самый показательный пример — Всероссийская федерация легкой атлетики. Местные чиновники думали, что на восстановление всех прав уйдут считанные месяцы. На деле российские атлеты до сих пор подают индивидуальные заявки на участие в международных турнирах. Без флага и гимна.

МОК всегда оказывается на шаг впереди. Единственный способ исправить эту ситуацию — перенести разбирательства в гражданские суды. Эффектнее (и эффективнее) всего — подать иски против Ричарда Макларена и компании Berlinger, производителя контейнеров для допинг-проб.

(РИА Новости)
РИА Новости

В докладах Макларена, например, достаточно много ошибок. Адвокат российских лыжников Александра Легкова и Евгения Белова еще в прошлом году обнаружил сразу несколько несоответствий после изучения кода, который приписывается Евгению. По словам Кристофа Вишеманна, код, якобы принадлежащий Белову, фигурирует в отчетах по соревнованиям, в которых спортсмен не принимал участия. А это может свидетельствовать только о том, что он принадлежит кому-то другому.

На основании этого можно и нужно добиваться того, чтобы Родченков перестал считаться «надежным свидетелем, раскрывшим миру российский допинговый заговор». А заодно напомнить, что именно Родченков вымогал деньги за сокрытие положительных проб. Данные об этом есть и в докладе Паунда (на основании которого под фактическим запретом российская легкая атлетика), и в докладах Макларена.

Главное — не упустить еще один шанс.