Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13

«Для меня он был героем». Каким запомнят умершего боксера Дадашева его знакомые

Максим оставил после себя только самые теплые воспоминания.

Бокс и ММА
25 июля 2019, Четверг, 01:10
Getty Images

20 июля Максим Дадашев 11 раундов боксировал против пуэрториканца Субриэля Матиаса. Перед началом заключительной трехминутки тренер россиянина Бадди Макгирт принял решение снять боксера с поединка.

С ринга Максим попал на операционный стол. Ему провели трепанацию черепа, ввели в медикаментозную кому, а 23 июля пришли новости о том, что сердце Дадашева не выдержало и он скончался.

Мы поговорили с людьми, которые знали Максима.

Миша Алоян

Экс-капитан сборной России по боксу, бронзовый призер ОИ-2012, сейчас выступает в профессионалах.

«Мы с ним познакомились в молодежной сборной по боксу в конце 2006 года. Я уже как год был в молодежке, потом он к нам добавился. Максим был немножко младше меня, но он был прямой человек, в сборной были некоторые моменты, а Максим говорил прямо, как есть. И делал это искренне. Максим или вообще не говорил, или говорил правду. Он для меня всегда останется настоящим мужчиной. В жизни он был жизнерадостным, дружить умел, был душой компании, со всеми хорошо общался.

Он всегда вливался в компанию. Максим как боксер был настоящим воином, сейчас все о нем отзываются не просто так, и это делается не для похвалы. Максим действительно был настоящим храбрецом, в боях и в спаррингах он в каждом эпизоде старался дать ответ. Он никогда просто так бои не отдавал. То, что с ним случилось, доказывает, что он настоящий воин.

Максим всегда вел себя по-мужски. Я это не говорю, чтобы приукрасить, ни в коем случае. Все его повадки, слова… все говорит само за себя. Весь боксерский мир знал, что он был в больнице, но, когда я прочитал, что с Максимом такое случилось, слов не подобрать. Я до сих пор в шоке, как такое могло случиться».

Армен Закарян

Двукратный чемпион России по боксу. В полуфинале 2012 года боксировал с Максимом Дадашевым.

«Я Максима давно знаю по сборной. Не скажу, что мы были очень близкими друзьями, но были товарищами по сборной. Мы в принципе общались хорошо, как-то жили даже в одной комнате на сборах. С нами еще был Петр Хамуков, это был 2012 год. Максим был воспитанным и дисциплинированным парнем, он весь отдавался боксу. Выделялся характером и спортивным духом. Я читаю публикации в социальных сетях, где его называют воином — это так и есть. Потому что он до последней секунды, до самого гонга сражался на ринге и до конца отстаивал свою честь и честь своей страны. Мне он запомнился очень волевым и мужественным боксером.

Я не хочу оказаться голословным, может быть, я ошибаюсь, но у Максима были проблемы со здоровьем. Говорили, что, когда было обследование, у него уже тогда выявили проблемы со здоровьем.

Это помнит и наш тренер по сборной. Когда я ему сказал про печальную новость, он был опечален. Мы вспомнили, что у него давно были проблемы с головой, как говорят сейчас в СМИ. Ему нельзя было боксировать, я не могу на 100 процентов говорить, но, по-моему, было такое, что он перенес вирусный менингит. Ему тяжело пришлось, и он выкарабкивался из того состояния очень долго.

Это случилось где-то в 2008 году, он после Европейских игр-2015 уехал в США. Получается, что еще 11 лет он бился и выходил на ринг, когда были вопросы по здоровью.

У Макса манера ведения боя была только вперед, не отступать и не сдаваться никогда. Говоря на боксерском языке, он любил порубиться с соперником, перерубить, додавить и сжать.

Это большая трагедия, я очень соболезную, скорблю и сопереживаю его семье, родителям и родственникам. Это большая утеря для всех».

Амир Аллахверди

Бизнесмен и меценат, проживающий в США. Дружит со многими русскоговорящими боксерами и бойцами ММА, выступающими в Америке.

«Мы познакомились в конце 2015-го года. Максим Дадашев приехал из Питера тренироваться в Boxing Labolatory, которая находится в городе Окснард. Мы с другом однажды приехали в этот зал, там находился и Максим. Так и познакомились. Он оказался очень приятным, приветливым и улыбчивым парнем. Постепенно начали общаться.

Окснард находится в часе-полутора езды от Лос-Анджелеса, поэтому не так часто виделись, но всегда были на связи. Я присутствовал почти на всех его боях. Он был очень целеустремленный парень, знал, чего хотел. У него была цель стать чемпионом мира, и он делал все возможное для этого.

На тот роковой бой мне поехать не удалось, и я смотрел его в прямом эфире. Он дрался, как воин. Все, вроде, шло нормально, он намного техничнее смотрелся, переигрывал футворком, а потом противник начал бить по корпусу, и эти удары замедлили Максима, и он стал пропускать по корпусу и голове, но несмотря на это Максим не хотел, чтобы судья или его угол останавливал бой.

После боя Максим уже не смог самостоятельно идти. Он спустился, подсел, его подхватили и положили на тележку. В тот момент я очень переживал. Мне говорили, мол, пропустил в живот, бывает. Но какое-то тревожное чувство не покидало меня. Я Нашел тогда в твиттере журналиста, который находился там, чтобы отслеживать ситуацию. Звонить кому-то из его команды было неудобно в такой момент. Я ждал новостей и в голове крутилась мысль: «Только бы все закончилось хорошо».

Когда объявили, что ему нужно провести трепанацию черепа, я понимал, что все серьезно, но почему-то верил, что все будет хорошо. Утром просыпаюсь… И тут такая новость. До сих пор не могу поверить. Мне запомнился вечер, как мы сидели в ресторане в Лас-Вегасе после одного из его боев. С нами были его жена и ребенок. Мы долго общались, смеялись, говорили о его дальнейших планах. Хороший был парень, добрый, волевой».

Сергей Липинец

Профессиональный боксер и кикбоксер. Экс-чемпион мира по версии IBF.

«Я же пришел в бокс из кикбоксинга, поэтому в сборной мы не пересекались. Познакомились в Лос-Анджелесе. У нас тут есть баня, в которую приходят все русскоговорящие боксеры. Ломаченко, Беспутин, Макс… Ну, и все остальные. Там и познакомились. Очень приятный и жизнерадостный парень, любил бокс.

Мы не очень много раз виделись. Последний раз я ходил на его бой с мексиканцем Антонио Демарко. Он показал себя с хорошей стороны. Храбро дрался. Очень быстрый, хорошие атаки и комбинации. С удовольствием смотрел его бои. Очень нравилось. Макси — храбрый воин.

Бой с Матиасом я тоже смотрел. Не видел особых опасностей. Честно говоря, не знаю, что бы сделал на месте тренера или рефери. Это бокс. Тут каждый удар опасен. По бою не видно было, что он принимал какие-то акцентированные удары. Единственное — много попаданий пришлось на виски.

Когда узнал о состоянии Максима, желал, чтобы все было хорошо. К сожалению, врачи не смогли ему помочь. Мы обсуждали эту ситуацию с ребятами из сборной, которые тут находятся. Переживали. Я запомню его жизнерадостным парнем, который был для меня героем. Он никогда не сдавался. Ни на ринге, ни в жизни. Был отличным бойцом. Жаль, что мы мало общались. Соболезную его семье».

«Надо было зарабатывать». Боксер Дадашев уже был в реанимации, но продолжал выступать

0
0