Редакция
Sport24

«Бой Флойда с Пакьяо более вероятен, чем бой с Хабибом». Этот человек привозит Мейвезера в Россию

Интервью Тимофея Кургина. Говорим про деньги, Мейвезера и Емельяненко.

Бокс и ММА
15 февраля 2019, Пятница, 10:00

Тимофей Кургин начал ездить на бои Флойда Мейвезера в 2012 году. У Кургина завязались дружеские отношения с боксером, в 2017-м он открыл зал, в названии которого фигурирует имя Мейвезера, а сам Флойд несколько раз посещал Россию при содействии Тимофея.

Кургин — российский бизнесмен, обладающий возможностями и желанием вкладываться в единоборства. С подачи Кургина два года назад была организована команда Industrials, в обойме которой находится десяток бойцов, выступающих в ММА и боксе.

В интервью Sport24 Тимофей Кургин рассказывает, почему ему было интересно познакомиться с Мейвезером, откуда появилось желание тратить деньги на собственную команду, и при каких условиях на смешанных единоборствах в России можно будет зарабатывать.

— Следил за Флойдом достаточно долго, но заинтересовал он меня после боя с Виктором Ортисом. Тогда Мейвезер повел себя нестандартно и неординарно, показав, какой он человек, какая личность. И, считаю, в той ситуации был прав. После этого я решил, что точно отправлюсь посмотреть на него вживую, и в 2012-м попал на бой Мейвезер — Котто, — говорит Кургин.

— После не пропустили ни одного боя?
— Нет. У меня не получилось поехать на бой с Гереррой и на два — с Майданой. Бои с Пакьяо, Берто и Макгрегором посетил.

— Когда вы в первый раз летели на бой Флойда, сразу в голове держали, что хотите завязать не только дружеские, но и деловые отношения?
— Честно говоря, когда общаюсь с людьми, не думаю о бизнесе. Это само собой получилось. Меня Флойд заинтересовал как личность. Опять же, после его боя с Ортисом. Было интересно, оправдается ли мое впечатление о нем.

— Оправдалось?
— Абсолютно.

— А какие у вас были ожидания?
— Давай вспомним, что про Сергея Ковалева говорил Андре Уорд в одном из своих интервью перед их реваншем с Альваресом.

— Он подразумевал, что проблема Ковалева в неумении брать ответственность за поражения на себя.
— Именно так. На практике он ошибся, потому что Сергей сделал выводы и взял реванш, проведя, вероятно, лучший бой в карьере, но в теории Уорд описал все верно — когда человек не берет на себя ответственность, то ни в жизни, ни в спорте он не может двигаться вперед. Это напрямую связано с мышлением победителя. Оно заключается в готовности человека брать на себя ответственность за свои неудачи. Когда человек говорит, что никто не виноват, кроме него самого. Мол, допустил ошибку, буду работать упорнее. Это дает возможность двигаться дальше. В любом виде деятельности. В бою с Ортисом Флойд взял ответственность за свою карьеру. Представьте, если бы судьи его дисквалифицировали. Или, например, публика не приняла бы такой поступок. Я увидел человека, который может рискнуть всем, когда понимает, что он прав. После я пообщался с одним американским тренером. Он говорил, что Флойд — компьютер. Посмотри внимательно концовку того боя. Он повел себя не как спортсмен, а как боец, как личность. Мне хотелось посмотреть, действительно ли это настолько крупная историческая фигура. За те годы, что мы общаемся, я увидел, что ожидал увидеть. Думаю, сейчас Флойда недооценивают. Недооценивают, как личность. В будущем о нем напишут книги, снимут фильмы, но пока он недооценен.

— Как часто стали видеться с Флойдом после личного знакомства?
— Видимся не так часто, но регулярно. Постоянно на связи. В общем, поддерживаем дружеские отношения.

— Деловые отношения завязались сразу?
— Нет. Это в принципе процесс не очень быстрый. А у американцев, тем более у звезд такого масштаба, все происходит очень медленно. Можете сами посмотреть. О бое с Макгрегором они договаривались два года. О бое с Пакьяо — шесть или семь лет. В общем, все происходит неспешно.

— В 2017-м в Жуковке открылась Академия бокса Флойда Мейвезера. Чем подобный проект заинтересовал Флойда, и имело ли для него значение, где конкретно будет располагаться зал? Имею в виду то, что он номинально находится за пределами столицы.
— Да, это не столица, но Рублевка. Столица денег. Для Флойда это логично. Инициатива исходила не от него, а от меня. Он интереса не проявлял, а просто дал свое согласие. Локацию выбирал Олег Жадобин, посчитав ее оптимальной. В Москве уже есть одна Академия. Две Академии подобного класса для Москвы — много. Флойд — лицо проекта. Он просто пошел к нам навстречу, согласившись на предложение.

— Получается, вы посетили пять боев Мейвезера в Лас-Вегасе. Последний раз он боксировал 31-го декабря 2018-го в Токио. Почему не полетели?
— Мысль такая была. Но потом принял решение не ехать. Во-первых, бой носил выставочный характер, а во-вторых, хотел новый год провести с семьей. И так мало времени получается с ними проводить.

— Со слов Мейвезера, он заработал на этом 9 миллионов долларов. Получается, Rizin платит огромный гонорар Флойду за то, что он прилетает, проводит на ринге 130 секунд, побеждает восходящую звезду японских единоборств и улетает. Можно ли это назвать пустой тратой денег для принимающей стороны?
— Японцы — очень специфические и богатые. Во-первых, надо понимать, что 9 миллионов долларов для них это не то же самое, что для нас. Во-вторых, они не так избалованы крупными событиями. Поэтому пустой тратой денег точно назвать нельзя. Для них обычная практика — делать себе такие подарки на новый год. Вспомните бои того же Федора в Японии.

— Гонорар в 9 миллионов не выглядит и особенно значимой суммой для самого Флойда. В контексте его обычных гонораров.
— Не соглашусь. Это хорошие деньги. Если бы он зарабатывал за бои по 900 миллионов долларов — согласен. А так, он зарабатывает 200-300 миллионов долларов. Так что, 9 миллионов, повторюсь, хорошие деньги.

— Разговоры вокруг боя Флойда и Хабиба лично мне казались несерьезными. Как минимум, потому что Хабиб связан контрактом с UFC, а, как максимум, даже после боя с Конором очень сложно представить Нурмагомедова, выступающего по правилам бокса. Сюда же накладывается дисквалификация. В октябрьском интервью корреспонденту «Матч ТВ» Вадиму Тихомирову вы говорили, что Флойду это все равно может быть интересно. Во что вы верите больше прямо сейчас: бой Флойда и Хабиба или реванш Флойда с Пакьяо?
— Конечно, наиболее вероятен сейчас бой с Пакьяо. Причина лежит на поверхности. Бой Флойда и Хабиба сейчас максимально сырой. Эта сделка в самом зачатке. На реализацию, раскрутку, снятие спорных вопросов и так далее уйдет не один год. Что касается несерьезности, то и разговоры про бой Мейвезера с Макгрегором казались таким же. Я только в последние полгода перед поединком понял, что идет плотная работа. Сейчас Мейвезер — Нурмагомедов выглядит нереалистично. Если сравнивать с Пакьяо — тем более. Тут же все готово. Пакьяо не в прямом, но определенном контексте — боец Флойда, потому что у Мэнни сейчас нет промоутера, и он сотрудничает с партнером Мейвезера — Элом Хэймоном. Нет конкуренции между промоушенами, каналами и так далее. Все находится в одних руках. Для Мейвезера не составит труда организовать бой со свободным агентом. Этот поединок находится на поверхности. Есть мнение, что их реванш даже соберет больше денег, чем первый бой. Пакьяо выступил неплохо против Бронера, а Флойд, как многие считают, подрался не очень хорошо с Макгрегором, пропустив пару «дураков». Но я не исключаю, что бой против Хабиба реален. Мы находимся в начале большой сделки. Нет понимания, когда это произойдет, где произойдет, и вообще, произойдет ли. Но все возможно.

— В 2017-м году прошла презентация команды Industrials, к которой вы имеете прямое отношение. Почему вам стало интересно связать себя с подобным проектом?
— Потому что участники этого проекта, хоть и моложе меня, но они являются моими близкими друзьями, несмотря на коммерческую успешность или неуспешность. Это просто близкие мне по духу люди, на которых я смотрю и вижу себя.

— Если отбросить дружескую составляющую, нравится ли вам то, как развивается команда?
— Да. Пока это компактный проект, но мне хочется, чтобы это была более массовая история. С другой стороны, ребята, которые этим плотно занимаются, подходят к ситуации рационально и говорят, что оптимален именно текущий формат. Развиваться и вкладываться необходимо, но происходить должно все эволюционным путем. Надо идти от бойцов. Появится на примете какая-то звезда — будем увеличивать бюджет. Соответственно, и количество людей, которые захотят попасть в команду, вырастет. Всему свое время.

— По сути, костяк и обойма команды существенно не менялась со дня ее основания.
— Ну, понимаешь, у нас все поделено. Команды, промоушены известны. Industrials — один из проектов. Может, мы не в самом топе, но уверенно держимся в десятке. Я не верю, что кто-то откуда-то к нам будет переходить. Мы и не стремимся кого-то переманивать. Будем растить свои кадры. Просто нужно время.

— А лично у вас до появления Industrials были предложения сотрудничать с другими, уже существующими промоушенами? Помогать им каким-то образом?
— Была масса предложений различного формата. Мы это все сводим к бойцам. К их участию в различных событиях действующих промоушенов или со-промоушенов. Организовывать что-то свое — нецелесообразно. Если ты имеешь в виду, предлагали ли войти в долю, то да, было и такое. Но мы думаем, что это преждевременно.

— На презентации Industrials присутствовал Федор Емельяненко. Какие отношения вас связывают с ним?
— Чисто человеческие. Он мой товарищ, прекрасный боец, лицо этого спорта. Легенда, в определенном смысле.

— Наверное, вам было тяжело видеть произошедшее в бою против Бейдера?
— Ужасно. Было жаль, что в силу объективных и субъективных причин, в силу возраста, подготовки и чего-то еще все так случилось. Не знаю, что происходило за кулисами боя, но это спорт. Обидно за такое досадное поражение.

— Чисто по-товарищески, вам бы хотелось, чтобы Федор остановился?
— Если мы говорим про эмоциональную составляющую, то да. Но, например, скажем мы человеку, мол, тебе пора заканчивать, а он ответит, что нужно кормить семью, зарабатывать деньги. Тут уже ничего не скажешь. Кто-то может выразить мнение, что это наносит определенный урон имиджу и репутации, но в каком-то плане действия Федора логичны.

— Всегда удивлял этот аргумент в отношении Федора. Со стороны кажется, что он, находясь в своем статусе, мог бы вполне неплохо зарабатывать, завершив профессиональную карьеру.
— Это ситуация, в которую попадает 99 процентов бойцов. Один Флойд — исключение. Да, он может заработать, но это будут не те деньги. Не знаю всех финансовых нюансов, но, допустим, если Федор за бой зарабатывает 500 тысяч, миллион или два миллиона долларов, то каким образом у него получится сделать такие деньги в обычной жизни? Да не только он, а любой абстрактный боец или боксер. Все они выступали до тех пор, пока люди готовы были платить за это. Посмотри на того же Мохаммеда Али. На закате карьеры он проигрывал более молодым соперникам. Что, он не мог зарабатывать? Мог. Просто на ринге это все равно больше. А кто отказывается от солидных гонораров? Это обычная история.

— Главный стереотип о российских ММА, как о бизнесе: это далеко не самое прибыльное дело. Что вы думаете об этом?
— Спорт вообще зачастую не прибылен. Околоспортивный бизнес — да. Возьми футбол. Насколько там все успешно? Мы не говорим о грандах, типа «Ювентуса» или «Манчестер Юнайтед», которые торгуются на бирже. А так, многие виды спорта, в частности, единоборства, это дотационная тема. Зарабатывают только управляющие партнеры. Вот модель UFC, допустим. Да, Дэйна Уайт зарабатывает, наверное. Но сомневаюсь, что те, кто вкладывают средства, получают с этого именно чистую прибыль. Управляющие менеджеры приглашают бизнесменов, у которых есть «свободные» деньги и мечта этот проект приобрести. А возврата инвестиций я не вижу нигде.

— По крайней мере, в России все промоутеры периодически напоминают о том, что ММА — это сплошные затраты. На ваш взгляд, есть ли модель, которой можно придерживаться, чтобы на этом зарабатывать?
— Если говорить узко, то у нас довольно молодая индустрия, которая делает первые шаги. В будущем, наверное, можно увеличивать обороты, и, соответственно, прибыль. Если говорим глобально, то заработок возможен тогда, когда улучшается благосостояние людей. Когда людей, готовых платить за конкретно этот продукт, становится больше.

— Если мы посмотрим на российские ММА, есть ли промоушен, который, на ваш взгляд, наиболее грамотно ведет дела? С финансовой точки зрения.
— Можно сказать не только про ММА. Мне нравится, что делает Андрей Рябинский из «Мира бокса». Он просто герой. С точки зрения бизнеса, это не бизнес, а благотворительность. Он пришел и начал вваливать свои средства. До того момента, пока я его не узнал лично, думал, когда же у него закончатся деньги, или ему это надоест. Без всякого злорадства, просто было интересно. Но деньги не закончились, не надоело, он продолжает. В Fight Nights Global толковые ребята. Классный формат, быстро вспыхнули. ACA тоже вывозят на чистом энтузиазме, на решении одного человека. На них держится огромное количество бойцов. Вот они все нравятся, но эти промоушены нельзя назвать в чистом виде бизнесом.

— Если говорить глобально, то интерес к смешанным единоборствам, как к виду спорта, растет с каждым годом. И еще одно популярное мнение, но уже не только в пределах России: бокс сейчас сильно уступает ММА. Не по заработкам спортсменов, но по зрительской вовлеченности. Вы чувствуете это?
— Я чувствую, что это два разных направления. Бокс — это классика, ММА — новая продвинутая тема, которая, без всяких сомнений, притянет большую аудиторию, но никогда не сможет заменить бокс. Проведу аналогию с PlayStation и Nintendo. Как бы популярно это ни было, но мы все равно будем играть в шахматы. И чемпионов мира по шахматам знает весь мир, а чемпионов мира по играм на PlayStation нет. Или возьмем интернет-издания. Да, их сейчас читают и смотрят, но людям не перестали нравится книги и газеты. Хотя все можно посмотреть в интернете. Книга навсегда останется фундаментальным источником знаний. А бокс останется фундаментальным видом единоборств. Это база. Из бокса стали делать рукопашку, ММА и так далее. Основа правил современного бокса была заложена более 200 лет назад, а прообраз системы платных трансляций появился 100 лет назад. Какой спорт этим похвастается? Без бокса никуда. Вот, когда из ММА будут что-то придумывать, тогда мы скажем, что это стало классической музыкой, а пока — это попса.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене