Ярослав
Степанов

Реванш Исмаилова и Минеева в Грозном. Это реально?

Отвечает президент Fight Nights Global Камил Гаджиев.

Бокс и ММА
22 октября 2018, Понедельник, 00:01
Евгений Семенов, Sport24 / РИА Новости

19 октября в Москве прошел турнир Fight Nights Global 90, в главном бою которого встречались Магомед Исмаилов и Владимир Минеев.

Хедлайнеры вечера два года делали их противостояние самым ожидаемым в истории российских ММА, раскачивая свои инстаграмы и друг друга. За пять раундов реального боя им не удалось определить победителя.

Несмотря на более-менее справедливый для обеих сторон исход, споры на страницах различных социальных сетей не утихают, а отношения между бойцами едва ли стали теплее.

Корреспондент Sport24 Ярослав Степанов пообщался с президентом промоутерской компании Fight Nights Global Камилом Гаджиевым и узнал, поговорит ли Камил с Рамзаном Кадыровым по поводу реванша Минеева и Исмаилова в Грозном, кого Гаджиев считает победителем, что на турнире в Москве делал Киркоров, и когда Минеев выходил на бой под песню Филиппа.

— Моя оценка турнира остается по-прежнему высокой, потому что, как мне показалось, его высоко оценил зритель. Мы видели, как реагируют люди, хвалят, подходят к спортсменам, пишут что-то в социальных сетях и так далее. Да и мне, как болельщику, понравилось то, что происходило. Тем более, если мы говориим о российской индустрии ММА.

— Показалось, что ничейный результат в конце истории, которая тянулась два года, это не совсем то, чего ожидали. Осталось какое-то чувство недосказанности. Вы как считаете?
— Может быть. Но, скажу честно, если бы один из них выиграл, то негатива было бы куда больше, чем он есть сейчас в связи с ничьей. Никто бы из бойцов не принял бы поражение, и волна негатива захлестнула бы все остальные эмоции от турнира. Да, и сейчас много разговор о судейском решении, но многие соглашаются, что это справедливый вердикт. И для меня, как для организатора, слава богу, что все так.

— Общались ли вы после боя с кем-то из участников?
— С обоими имел 15-20 минутные разговоры. С каждым о своем, но о похожих вещах. Мы поблагодарили друг друга за тот путь, который вместе проделали. Пока даже не говорили о планах на будущее. Пока каждый из них занимается своим здоровьем, подведением итогов и общением с командой.

— Я общался после боя с Исмаиловым, и он сказал две вещи. Во-первых, что вряд ли еще будет выступать в Fight Nights Global. Во-вторых, отметил, что ему не понравилось, когда вы сказали, что считаете победителем Минеева. Что-то из этого имело место в вашем телефонном разговоре?
— Нет, это не обсуждали. Скорее всего, он имел в виду больше судейское решение, когда затрагивал тему дальнейших выступлений в промоушене. А что касается моих слов, то я зашел после боя к нему в раздевалку, пожал руку, пообщался с болельщиками Маги. Кто-то сказал, что считает Магомеда победителем, а я ответил, что если бы не было другого варианта, как отдать кому-то из них предпочтение, то был бы больше склонен к победе Минеева. Это породило определенные споры, но все нормально. И Мага должен относиться к таким вещам правильно. А мое мнение по поводу того, что не он выиграл бой, а Минеев, это моя позиция и мое право.

— Роль рефери в клетке исполнял Александр Сидорин. Этот человек является главным тренером команды Industrials. Не секрет, что Владимир Минеев хорошо общается с Industrials. И, скорее всего, Минеев, чисто по-человечески, гораздо ближе Сидорину, хотя бы из-за наличия большого количества общих товарищей. Не могло ли это каким-то образом повлиять на тот эпизод, в котором Владимир находился на грани получения желтой карточки?
— Когда мы приглашаем судей, мы показываем их зрителям. Для того, чтобы люди знали, когда благодарить, если отсудили хорошо, и кого критиковать, если отсудили плохо. Сидорин — человек известный. Он несет ответственность за то, что делает правильно и неправильно. Мы ставим фигуру, которая по своей узнаваемости выше, чем какие-то клубы. И, кстати, Сидорин еще работает в Союзе ММА, а все те ребята, которые находились в углу Исмаилова, выступают в Союзи. Связь можно найти всегда, но думаю, что ее нет.

А если говорить о причинах отсутствия желтой карточки, то тут может быть две причины. Первое: он не посчитал, что дело тянет на желтую. Второе: я, как зритель, видел, как Минеев хватался за шорты, а рефери мог этого не видеть, потому что лица спортсменов были обращены в другую сторону, и судья стоял с другой стороны. Но, конечно, если рефери чего-то не видит, это его ошибка.

— Видели ли пост Рамзана Кадырова по поводу турнира? Он предлагает провести реванш в Грозном.
— Во-первых, спасибо Рамзану Ахматовичу за то, что находит время смотреть бои. Минеев — Исмаилов — это 45-минутное зрелище, и видно, что он посмотрел бой. Молодец. Он давно болеет за ММА и делает это искренне. Я порадовался его посту. А что касается предложения, то любое предложение подлежит обсуждению. Тут много факторов. Хотят ли спортсмены реванш? Если реванш состоится, то где его нужно провести? Мне, например, кажется, что в Петербурге люди заслужили того, чтобы насладиться этим противостоянием. Это тот город, в котором зародились ММА. А Рамзан Ахматович говорит же о турнире под эгидой его промоушена…

— Кстати, об этом речи в посте нет.
— Ну, такие детали имеют значение. Если речь про «Ахмат», то мы к этому бою не имеем отношение. Если про турнир Fight Nights Global, то тогда переговоры могут пройти более успешно. Пока же мне импонирует сам факт, что столь занятой человек обращает внимание на такие вещи.

— Будете ли вы проводить переговоры?
— У нас с Рамзаном Ахматовичем редко, но случаются телефонные звонки. Наверное, однажды состоится разговор на эту тему. Не знаю, о чем конкретно мы побеседуем, но, возможно, и о реванше. Но, опять же, реванш — это продукт желания двух атлетов, а уже потом — организаторов.

— После боя Исмаилов был крайне эмоционален, а Минеев занял совершенно противоположную позицию. Как считаете, может ли это поспособствовать глобальному изменению отношения аудитории к Магомеду? В отрицательную сторону.
— Точно сказать не могу, но на уровне моих контактов, у Минеева прибавилось болельщиков. Многие мне лично пишут, что им понравился бой, мол, Минеев большой молодец, от него такого не ждали и так далее. Но это люди пишут мне, так как знают, что мы с ним в близких отношениях. Что касается Маги, думаю, эмоции простительны. Даже если кто-то считает, что они не украсили Исмаилова в тот вечер. Я его не осуждаю. Да и ничего сверхъестественного не произогло. Я не слышал, что он бранился или матерился, хотя кто-то говорит, что это было, но я, повторюсь, не слышал. Горячая история не могла закончиться просто. Такого не бывает. В настоящих историях не бывает.

— Согласитесь, если бы все закончилось рукопожатием, людям бы уже не было интересно посмотреть на реванш.
— Чрезмерный позитив градуса для ММА не добавляет, согласен. Это не нравится зрителю, он этого не любит. Зритель любит страсть. А в случае с Минеевым и Исмаиловым страсти кипят.

— Мы общались перед боем, и вы гововорили, что этот турнир станет вторым для организации после турнира с участием Емельяненко. Так и произошло?
— Да. Турнир вышел на уровень самоокупаемости, что здорово для российских ММА. На Федоре все было дорого-богато, и у самоокупаемости речи не шло. Тут расходы были ниже, но доходы высокие. Этот турнир — номер два по сборам для Fight Nights Global, и номер один — по итоговому финансовому результату.

— Сколько заработано на билетах?
— То ли 12, то ли 13 миллионов рублей. Конечно, сейчас организаторы турнира ACB в «Олимпийском» улыбнуться и скажут, что они тогда продали билетов на 17 миллионов, но я всегда говорил, что эта информация не соответствует действительности. Такая цифра зародилась в уме одного человека. И даже не Майрбека Хасиева (основателя ACB — прим. Sport24). Просто ему кто-то так преподнес информацию. А для нас 12-13 миллионов — это отличная цифра.

— Есть ли уже в голове планы по поводу реванша?
— Мне кажется, в середине следующего года, когда в Санкт-Петербурге проходит экономический форум, было бы здорово организовать реванш.

— Пришло время для самого важного вопроса по поводу прошедшего турнира. В каком качестве там был Киркоров?
— В качестве гостя. Пришел поболеть за Минеева. Он же у себя в социальных сетях и раньше публиковал информацию, что болеет за него. Пришел, побыл немного, отметился. Он сразу сказал, что не сможет остаться до начала главного поединка, потому что улетал. Но своим визитом решил поддержать организацию. И для нас такой визит — это показатель, что люди с абсолютно разными взглядами и убеждениями бывают на наших турнирах. Спасибо ему. Может, он открыл для себя единоборства.

— Не обсуждался вариант, при котором Минеев вышел бы на бой под его песню?
— Нет. У Вовы есть своя песня. Там идея единения народов, и Вова это продвигал, так как для него это важно. Но он выходил под его песню 8 сентября в Китае. Видимо, китайский зритель слушает Киркорова, и Минеев так порезвился.

— А что за песня была?
— Цвет насторения то ли синий, то ли черный…