logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Ярослав
Степанов

«Дед Хабиба спросил, выпивает ли Макгрегор». Интервью отца Нурмагомедова за 4 дня до боя с Конором

О попытке получения визы, борьбе Макгрегора и конфликте сына с Тимати.
MMA / Бокс
2 октября 2018, Вторник, 16:45
vk.com/eagles__mma

6 октября в Лас-Вегасе Конор Макгрегор и Хабиб Нурмагомедов проведут, пожалуй, самый важный бой за всю историю UFC. В углу ирландца будут все те люди, которые ему необходимы. А в углу Хабиба вновь не окажется самого важного в его подготовке человека.
30 марта 2016 года Абдулманап Нурмагомедов был снят с рейса в США, вызван на собеседование к консулу и получил штамп об аннулировании визы.

С тех пор Хабиб провел в UFC четыре боя, стал чемпионом организации в легком весе, а Абдулманап смотрел на все это из махачкалинского кафе, дистанционно поддерживая связь с сыном посредством секундантов. На прошлой неделе он предпринял очередную попытку получить визу, но вновь неудачно.

В интервью корреспонденту Sport24 Ярославу Степанову Нурмагомедов-старший рассказал подробности собеседования с консулом, поделился своим мнением относительно конфликта между Хабибом и Тимати и объяснил, почему Конору никогда не научиться бороться на уровне его сына.

— Пару недель назад вы говорили, что собираетесь отправиться за визой в Польшу, но в итоге оказались в Стамбуле. Как так получилось?
— Там можно было сделать только рабочую визу. Мне была нужна другая, поэтому предложили сделать там, где открылось окно. Выбирал между Италией и Турцией. Италия по графику не очень подходила, поэтому предпочел Стамбул.

— Вспомните, как проходила процедура?
— На 9:30 мне было назначено собеседование. Пришел, получил в окошке номер 136, подошел и пообщался. Задавали вопросы, но уже заранее было все ясно. Сразу понимаешь, хочет человек тебе давать визу или нет.

— Общались на английском?
— Нет. Я немного понимаю турецкий. Из 10 вопросов ответил на 6. Куда лечу, с какой целью, правда ли, что у меня такая зарплата, и все такое. То, что не понял, сказал, что не понял. Показал приглашение от Дэны Уайта (президент UFC. — Sport24) на турнир. Но не дали. Причину не объяснили. Сказали, через несколько недель придет бумага.

— Расстроились?
— Я был готов к такому развитию событий.

— Это была ваша первая попытка за последнее время вновь получить визу?
— Пробовал еще раз, но давно. Сейчас мне помогали очень серьезные юристы, адвокаты, не последние люди в стране. Но увы.

— Будете еще пробовать в будущем?
— Конечно. Пока мои спортсмены выступают в США, я буду предпринимать попытки получить визу.

— Как Хабиб воспринял эту новость?
— Он мне изначально говорил, что шансов мало. Но я это решил сделать, чтобы знать, что боролся за эту возможность до конца. И сделал все, что от меня зависело.

— А от кого Хабиб узнал про отказ?
— Мы с ним на связи каждый день. Утром и вечером. Я спрашиваю его о состоянии, весе, самочувствии. Обычно 8-10 вопросов задаю.

— Что последнее он вам прислал по вотсапу?
— Я с отцом был утром. Он спросил, как себя дед чувствует. Я говорю, что отлично. Но он говорит, что на этот раз у Хабиба какой-то неспокойный и прыгучий соперник. Спросил, мол, он что, выпивает? Я ему сказал, что на пресс-конференцию он пришел выпивший. А дед не понимает, как он собирается с Хабибом драться.

— Вы говорите, что вашу визу аннулировали из-за того, что вы выходили в октагон UFC с двумя российскими флагами (после боя Ислама Махачева и Лео Кунца в мае 2015-го. — Sport24). Но вот, например, Алексей Олейник тоже выносил российский флаг.
— А пусть попробует с двумя выйти. Не советую. Нам объяснили потом, что в США запрещено, чтобы два флага чужого государства находились в одной точке. Мы это называем «митинговщина».

— Может, есть и положительный момент в отказе? Если бы вы были рядом с Хабибом, то у Конора бы появилась возможность вас оскорбить лично. Это, наверное, могло вывести Хабиба из себя.
— Если ему что-то хочется говорить в мой адрес, то пусть отца приводит. Ну, Хабиб скажет, что с ним в клетке выйдет. А если про отца говорит, то, повторюсь, пусть своего приводит.

«Конор проломит Хабибу череп». Кажется, у Нурмагомедова проблемы еще с одним Макгрегором

— Пока Макгрегор пытается вывести Хабиба на эмоции, но не получает ничего в ответ, единственный, на кого остро отреагировал Хабиб, был Тимати. Как считаете, правильно ли Хабиб сделал, высказавшись так, как он высказался?
— По этому поводу у нас четко и понятно высказывался главный редактор одной местной газеты. Хабиб не понял, какое значение его словам придают последние два-три года. Реплика, сказанная уже после отмены концерта, не должна быть определяющей. В любом случае у них с Тимати разные жанры. У того гучи, мучи, шанель и кухня, а у Хабиба — октагон. Пусть каждый показывает себя в своей сфере. Но то, что нужно для российской молодежи, мы понимаем. России нужны крепкие защитники и граждане, которые любят свою страну. Мы должны держаться, как кулак. А они выбрали не в то время заниматься разборками.

— После этой ситуации, кажется, выросло количество россиян и, в частности, дагестанцев, поддерживающих Конора. Это нормально?
— Как вы думаете, сколько иностранных болельщиков у Хабиба?

— Смотря в какой части планеты.
— Только в США больше миллиона! Почему, если часть людей в России болеет за Макгрегора, их должны воспринимать в штыки? Кому-то нравится этот спортсмен — пожалуйста. Это нормальное явление.

— А вы лично знакомы с людьми, которые поддерживают Конора в этом бою?
— Конечно, такие есть. И наши земляки, которых я знаю лично. Но я с ними не вступаю в диалог. Просто иду мимо. Это их выбор.

— На прошедшей недавно в Москве пресс-конференции Исмаилова и Минеева Магомед стал инициатором потасовки. Если бы Хабиб также поступил с Конором в Нью-Йорке, какой была бы ваша реакция?
— Ну, послушайте, это Fight Nights, а это UFC. Да и Хабиб же толкал, например, Трухилью, когда тот руку не подал. Поэтому никаких особенных эмоций я бы не испытал. А в России это только начинается. Думаю, не все это воспримут нормально сейчас. Поэтому нужно делать осознанно и обдуманно.

— В интервью Александру Лютикову месяц назад вы говорили, что Конор будет опасен 8-9 минут. Что-то изменилось с тех пор?
— Абсолютно ничего не изменилось. За полтора раунда определится хозяин октагона. Думаю, в течение этих 8-9 минут Конор должен получить два тейкдауна.

— Понятно, что за такой короткий срок Конор не мог научиться идеально бороться. Но мог ли поставить хорошую защиту от тейкдаунов?
— Однажды к Хабибу подошел мальчик и сказал, что хочет быть на него похожим. На это Хабиб ответил, что очень сожалеет, ведь ему придется провести 26 лет в зале. И еще с ним должен работать очень близкий человек. Конор может немного прибавить в борьбе, но мы на другом уровне.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

— А стойка?
— А кому мы проиграли в стойке хоть один раунд?

— Ну, бывали же опасные моменты.
— В боях на таком уровне всегда будут опасные моменты. Любой бьющий, который попадает, роняет другого. Но вы видели, что Хабиба на постоянной основе кто-то перебивал в стойке? Будет время, посчитайте, сколько времени он провел в стойке, а сколько в партере. Если не проигрывал до сих пор, то почему сейчас должен? Да, шанс проиграть есть. Это же ММА. Но у нас же были ударники. Эдсон Барбоза, Майкл Джонсон. Что, они бить не умеют? А сколько Пэт Хили нахватал в стойке. Таварес, который был нокаутирован. К бою с каждым мы готовимся по-разному и то, что планируем, то и делаем.

Что говорят Хабиб и Конор перед боем. Спойлер — много жести и оскорблений

— Почему Эдди Альварес не смог перевести Конора?
— Не заставляйте меня говорить слова, которые потом будет обсуждать весь мир. Он что, дрался? Сравните бой Альвареса с Порье и его же бой с Конором. Вы видели, как они бились?

— Странный бой?
— Странный бой, странное поведение, странный контракт. Он же должен был изначально драться с Хабибом. Тогда и контракт был подписан. Но в UFC решили сыграть так, как было выгодно. На самом деле, я много чего знаю. Но обсуждать это не хочется.

— Я нашел одно видео, на котором можно посмотреть, как Макгрегор борется. Оцените его уровень.
— Хм… У нас вот эти проходы любой мальчишка 1-го или 2-го класса делает. О, честно говоря, я бы хотел, чтобы он правую ногу Хабиба взял. Как только он это сделает, то получит в шею и потеряет желание так медленно бороться.

— Какое общее впечатление?
— Человек учится. А борцовской техникой всю жизнь удивляли дагестанцы. Возьмите последний чемпионат России. Семь из девяти чемпионов — представители Дагестана. Конор показывает проход в пятку, потом поднимается чуть выше, хватает голень и так далее. Шесть движений. У нас это делают так: одно движение — захват, потом движение ноги и разворот. В общем, кто даст ему это сделать? Между нами лет семь-восемь разницы. Мы лучшие в этом. Речь не об ударной технике, а о борьбе. Физически мы сильнее, выносливее, психологически устойчивее. Нам же не надо выпивать на пресс-конференции.

— Поможет ли Конору, если он сделает акцент на улучшении навыков джиу-джитсу?
— Кстати, не скажу, что у него нет БЖЖ. Да, не того уровня, как у Фергюсона, но оно у него есть. Но джиу-джитсу и другие виды спорта уступают боевому самбо и нашей борьбе. Это более универсальные дисциплины. Мы прошли четырех бразильцев с черными поясами. И обыграли их там, где они хотели с нами поспорить.

— Кто опаснее Конора в категории до 70 кг?
— Это самый конкурентный вес. Если Фергюсон наберет форму, то я всегда его считал самым опасным. Порье достойно дерется в стойке. Яквинту я всегда считал опасным на правую руку, пока мы его не победили. Хотя он побеждал Кевина Ли. Но мой итог — Фергюсон и Порье. А вообще, Конор может спокойно проиграть кому-нибудь из первой шестерки легкого дивизиона. Да, Конор может попасть в начальных раундах, но 25 минут — это другое. Еще есть Диаз. Вот такой список, если кратко: Диаз — из-за выносливости, Порье — из-за бокса, Фергюсон — из-за универсальности и функционала.

— Давайте гипотетически: Хабиб побеждает, они с Конором жмут руки и расходятся без взаимных претензий. К следующему своему бою Макгрегор захочет готовиться в Дагестане, чтобы подтянуть борьбу. Приняли бы его?
— Думаю, нет. У нас в этой категории есть Махачев и Хабилов. С какой стати я буду готовить соперника для них? Я много раз заявлял, что Махачев будет следующим претендентом после Хабиба. Это обдуманная работа, которую мы ведем. Тренировать Альвареса, Порье, Макгрегора и так далее — нет. Я готов помочь россиянам. Мустафаеву, Тайсумову. Да любому нашему.

— Как правило, Хабибу помогают все те ребята, которые тренируются и под вашим началом. Но почему рядом с ним уже очень давно нет Рустама Хабилова?
— Рустам выбрал другой лагерь, где был Грэг Джексон. Он прибавил в ударке, но потерял очень много борьбы в партере и выносливости. Проиграл два боя, вернулся ко мне и сейчас идет на серии из шести побед. Уверен, был бы он со мной всю дистанцию, давно дрался бы за пояс и не проигрывал бы те два боя. В общем, он не тренируется в АКА. Не могут же из-за этого все остальные переехать к Рустаму.

— Хабилов мог бы быть полезен Хабибу?
— На протяжении карьеры он был самым полезным спарринг-партнером Хабиба. Теперь это Ислам Махачев. Будет желание — объединю их всех. Просто иногда у них случались различные повреждения. Тот же Рустам за последнее время перенес четыре операции и тяжелейшие травмы.

— Макгрегор выпил два стакана виски во время недавней пресс-конференции. Как это может повлиять на кондиции во время тренировочного процесса?
— Хабиб очень точно высказался: итог у алкашей один.

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0
Поделиться