Редакция
Sport24

«Это была моя лучшая версия в профессионалах». Что говорит Усик после победы над Гассиевым

О подготовке, работе с Анатолием Ломаченко, черничном маффине и переходе в тяжелый вес.

Бокс и ММА
26 июля 2018, Четверг, 00:40
РИА Новости

Александр Усик в минувшую субботу победил Мурата Гассиева в Москве и стал четвертым человеком в истории профессионального бокса, которому удалось завоевать одновременно четыре самых престижных пояса.

Также украинец стал первым, кому достался кубок Мохаммеда Али.

Насколько легко Усику далась победа над Гассиевым, настолько же тяжело представить, как Александр справлялся со всей неразберихой, окружавшей главный бой 2018-го.

Особняком стояли две вещи.

Во-первых, полная неясность относительно место проведения поединка, изначально запланированного в Саудовской Аравии.

Во-вторых, расставание Усика с тренером Сергеем Ватаманюком.

Оказалось, все куда проще. На переговоры по локации боя Александр внимания не обращал, а с тренерским штабом все было в порядке. Подробнее — в большом интервью боксера для Boxing.ua.

О подготовке

«Благодарен Анатолию Николаевичу Ломаченко за то, что он помог мне сделать то, о чем я думал и мечтал, еще не будучи профессиональным спортсменом. Когда ездил в Нью-Йорк на поединок Василия Ломаченко с Линаресом, то там подошел к Анатолию Николаевичу и сказал, что он единственный человек, способный мне помочь подготовиться к такому поединку. Либо с ним, либо сам. Он согласился, мы организовали тренировочный лагерь в Киеве. Никто не знал, где мы находимся. Мы закрылись. Я себя «поджег» и на протяжении 2,5 месяцев горел.»

О спарринг-партнерах

«Наверное, их было человек 10. Тех, кто ко мне беспощадно относились и отдавались полностью на тренировках. В первую очередь, это Александр Гвоздик и Роман Капитоненко. Рома копировал все, что просил Анатолий Николаевич. И делал это на высшем уровне.»

О работе в команде с Ломаченко

«До начала тренировочного лагеря внутри меня сидела легкая паника. Не понимал, что делать. Это ведь очень серьезный бой. Когда уже все приехали в лагерь, то никаких вопросов не было. В некоторые отрезки я просто молчал. Делал и молчал.»

О переносе поединка в Москву

«Меня даже не ставили в известность этой темы. Там работали менеджеры. А я вообще ничего не знал. Был максимально погружен в тренировочный процесс. Организационные вопросы меня не касались. А когда узнал, что перенесли в Москву, то отлично отреагировал. Я еду, мне это нужно. Ехал не куда-то, а за чем-то.»

О себе

«Да, это была моя лучшая версия в профессионалах. Это была лучшая версия Александра Усика»

О плане

«Нужно было пробить атаку, сделать повторную атаку, потом еще одну и, по возможности, еще одну. Ну, в общем, не меньше трех атак. В идеале — атака, повтор, повтор. Если получится, уйти, и еще повтор.»

О маленьком ринге

«Мы готовились к поединку в ринге размером 3 на 3. И мне там так тяжело было. Нужна же свобода, а ее нет. И в этом маленьком кусочке надо было стать свободным. И я не имел права находиться около канатов. Анатолий Николаевич так сказал. Всегда нужно передвигаться, находиться ближе к центру.»

О пропущенном в четвертом раунде ударе

«Это как Вкл/выкл. Знаете, о чем подумал? О, держу! А потом подумал, что повторять не стоит. Это было какое-то легкое расслабление, хотя я был сосредоточен весь поединок. Но все-таки один поймал.»

О разговорах во время боя

«Да, разговаривал с Гассиевым. Когда он бил ниже пояса или в бедро, то просил его, чтобы так не делал. Он говорил, мол, извини. Тем не менее, не думаю, что это происходило намеренно.»

О танце в конце

«Это кураж. Анатолий Николаевич сказал выходить, работать, выполнять установку и кайфовать.»

О переживаниях за «домашнее» судейство

«Мы в команде о таком не разговаривали. Ставили вопрос так, что нужно быть настолько подготовленным, чтобы не дать ни шанса неправильно посчитать.»

О том, что слышал во время боя

«Слышал Анатолия Николаевича, слышал поддержку болельщиков. Василия (Ломаченко) еще слышал. Но, конечно, в основном Анатолия Николаевича. Старался выполнять все, что он говорил, чтобы все спокойно было.»

О тяжести победы

«Когда закончился поединок, начали обвешивать поясами. Я аж выдохнул. Вниз как-то давило. Думал: «Ничего себе!». Хотелось быстрее их раздать, чтобы полегче стоять было. Ну и кубок тяжелый.»

О фразе «Батя в здании»

«Анатолий Николаевич же был в здании. Это привет ему.»

О весе

«У меня за сутки еще оставалось 3,5-4 кг. Но это вода была. Мне очень хотелось черничный маффин с черным сладким чаем. Но после взвешивания попил, покушал и когда вечером принесли маффин (увы, не черничный), отломал кусочек, съел, но уже такого удовольствия не было, как рассказывал. Это уже после того, как умолол стейк с пастой. В бою весил где-то около 94 кг.»

О семье

«Супруга была в зале. Рада, что все закончилось. Она очень устала от постоянного напряжения. Об этом же столько разговаривают. Видно, уже на эмоциональном спаде находилась. С мамой поговорил. Она не поехала в Москву, но это мое желание, так как вижу, как она переживает. Дочь после позвонила, спросила, где кубок. А сыновья просто хотят меня поскорее увидеть. Соскучились.»

О будущем

«Большие планы. Я говорил, когда завоюю все пояса в крузервейте, то хочу перейти в тяжелый вес. Теперь должны грамотно подойти к этому вопросу. Нужно ли нам оставаться в этом весе? С кем боксировать? Для чего? Имеет ли это смысл? А сейчас пока отдохну, плавно выйду с такого жесткого сбора и продолжу тренировки.»

О Тони Белью

«С ним хочу подраться. Я к нему отлично отношусь. Он с уважением высказывался обо мне, а я топил за него в обоих боях против Дэвида Хэя. А вот в каком весе мы проведем поединок, это надо у него спрашивать. Если в крузервейте, то мне нельзя будет скушать дополнительную порцию макарон. А вот в тяжах — вообще отлично.»

Больше — о главном боксерском событии 2018-го:

Порошенко назвал бой Усика в Москве приближением победы над Россией. Украинские политики сошли с ума

Украинец из Крыма Усик разорвал россиянина Гассиева в Москве в главном бою года. Он гений

Александр Усик по очкам победил Мурата Гассиева в Москве. Что было в главном бою года

Объятия Усика и Гассиева, взгляд Хабиба, Сигал и Валуев в зале. Сочные кадры главного боя года