logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Максим Самарцев
13 мая 2022, Пятница, 11:00

Из СКА выжили легендарного российского хоккеиста? Каспарайтис начинал тренерскую карьеру, но все испортили два чеха

Дарюсу предложили заниматься статистикой.
Поделиться
Комментарии
Владимир Беззубов,photo.khl.ru

Многие помнят Дарюса Каспарайтиса как одного из самых жестких защитников в истории хоккея, для которого не существовало авторитетов на площадке. Каспарайтис «раскалывал» как признанных звезд, так и узкоспециализированных бойцов, способных дать вполне конкретный и серьезный отпор. Но сам Дарюс после окончания игровой карьеры наверняка хотел запомниться хоккейной публике не только красивыми и жесткими силовыми приемами. Поэтому Каспер принял решение попробовать себя в тренерском ремесле: после двух сезонов в составе питерского СКА олимпийский чемпион вошел в тренерский штаб клуба с берегов Невы и отвечал за работу с защитниками.

Поначалу в работе Дарюса и главного тренера СКА Вацлава Сикоры царила полная гармония и взаимопонимание. У хоккеистов Каспер также пользовался уважением и авторитетом — как ни крути, большинство игроков питерского клуба еще мальчишками следили за его успехами в НХЛ. Но все изменилось после прихода нового помощника и соотечественника Сикоры — Яна Вотрубы.

«Я покидаю СКА и очень этим расстроен. Мне нравилось работать в СКА, я полюбил Петербург, который стал для меня родным городом. Нравилось руководство клуба, сама команда, ее болельщики. Но дальше так продолжаться не могло. Приход нового помощника Вацлава Сикоры — Яна Вотрубы — сделал работу в команде абсолютно невозможной. Сикора очень сильно изменился с тех пор. До этого он был нормальным мужиком, шутил с нами. Советовался и просил о помощи. Мы все были одной командой. Но как только в СКА пришел Вотруба, мы, российские тренеры, как будто перестали существовать», — возмущался Каспер.

Владимир Беззубов,photo.khl.ru

По словам Дарюса, с приходом Вотрубы Сикора изменился как человек. И Каспарайтису есть с чем сравнивать — после отставки Занатты он, Юрзинов-младший и Сикора долгое время работали втроем, и никаких недопониманий или разногласий не возникало. А после приезда соотечественника Вацлав даже в раздевалке разговаривал только по-чешски, хотя прекрасно владел и русским, и английским. Подобное неуважение на себе испытывали не только игроки, но и наш герой: Дарюс узнавал об изменениях в плане защитников на матч только за несколько минут до его начала.

«Они все время говорят друг с другом по-чешски и такое ощущение, что кроме них в команде нет тренеров больше. Они просто не замечали нас с Юрзиновым. Наверное, им не хотелось, чтобы я оставался в тренерском штабе. Все-таки у меня был тесный контакт с хоккеистами. Раньше сам Сикора через меня к ребятам обращался. Но пришел Вотруба, и им понадобилась полная власть. Диктатура! Чтобы их все боялись. Хотите честно скажу? Сегодня все ребята на тренировку ходят, как в тюрьму», — делился своим видением ситуации Каспарайтис.

Роман Кручинин, photo.khl.ru

Последней каплей в чаше терпения нашего героя стала новость о том, что он больше не отвечает за работу с защитниками и отныне будет заниматься подсчетом статистики. Разумеется, такой расклад великому оборонцу показался оскорбительным.

«Я сразу собрал вещи и покинул команду. Зачем мне это надо?! Статистикой должны заниматься специальные люди. А я человек, уважающий себя. Я многого достиг, пока был игроком. Также многого хочу достичь, будучи тренером. Уверен, что могу стать хорошим специалистом. Но пока Сикора с Вотрубой работают в СКА, я туда не вернусь», — возмущался Каспер.

Дарюс также рассказал, что Вотруба оказывал огромное давление на игроков СКА — из-за этого в команде царила достаточно напряженная обстановка. Несмотря на то, что Каспарайтис был весьма решителен в своих намерениях, руководство питерского клуба в лице генерального менеджера Андрея Точицкого пыталось переубедить его и дать время на раздумья. Но Каспер был непреклонен.

«В хоккее не принято обсуждать решения главного тренера. Он решил, что его друг будет в команде всем заправлять, что ж, это его право. Я только не понимаю, зачем было менять игру защитников. Менять то, что мы уже наработали. В последних 17 матчах СКА только три раза проиграл в основное время. Много ли потеряю от ухода? Я работал в СКА не из-за денег. Сегодня я трачу те средства, которые заработал карьерой хоккеиста, потому что зарплата тренера небольшая. Я хотел работать, мне это было интересно. А перед отъездом я видел Сикору в холле отеля. Вацлав улыбался, с кем-то разговаривал, но не проявил к моей персоне никакого интереса. Мне кажется, что они с Вотрубой спокойно вздохнули, когда увидели меня с чемоданами… Я уверен, что, если бы Сикоре позволили, он бы половину команды из чехов составил. Еще обидно, что Вотруба всех работников клуба ругал, называл непрофессионалами», — рассказывал прославленный защитник.

Владимир Беззубов,photo.khl.ru

Больше Каспарайтис ни дня не проработал тренером. Вполне возможно, всему виной негативный опыт, полученный в главной команде Санкт-Петербурга.

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0