logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Максим Замятин
26 ноября 2021, Пятница, 13:30

«КХЛ — это дикая лига!» Скандальные откровения канадца Коррадо, который дезертировал из рижского «Динамо»

В Латвии он не играл, а лечился. Теперь решил снять покровы.
Поделиться
Комментарии
Владимир Беззубов, photo.khl.ru

Пол Биссонетт и Райан Уитни могут рвать на себе волосы. Очередной североамериканский легионер выступил с серьезной критикойв адрес КХЛ, но случилось это не в скандально известном подкасте упомянутых товарищей Spittin Chiclets, а в эфире у другого обозревателя — Стива Дэнгла из Торонто и его Steve Dangle Podcast. Дэнгл, в отличие от многих других, к России относится с симпатией, и на негатив своего собеседника не провоцировал, но тот решил сам «снять покровы».

Впрочем, про героя нужно сказать особо, поскольку на хоккейных площадках в Континентальной хоккейной лиге он запомнился мало. Канадский защитник Фрэнк Коррадо, 28 лет, был задрафтован «Ванкувером» под 150-м номером (5 раунд) в 2011 году, в НХЛ сыграл 76 матчей (8 очков, «-24»).

Кто в КХЛ любит собирать LEGO?
mastercardПравильный ответ на сайте Бесценной Лиги!
Никита Гусев
Вадим Шипачев

Удивительным образом провел в АХЛ 9 сезонов, но сыграл там лишь 250 матчей (максимальное число — 59 за один регулярный чемпионат). Перед сезоном-2021/2022 подписал контракт с рижским «Динамо», которому он приглянулся после неплохого выступления во втором шведском дивизионе за «Модо» (17 очков в 34 матчах).

За рижское «Динамо» в нынешнем сезоне он сыграл 7 матчей, забив один гол и отдав 2 результативных передачи. Затем надолго попал в список травмированных, а 1 ноября контракт с ним был расторгнут с формулировкой «по обоюдному согласию сторон». Свою командировку в КХЛ он вспоминает не самыми лучшими словами.

«Болит бедро? Отдохни семь дней»

«Мой контракт был расторгнут около месяца назад. КХЛ — это дикая лига. Рига находится в Латвии, но на клуб имеет большое влияние Россия. В конце августа у нас были два контрольных матча в Финляндии. Я повредил бедро и сказал об этом врачу. Сказал, что на следующий день сыграть не смогу, так как проблема не исчезла. Доктор сказал, что не проблема, нужно несколько дней взять паузу, а в понедельник нужно вернуться на каток и все будет нормально. Вечером в воскресенье я ему пишу, что бедро все еще болит и я не смогу кататься в понедельник. Врач ответил — не вопрос, это нужно обсудить завтра.

На следующий день получаю ответ: «Ты должен кататься». Говорю, что я не могу, что бедро болит. «Я не могу сказать тренеру, что ты не выйдешь на лед. Для этого нужен либо перелом, либо рана, либо еще что-нибудь серьезное. Ты должен кататься», — так он ответил. Ладно, я вышел, покатался — ощущения были неважные. Вскоре я ушел с площадки.

Потом врач сказал мне: «О'кей. Нужно семь дней отдохнуть, восстановиться, тогда все будет хорошо». Я согласился, потому что не знал, сколько времени займет восстановление. Откуда взялись эти семь дней, почему он назвал именно семь дней — я понятия не имею. Думаю, что он пытался сделать все как можно лучше.

Но на пятый день врач подошел ко мне и сказал то же самое. «Эй, ты должен выйти на лед». На мои возражения, что, мол, док, у меня еще два дня лечения, он ответил: «Нужно знать, готов ли ты играть, у нас впереди выездная серия. Я уже сказал об этом руководству команды». Подумал, ладно, раз так, то я выйду, мне хотелось начать свои выступления в КХЛ», — так начал свое повествование Коррадо.

С этой таинственной травмой он отыграл 7 матчей, набрал 2 (1+1) очка в победной игре с «Барысом», и, в целом, смотрелся неплохо.

«Да, я действительно сыграл 7 матчей. В седьмой игре против «Спартака» я понял, что мое состояние является нестабильным. Для себя я решил, что не могу больше играть. Но это не восприняли позитивно. Доктор или тренер? Да буквально все. Ситуация лучше не становилась. В офисе команды есть такая белая доска, где была написана дата, к которой я должен был быть готов.

Мне удалось убедить руководство, что мне надо вернуться в Канаду для консультации со своим врачом. Я за все заплатил сам, мне надо было понять, что происходит. Дома я сделал несколько ультразвуковых исследований и МРТ. Мой врач мне сказал: «Парень, у тебя разрыв в три сантиметра в бедре!». Я также обнаружил, что у меня была киста, которая давила на нерв, это заставляло ногу дергаться. Конечно, ни за какие семь дней это не вылечить, нужно несколько недель.

Я все рассказал команде. Сказал, что Рига может не платить мне компенсацию и может искать другого защитника. Затем мы решили, что расторгнуть контракт будет лучше для всех.

Чувак, я оставил там все свои вещи. Почему? Думал, что вернусь. Пришлось нанимать транспортную компанию, чтобы они все упаковали и отправили мне в Канаду. Три очка в семи матчах? Ну если учесть, что я играл лишь на одной ноге, это довольно-таки неплохой показатель. Играть с травмой — это совсем не весело. Ощущения не из приятных, тренироваться толком невозможно», — сказал Коррадо.

«Ты спал? Или ты и так в отключке?»

— Райан Уитни рассказывал, что в КХЛ, когда на тебя орет тренер и требует, чтобы ты вышел на лед, ты должен выйти на лед без раздумий, — вспомнил ведущий подкаста.
— О, крика со стороны тренера было предостаточно. Это просто какое-то безумие. Если ты не играешь так, как требуют, то в перерыве между периодами крик обеспечен. Или от тренера, или от генменеджера, или еще от кого-нибудь.

— Разве генеральный менеджер спускался в раздевалку? Это правда?
— Ну да. Так и было.

— А что с языковым барьером? Они орали, а ты ничего не понимал?
— Это вообще было забавно. Перед КХЛ я предыдущий сезон отыграл в Швеции. Шведы отлично говорят по-английски, но предпочитают говорить на шведском. В КХЛ у нас были русские тренеры, которые знают английский, но говорят только на русском. Переводил либо кто-то из партнеров, либо кто-то из ассистентов. И это в команде, где 11 человек не говорят по-русски. Иногда я оборачивался к кому-то из других североамериканцев, в недоумении. Не мог понять, что мне сказали.

— Можешь сравнить обстановку во время предсезонной подготовки в КХЛ с АХЛ или НХЛ?
— Это совсем разное. В НХЛ действует правило трех часов. Нахождение на стадионе в тренировочный день не должно быть больше трех часов. В КХЛ такого и близко нет. Распорядок дня такой, что сначала двухчасовая тренировка, потом небольшой отдых, потом вечернее занятие на льду — и так шесть дней в неделю. Это безумие. Но я был в отличной форме. Дошло до того, что мой пульс в состоянии покоя опустился до 35 ударов в минуту. Это, конечно, очень индивидуально.

— У меня вот в состоянии покоя 69.
— А у меня было 35. Я списывался со своими приятелями по команде. Они спрашивали: «Ты вообще спал прошлой ночью? Или ты с таким пульсом все время в отключке?»

«С точки зрения наших врачей, все было не так серьезно»

На ситуацию с Фрэнком Коррадо генеральный менеджер «Динамо» Эдгарс Бунцис дал такой комментарий в интервью Sportacentr.

«У Коррадо была непонятная травма. Он хотел особого отношения со стороны медицинского персонала. Он договорился с главным тренером и врачом, что уезжает лечить травму в Канаду, у своего доктора. Через два дня он собрал вещи и улетел, больше мы его не видели.

Думаю, что вряд ли здесь можно винить какую-либо сторону. Многие канадцы и американцы просто не понимают, что такое Латвия. А когда приезжают на место, и видят, что банановой республики здесь нет, то им приходится сложно. Могут быть и психологические аспекты — семья, в какой среде вырос человек. Как игрок мне Коррадо понравился, он хорошо играл в большинстве, выглядел неплохо. Сможет ли он найти место в КХЛ? Посмотрим. Эта травма… С точки зрения наших врачей, все было не так серьезно, чтобы вообще не играть. Но каждый сам несет ответственность за себя», — сказал Бунцис.

Это его интервью было дано еще до того, как Коррадо поделился своими откровениями о КХЛ. Очевидно, что теперь защитнику придется тяжело, если он захочет снова трудоустроиться в крупнейшей лиге Европы, но сначала надо залечить ту самую таинственную травму. Впрочем, есть предположение, что мистер Коррадо больше любит лечиться, чем играть, поскольку за последние 8 сезонов он ни разу не провел больше 46 матчей.

К медицинскому штабу рижан тоже есть вопросы. Не суметь диагностировать трехсантиметровый разрыв в бедре — это, мягко говоря, непрофессионально, а пресловутые «семь дней отдыха» рискуют превратиться в один из хоккейных мемов. Но кто из героев этой истории говорит правду, узнать будет тяжело.

Поделиться
Понравился материал?
0
0
0
0
0
0