logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Дарья
Тубольцева

«Родители считают, что мне жмет корона». Сергачев — о сравнении с Панариным, инстаграме, славе и кубках

Интервью двукратного обладателя Кубка Стэнли.
ХоккейНХЛ
15 сентября 2021, Среда, 08:00
Getty Images

Из-за пандемии коронавируса в прошлом году Кубок Стэнли так и не прилетел в Россию к чемпионам «Тампы». Однако «Молнии» стали лучшими и в этом сезоне, поэтому главный трофей НХЛ все-таки добрался до Европы и затем заглянул в несколько российских городов. 9 сентября кубок побывал в Нижнекамске вместе с Михаилом Сергачевым. Корреспондент Sport24 отправилась в небольшой город Татарстана и увидела, как встретили там 23-летнего защитника. В перерыве между мероприятиями Михаил дал интервью нашему изданию.

— В Нижнекамске у вас не было ни одной свободной минуты: огромное количество мероприятий с Кубком Стэнли, толпы желающих сфотографироваться. Для вас этот день был тяжелым, ответственным или отдыхали и кайфовали?

— Физически, конечно, тяжело, а эмоционально приятно. Кубки выигрываются не только для себя, а для фанатов и родных. Нужно разделять эти эмоции с людьми, дарить людям, которые переживали и болели за меня.

— Вы ранее говорили, что у вас фактически не было отпуска. Вообще не отдохнули?

— Мы никуда не летали отдыхать. В Москве не удалось отдохнуть.

— Когда пришли на первую тренировку, была мысль: «Черт возьми, нужно опять начинать работать»?

— Нет, сначала было нормально, а вот на второй неделе было тяжеловато. Уже и уставал, и эмоционально было непросто. Но ничего, к третьей неделе втянулся, чувствовал себя хорошо.

— Вы в в этом году тренировались с Александром Романовым. Было ли поначалу какое-то странное ощущение, что вот вы недавно рубились в финале друг против друга, а сейчас в одной группе готовитесь к сезону?

— Не было ничего. Мы сразу с ним поговорили. Но мы с ним никогда особо не «кусались», так что никакой неловкости не было.

— Зинэтула Билялетдинов — дедушка Александра — часто заглядывал на ваши тренировки? Что-то советовал?

— Да, раз пять точно был. Подходил, говорил, что смотрел мои игры, подсказывал. Плюс, конечно, Саше очень много подсказывал, после каждого упражнения говорит: «Попробуй так сделать, попробуй так». Плюс был папа Саши, Стас (хоккейный агент Станислав Романов. — Sport24). Он нас каждый день тренировал, огромное ему спасибо за помощь. Прям здорово было. Еще был Игорь Никитин.

— Серьезно?

— Мы до этого с ним никогда не пересекались, но мне очень понравилось с ним работать. Интересные упражнения, заточенные и на атаку, и на оборону. Было полезно.

— В ЦСКА у Никитина защита играла строго по правилам.

— Это проявляется, когда тренируешь в команде, там нужна тактика. В индивидуальной работе подход другой, он очень хорош в индивидуальной работе. Но и в командной тоже, ведь выиграл с ЦСКА Кубок Гагарина.

— Когда улетаете в Тампу (разговор состоялся 9 сентября. — Sport24?

— 12 сентября, в воскресенье.

— Довольны тем, как провели предсезонку?

— В целом, да. Но очень короткая была подготовка. Сейчас у меня еще в Тампе будет две недели. На данном этапе нормально.

***

— Этим летом вы отдыхали в деревне, как самый простой человек. Не думали, что в чем-то скопировали Панарина, который рассказывает, как каждый год ездит в Коркино, как-то даже на поезде ездил?

— Нет, это была совсем не панаринская тема. Я в деревню езжу с двух-трех лет. Каждый год ездил до 20 лет, потом перерыв был в два года, пандемия. Просто решил выложить фотографии, но с Панариным даже это бы не сравнивал.

— Я права, что эти фотографии получили большой отклик вашей аудитории?

— Да, отклик был огромным, вообще не ожидал такого. Не думал, что люди будут говорить: «О, наш, деревенский». Конечно, я каждое лето бываю в деревне, могу называть себя своим, деревенским.

— Вы же живете в Москве, а это совсем не деревня. Вам комфортно в обоих этих мирах?

— Жить и работать в деревне, наверное, не смог бы. Но приезжать на неделю-две, купаться в речке, видеться со старыми друзьями, стрелять из «воздушки», ездить на велосипеде, загорать — это классно.

— На многих русские деревни производят удручающее впечатление. Деревянные старые дома…

— Так наоборот в этом кайф, вся деревенская романтика. Дома могут быть снаружи старыми, а внутри нормальный ремонт. У моей бабушки снаружи дом выглядит обычным и старым, а внутри хорошо сделан. Но, конечно, согласен, что потихоньку деревни умирают, все развитие и все деньги в городах, поэтому все уезжают. Однако каждый раз туда приезжая, я получаю удовольствие.

— У вас 126 тысячи подписчиков в инстаграме, вы ходите в самый крутой подкаст Куджи, дружите со многими известными людьми, начиная от комиков ТНТ, заканчивая популярной в инстаграме и не только там Ксюшей Дукалис. У вас нет ли страха, что эта московская тусовка отвлечет от хоккея?

— Вы сейчас меня таким выставите, как будто я прям светский человек…

— Если брать русских хоккеистов, то вы наиболее узнаваемый в модной московской тусовке.

— Я на светской тусовке был два раза в жизни. На премии Муз-ТВ были с Васей (с Андреем Василевским. — Sport24) и недавно группа Maneskin приезжала в Москву. Так что на тусовки я не хожу. То, что я общаюсь с известными людьми, так просто с ними очень интересно, у нас схожие взгляды.

— Это ведь и необычно. Есть стереотип, что спортсмены общаются только со спортсменами, и у них нет большого круга интересов. Вы легко находите темы для разговоров, если не брать спорт?

— В принципе кроме политики могу обсудить все что угодно. Но, к примеру, Ксюше Дукалис очень интересен спорт, мне интересен мир блогинга, социальных сетей и так далее. Плюс у Ксюши свое пиар-агентство. Да и она просто интересный человек. Таких знакомых у меня очень мало. Со спортсменами я тоже общаюсь — с футболистами, с пловцами. Интересно послушать, как они живут, как тренируются. Такой обмен опытом.

— Челлендж с Юлией Ефимовой был вашей идеей?

— Я увидел, что она тренируется в Москве в Лужниках. Написал ей, что мы там тоже тренировались прошлым летом, пригласил ее к нам поплавать. Она сразу согласилась. Я еще подумал: «Нифига себе». Юля всю тренировку отдельно плавала, свою программу делала, потом предложил ей заплыв. Вот и получился челлендж, она обогнала меня.

***

— Вам не кажется, что в вашей жизни все происходит слишком быстро: в 23 года вы не только добились огромных спортивных успехов, но еще женились, купили дом?

— Сейчас тогда разведусь, продам дом (смеется).

— Я к тому, что обычно в 23 года люди только понимают, чего хотят от жизни, а вы уже столького добились.

— Но у меня цели не поменялись из-за того, что я купил дом, женился, выиграл Кубки Стэнли. У меня помимо этого есть еще цели, к ним я продолжаю идти. К тому же Кубок Стэнли каждый год разыгрывается, а я еще не вышел на свой пик.

— Вы активно работаете над своим личным брендом. Хотите быть вторым Овечкиным для России в плане масштаба личности в хоккее?

— У меня нет цели прийти к тому, чтобы люди, слышав слово «хоккей», думали «Миша Сергачев». Пока у нас Фетисов — это глыба, легенда в защите. Хотел бы доиграть до того момента, чтобы обо мне так же говорили.

***

— Вы рассказывали, что в детстве много дрались. Но ведь сейчас вы тоже партнера и себя не дадите в обиду, эпизод, когда вы в финале в кровь разбили лицо бывшему партнеру Брендану Галлахеру, бурно обсуждали. Нет ли желания развиваться в этом плане?

— Чтобы бегать и драться? Точно нет. Мне кажется, у меня много других хороших сторон. Драться — это пусть другие. У меня другие задачи, я хочу поиграть, позабивать голы, отдавать передачи, выигрывать «Норрисы» и кубки. А не лица разбивать. Лица разбивать — это нужно уметь. Но постоянно этим пользоваться не вижу смысла.

— В хоккее ориентируетесь на Хедмана, как на такого идеального защитника?

— Да, в этом и прикол, что он идеальный защитник. Повторить его ни у кого не получается, и, наверное, у меня не получится. Но если будет возможность приблизиться — будет здорово.

— Вы говорили, что в «Тампе» есть ментально сильные хоккеисты, которые не обращают внимания на неудачи. Кто это?

— Кучеров, Василевский, Хедман, Стэмкос, Поинт, Янни Горд. Именно Горда в пример приводил, он такой человек, который всегда улыбается и нацелен на работу, неважно, плохо или хорошо все. Тут еще важно сказать, что речь не только о том, когда ты вниз падаешь, но и когда все получается, когда идет хорошая серия. Нужно чтобы ничего не выводило тебя из равновесия.

— Год назад, перед подписанием нового контракта думали ли вы, что кто-то вам может сделать оффер-шит? Писали про «Монреаль». Если бы сделали, вы бы согласились?

— Про это каждый год пишут. Я бы, наверное, не согласился. Не знаю, как повел бы себя. Это же и агентские дела, переговоры. Некоторые ребята подписывают оффер-шиты, чтобы их команда поскорее все решила. Не знаю, какая бы у меня была реакция, но скорее всего не подписал бы.

— Джон Купер после победы сходил в подкаст Spittin’ Chiclets и рассказал там кучу всего интересного. Не слушали?

— Да-да, слушал.

— Он сказал, что ему пришлось поменяться как тренеру после вылета в первом раунде от «Коламбуса». Вы заметили, как он изменился?

— Он стал более спокойным. Если раньше мы проигрывали два-три матча подряд, то он сильно волновался. Сейчас после двух-трех поражений спокоен, говорит: «Ребята, все нормально. Одну игру хорошо проведем, и у нас пойдет». Это хладнокровие в нем еще больше проявилось после поражения от «Коламбуса».

Купер еще интересную вещь сказал про Кучерова, что тот повзрослел и стал более командным игроком.

— He took it personally (в переводе с англ. — принял на личный счет). Думаю, Куч очень сильно вырос после того поражения от «Коламбуса». И как человек, и как игрок. Его зарядила та неудача, он считал, что подставил команду своим удалением и дисквалификацией, да и вообще мы проиграли 0-4. После этого Куч был заряжен и все лето провел в зале и гараже, где шайбу бросал.

Getty Images

— Я права, что Кучерова только заряжает этот негатив в его сторону?

— Да он не читает.

— Да ну, все так говорят.

— Нет, почему. Кучеров реально ничего не читает. Особенно во время плей-офф, особенно русскую прессу.

— А вот в вашу сторону никогда хейта и не было…

— Почему? Всегда. В России, может, особенно не следят, но в Америке бывает, что откроешь твиттер… Это нормально. Иногда в личные сообщения пишут. Меня это особо не задевает.

— Но в финале-то с «Монреалем» задело.

— Меня задело только то, что начали писать родным. Это меня расстроило. Но на льду я не подал виду, мы все в игре показали.

— Несмотря на то, что вы многого достигли в достаточно юном возрасте, в разговоре не чувствуется, что у вас звездная болезнь. Как этого удалось избежать?

— Это все от воспитания зависит. Считаю, что меня родители довольно-таки правильно воспитали, что вне зависимости от статуса к человеку нужно относиться как к человеку.

— В общем, корона вам не жмет.

— Родители считают, что жмет.

— Почему?

— Да это подколы папы. Ему не нравится, когда я даю интервью, любит меня за это подкалывать.

Подпишитесь на инстаграм Дарьи Тубольцевой