logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Максим
Самарцев

Финский вратарь трогательно простился с хоккеем. Три года назад Ринне оставил Василевского без «Везины»

«Нэшвилл» остался без своей легенды.
ХоккейНХЛ
14 июля 2021, Среда, 07:00
Getty Images

Пекка Ринне — величайший голкипер в истории «Нэшвилла». Он провел за клуб 15 сезонов и сыграл 683 матча. В 2018 году финн завоевал первую и единственную в своей карьере «Везину», оставив позади Андрея Василевского. Россиянин оказался третьим в голосовании. Накануне на The Players' Tribune появилось откровенное письмо финского вратаря, в котором он поделился множеством своих мыслей. Sport24 подготовил для вас перевод этого послания.

«Где-то в Санрайзе (штат Флорида), в далеком 1996 году жил почтальон. А в его мешке с почтой вместе с сотнями тысяч конвертов лежало письмо — от меня. Оно было адресовано моему самому любимому голкиперу в мире — Джону Ванбисбруку. Я был одержим им, когда мне было 13 лет. Я посылал ему письма, картинки и открытки. А он всегда отправлял их мне обратно, но уже со своим автографом. Для меня, высокого худощавого вратаря-любителя из финского Кемпеле, это было чуть ли не самой крутой вещью в мире.

Даже находясь за 5 тысяч миль, каждый раз, когда я получал ответное письмо, я чувствовал себя маленькой частью похода «Пантерз» за Кубком Стэнли. Я воображал себя Джоном во время игры с друзьями и отсчитывал часы до утра воскресенья, когда начиналось 30-минутное шоу НХЛ. И я позволил себе мечтать, что, может быть, однажды тоже буду играть в плей-офф Кубка Стэнли, как и Джон.

Эта мысль стала моим началом. Началом невероятного, изменившего жизнь путешествия, которое привело меня в большее количество мест, чем я мог себе представить, и дало мне больше, чем я мог надеяться получить.

Но сегодня… сегодня конец. Я ухожу из хоккея.

Это решение было непростым. Я провел лето в Нэшвилле со своей невестой Эрикой и нашим шестимесячным сыном Паулюсом. Мое тело все еще чувствует, что оно может соревноваться на высоком уровне… но мое решение основывалось на другом. Каждый раз, когда я смотрел на своего сына, на Эрику, я чувствовал себя почти другим человеком. Мои приоритеты изменились, и мой разум знал это, даже если мое тело все еще готово было сражаться. И когда я действительно подумал о том, чтобы больше не возвращаться на лед, то почувствовал, что это правильный выбор. Я все еще чувствую это сейчас. Я выбрал подходящее время.

Но я не могу уйти, не попытавшись выразить словами, что для меня значили эти последние 17 лет в «Нэшвилле». Я хочу поделиться некоторыми историями, поблагодарить всех и попрощаться.

«Большой вратарь, двигается как кошка»

На днях я прочитал отчет скаутов, предшествовавший драфту 2004 года, в котором мне дали такую характеристику. И если честно… это довольно точное описание. Когда я рос, то играл в хоккей, как будто все еще был на улице с друзьями. Если вы играли в хоккей во дворе, то знаете, что собой представляют уличные вратари: они бросаются на любую шайбу, бросаются в разные стороны, не имея возможности плавно скользить от штанги к штанге. Это… дикий стиль игры в воротах.

Долгое время я был таким вратарем. Никто никогда не учил меня более «традиционному» стилю. До того, как я переехал в Оулу, чтобы играть за «Кярпят», когда мне было 17 лет, я играл в команде под названием «Laser Hockey». Да, Лазер. Это была просто группа парней, которые летом играли в бейсбол, а зимой в хоккей. И я думаю, что в любой истории о моем прошлом тот период имеет значение, потому что именно там я нашел свою любовь к игре. С тех пор это чувство всегда со мной. Когда я приехал в Кярпят, мы тренировались два раза в день, и я хотел уйти, но постоянно напоминал себе, что люблю эту игру.

В Оулу было два тренера, которые сыграли огромную роль в моем развитии: Эрно Мойланен и Ари Хилли. Они помогли мне узнать, что на самом деле значит быть профессионалом, и Ари по сей день остается моим большим другом.

Трудно подготовить молодого человека к тому, каким может быть хоккей на другом конце света, но эти ребята и все в «Кярпят» сделали из меня то, о чем я даже не мог мечтать: вратаря уровня НХЛ.

«Пекка… у тебя есть что надеть?»

Все в «Кярпят» проделали большую работу по подготовке меня к североамериканскому хоккею. Но никто не готовил меня к тому, что мой финский стиль игры не был… скажем так, универсальным.

Летом 2005 года, когда я подписал контракт и поехал в Милуоки, чтобы провести свой первый сезон в АХЛ, мне пришлось ждать получения визы. Команда прилетела в Торонто на несколько дней для оформления документов, и там я встретился с одним из скаутов «Нэшвилла» Ником Беверли. Ник был самым красивым парнем в мире. Абсолютный джентльмен, и он мне очень помог в первые несколько месяцев.

Итак, когда я заселился в отель в Торонто, он позвонил мне и сказал, что они с его женой Карен хотят пригласить меня на ужин. И вы должны понимать, что в то время мода в Финляндии была примерно такой: обтягивающие рваные джинсы, белые туфли, облегающие футболки с логотипами и яркие цвета. Когда я спустился в вестибюль отеля, чтобы встретиться с Ником, то на мне были розовая рубашка, дырявые джинсы и смешные туфли. Я уверен, что если бы вы видели мою фотографию с той ночи, то вы бы почувствовали запах одеколона через фотографию.

Когда я вышел из лифта, Ник уже ждал меня в брюках чинос и классической рубашке. Когда он посмотрел на меня, то его брови поднялись так высоко, что я подумал, что скоро они исчезнут.

«Пекка… у тебя есть… что надеть?»

Я сказал: «Нет… А что с этим не так?» Я смотрел на себя сверху вниз и чувствовал себя пиком моды.

Ник отвел меня в GAP (GAP — бренд повседневной одежды. — Sport24), и мы пошли вкусно ужинать.

«Нэшвилл» — это одна большая семья

Та ночь в Торонто все еще является одной из моих любимых историй не только потому, что она была забавной, но и потому, что она описывает то слово, которым можно назвать «Нэшвилл» — семья. Ник не очень хорошо меня знал. Я не был какой-то суперзвездой или известным свободным агентом. Но он и его жена были готовы позаботиться обо мне. Я всегда помнил об этом. Еще до того, как я приехал в Северную Америку, я встретил в Оулу тренера вратарей «хищников» Митча Корна, который пришел посмотреть на меня. Я был так шокирован, что он проделал весь этот путь, чтобы просто увидеть мою игру. Но он был добрым, внимательным и оставил отличное впечатление о себе.

Затем, когда я приехал в «Нэшвилл» в свой первый тренировочный лагерь в 2005 году, я встретился с Дэвидом Пойлом, Рэем Шеро и Янне Кекяляйненом. Они наблюдали за мной в течение нескольких лет до драфта и рассказали, что были впечатлены моим прогрессом. Они верили в меня. Они знали, что я буду важным членом команды в будущем.

Оглядываясь назад, можно сказать, что они наблюдали за мной, верили в меня и помогали мне во всем. Еще за 15 лет до того, как все сложилось и мы пошли за Кубком Стэнли. Это безумие. Сумасшедшее чувство. И когда я думаю об этом, то осознаю, насколько сложно сделать все правильно в НХЛ — сколько необходимо усилий и сколько времени может потребоваться, чтобы паззл сложился воедино. Это гораздо больше, чем просто подбор игроков и подписания контрактов. Речь идет о создании семьи. И ее получилось создать здесь, в «Нэшвилле». Я действительно в это верю.

У нас были отличные капитаны

Мне повезло, что у меня были одни из лучших товарищей по команде в мире. В «Нэшвилле» действительно было много талантливых игроков, но одной из вещей, которая действительно помогла нам вырасти в претендента на плей-офф, стали наши капитаны. С тех пор, как я пришел в «Предаторз», эту роль выполняли Джейсон Арнотт, Ши Уэбер, Майк Фишер и Роман Йоси.

Я сразу же полюбил Джейсона. Когда я был новичком, я просто старался держать язык за зубами и узнавать как можно больше о лиге. А Джейсон был одним из самых трудолюбивых парней, которых я когда-либо видел.

Ши — настоящий мужик, что я еще могу сказать. Он очень хорош. Мы начинали нашу профессиональную карьеру в «Милуоки». И позвольте мне кое-что сказать обо всех людях, которые трудятся в организации «адмиралов»: вы, ребята, лучшие. Я так благодарен всем вам и городу Милуоки за ту роль, которую вы сыграли в моей жизни. И я знаю, что Ши испытывает те же чувства.

Когда он приехал в «Нэшвилл», то сразу же поднял этот клуб на совершенно другой уровень. Когда он выиграл Олимпийские игры, то передал часть того успеха всем нам. Он всегда участвовал в Матче всех звезд и верил в своих одноклубников. Когда дела шли не очень хорошо, он всегда говорил что-то вроде: «Ага, завтра вечером у нас будет Ши Уэбер, а у них нет, так что посмотрим, чем все закончится». Он стал одной из главных причин, по которой «Нэшвилл» заиграл в лучший хоккей в истории клуба.

Влияние Ши на город будет продолжаться вечно. В 2014 году мы стали партнерами, чтобы помочь создать фонд «365 Pediatric Cancer Fund» для ежегодного сбора пожертвований от «Нэшвилла» в пользу детской больницы «Monroe Carell Jr.» в Вандербильте.

Влияние, которое «Нэшвилл» как организация помог нам оказать на живущих в городе людей…. Это значит для меня не меньше, чем любой баннер, висящий на стропилах в Бриджстоуне.

Кто же был еще одним паренем, который действительно понимал Нэшвилл? Майк Фишер. И я не могу говорить о Майке, не вспомнив при этом 2017 год.

Когда люди говорят о великих американских городах, никто не упоминает Нэшвилл. Но за всю свою жизнь я много где побывал, и позвольте мне сказать вам следующее: этот город заслуживает упоминания. Это действительно так.

Итак, в плей-офф мы играли против «ястребов»… «Чикаго» — это «ЧИКАГО», понимаете? Это легендарная франшиза со множеством звезд, великой историей и всеми сопутствующими вещами. А «Нэшвилл» для хоккейного мира — это одна из тех команд, которые вы только что обыграли на пути к Кубку. Мы просто сноска. И все нас уже списали. Я думаю, что 7 из 10 аналитиков ставили против нас.

Но в нашей раздевалке был тот, кто воплощал менталитет «Нэшвилла» лучше, чем кто-либо еще. Это был Майк. Мы последовали его примеру. Когда мы выиграли первые две игры в Чикаго, никто не подумал, что все уже решено, не было ни одной мысли о проходе в следующий раунд. Потому что, когда ты играешь в таком городе, в такой команде, вы должны выкладываться в каждом матче. Так мы и сделали.

Да, кого-то победили. Но не нас.

Весь этот путь был таким молниеносным, это было так весело. Я помню, как ехал на стадион во время финала против «Питтсбурга» и видел тысячи фанатов на улице. Я просто горжусь тем, что являюсь частью этой команды. И в конце концов все пошло не так. Но, когда я думаю о том плей-офф, о том, насколько мы были близки… Я ни о чем не жалею. Кровоточит ли у меня эта рана? Часто ли я думаю об этом? Да. Я человек. Но я знаю, что отдал все — мы все отдали.

Вы должны помнить, что франшиза ждала финала Кубка Стэнли 19 лет.

Я был в команде в 12 из этих 19 сезонов. Я знал, что эта серия значила для всех нас. Мы не завоевали Кубок. Но мы превратили Нэшвилл в хоккейный город.

Будущее

И я знаю, что эта команда еще вернется туда. Это произойдет, потому что я знаю, что «хищники» в надежных руках. Когда Майк ушел из команды, капитаном стал Йоси. Он был моим большим другом с тех пор, как перебрался в Нэшвилл, и увидеть его преображение от тощего швейцарского парня, который обладал безумным талантом, но не совсем разбирался в том, как его применить, до одного из лучших защитников в мире… Это было просто потрясающе. Уэбер специально взял Йоси под свое крыло и очень помог ему. Я видел много тренировок в спортзале, где Ши проводил с ним кучу времени. Они также оставались после ледовых тренировок и занимались вместе. Ши присматривал за ним.

И это безусловно помогает Йоси сейчас руководить этой командой. Он будет продолжать делать великие дела в Нэшвилле.

Я вспомнил об этом, когда впервые встретил Юусе Сароса.

Я также понял, что конец близок, когда он сказал мне, что в Финляндии у него на стене висели мои плакаты и что он много смотрел меня на YouTube. (Совет для других спортсменов: когда парень, пытающийся занять ваше место, говорит вам это, возможно, пора уходить на пенсию.) А если серьезно, то большинство людей теперь это знают: Сарос — настоящая бомба. Я понял это, когда только встретил его. У него есть то особое умение, которое есть у великих вратарей: он просто умеет отбивать шайбу на элитном уровне. Он подталкивал меня с того момента, как приехал сюда, и я искренне верю, что я бы не выиграл «Везину» в 2018 году, если бы он не был в команде. Он уже сейчас вратарь мирового уровня. И станет еще лучше.

Мне будет не хватать того, чтобы быть с вами, ребята, на Bridgestone Arena, но, когда я посмотрю несколько игр в следующем году и увижу Юусе в воротах, я буду знать, что вас защищает правильный парень.

В этой команде много отличных игроков и людей. Я знаю, что лучшее еще впереди. В этом городе однажды будет парад Кубка Стэнли, и я гарантирую, что буду там со всеми вами.

Конец

Эрика и Паулюс были на моей последней игре в мае. Я помахал ему за стеклом во время разминки, и он увидел меня во всей моей экипировке.

Это значило для меня больше, чем мы оба можем себе представить.

Во время последнего матча было сложно не поддаться эмоциям. Я не знал наверняка, была ли эта ночь концом, но знал, что это возможно. И снова сделать «сухарь» перед фанатами в Нэшвилле… Это было похоже на кино, понимаете? В конце игры я как бы махнул толпе и пошел в раздевалку… но я увидел всех парней на скамейке, всех спустившихся парней из отряда такси — они указывали на центр льда, прося меня поехать туда. И я так рад, что они это сделали. Потому что, когда я скользил по льду и слышал овации болельщиков… это значило для меня все.

Даже сейчас одна мысль об этом вызывает у меня бурю эмоций.

Нэшвилл, я запомню это чувство на всю оставшуюся жизнь.

И там я подумал обо всех моментах, которые мы провели вместе на этой арене. Я просто… я просто был благодарен. Спасибо моим родителям Юкке и Елене, моим сестрам Анне и Пяиви. Эрике, которая стала лучшей мамой для нашего ребенка. Моим детским тренерам из Финляндии. Трем моим главным тренерам в Нэшвилле: Тротцу, Питеру и Джону. Вы, ребята, действительно одни из лучших в мире, и было большой честью играть с вами. Спасибо двум моим тренерам вратарей, Митчу Корну и Бену Вандерклоку. Дэвиду Пойлу и нашей замечательной группе владельцев. Моему агенту Джею Гроссману за его помощь все эти годы. Всем сотрудникам Bridgestone Arena, которые действительно помогли мне почувствовать себя как дома, когда я только пришел в клуб.

И всем моим товарищам по команде. Многие из вас стали для меня настоящими друзьями, и я буду дорожить вами всю свою жизнь.

Но больше всего я благодарен жителям Нэшвилла. Я надеюсь, вы смогли разглядеть с трибун, что все, чего я когда-либо хотел — это быть отличным товарищем по команде и игроком, который отдал все для города, который он любил.

Вот и все.

И вы помогли мне вырасти в мужчину, отца и человека, которым я являюсь сегодня.

Все, что я могу сказать, это спасибо, и увидимся снова.

— Пекка».

Подписывайтесь на хоккейный телеграм-канал Sport24

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0