logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Максим
Самарцев

«Свечников — эмоциональный игрок. Вспыхнет, а потом пропадает». Интервью топового детского тренера Баулина

Многие его воспитанники заиграли на самом высоком уровне.
Хоккей
6 июля 2021, Вторник, 09:00
Андрей Голованов, photo.khl.ru

Павел Баулин с 2004 года является тренером детских команд системы московского ЦСКА и за это время воспитал множество игроков, пробившихся в большой хоккей. Его команды неоднократно становились чемпионами России в своей возрастной группе. Sport24 поговорил с одним из лучших детских тренеров нашей страны и обсудил с ним перспективы его воспитанников в КХЛ.

— Хотелось бы подробно поговорить с вами о выпуске ЦСКА 1996 года рождения, с которым вы плотно работали. Самыми большими звездами той команды были Андрей Светлаков, Иван Николишин, Иван Силаев, Станислав Кондратьев, Максим Третьяк, Алексей Слепцов, Андрей Кузьменко. Как вы считаете, они в полной мере реализовывают свой потенциал во взрослом хоккее?

— Мне кажется, что нет. Думаю, на каком-то этапе у тренерского состава началось определенное недоверие к этим ребятам. Чтобы засверкать и быть ярким игроком, должно совпасть много факторов. У игрока должны присутствовать все качества, которые могут помочь ему реализовать себя. Может быть, этим ребятам чего-то не хватило. К тому же, игрок должен попасть к своему тренеру, который видит его на подходящей для него позиции. И сам игрок должен соответствовать тем требованиям, которые к нему предъявляются. Я все-таки считаю, что эти ребята еще не до конца раскрылись. Но у них еще есть время и все возможности, чтобы это исправить.

— На победный финал Чемпионата России (2013 год, — прим. Sport24) вы привлекали Павла Карнаухова, при том что он 1997 года рождения. Почему вы решили его взять на этот турнир?

— Он выделялся по своему возрасту и обладал лидерскими качествами. Паше удалось усилить нашу команду.

— Как вам развитие карьеры Андрея Кузьменко?

— Взять его переход в СКА. Видимо, он был не готов принять ту роль, которую ему предлагали в ЦСКА, поэтому он нашел другое место для продолжения своей карьеры, где он сможет показать свои лучшие качества.

— При этом по школе Кузьменко не был ведущим игроком команды.

— У всех детей по-разному. Он всегда был забивным нападающим. В 10 или 11 лет он перешел в ЦСКА, а до этого играл в «Белых Медведях», где был лидером. Но когда он пришел к нам в команду, то ему пришлось заново доказывать свою состоятельность, потому что в ЦСКА были свои лидеры. Плюс ко всему, необходимо смотреть на развитие самих детей. Кто-то взрослеет раньше, кто-то позже. Кто-то показывает результат с самого детства, а кто-то только начиная с молодежного хоккея. Какой-то период времени другие ребята его опережали, но прошло время, и уже в МХЛ он вышел на лидирующие позиции. Тогда как раз «Красная Армия» выиграла Кубок Харламова с Кузьменко, Светлаковым, Слепцовым, Огиенко. Каждый ребенок раскрывается по-разному.

— Андрей Светлаков был одним из лидеров вашей команды, а в ЦСКА он стал игроком оборонительного плана, который преимущественно занимается разрушением. Как вы считаете, если бы Андрей после выпуска из спортивной школы попал не в ЦСКА, а в более слабый клуб, он бы мог раскрыться с другой стороны и стать классным двусторонним центром?

— Не знаю, не могу сказать. В истории нет сослагательного наклонения. Получилось так, как получилось. Но он стал серебряным призером МЧМ, выиграл Кубок Гагарина и вызывался в сборную России на этапы Евротура. Так что его карьера потихоньку складывается.

— Иван Николишин, без сомнений, был главной звездой ЦСКА 1996 года рождения, капитан и клуба, и сборной. Почему у него не все складывается во взрослом хоккее? В чем вы видите причину этого?

— У него есть поступательное движение. В КХЛ начинал с «Северстали» и сейчас провел хороший сезон в «Куньлуне». Сейчас для него будет очень важно получить контракт, закрепиться в новом клубе и показать хорошую игру. По детям он был ведущим игроком 1996 года рождения в России.

Трудно сказать, почему у него возникли небольшие проблемы при переходе из детского хоккея во взрослый. В 17 лет он уехал в Америку и был лидером «Эверетта». А в Америке легионер не имеет права играть хуже местных хоккеистов. Если у нас отношение к легионерам более лояльное, то там ты должен быть на порядок сильнее местных ребят. И Ваня успешно доказывал это, был на ведущих позициях. Не знаю, что случилось дальше, почему он не попал на драфт НХЛ. А когда он вернулся сюда, то пришлось все доказывать заново. Сейчас он начинает это делать, и у него еще есть достаточно времени.

— Не секрет, что Иван — сын знаменитого хоккеиста Андрея Николишина. Вмешивался ли Андрей Васильевич в вашу работу?

— Он никак не вмешивался в нашу работу. Когда Ванька рос, Андрей Васильевич еще играл, поэтому у него было не так много времени, так что он просто узнавал, как Ваня работает. Для Андрея Васильевича было важно знать, что его сын не прекращает пахать. Иногда он приезжал и тренировался с нами. А для мальчишек очень полезно потренироваться с таким профессионалом — для них это было настоящей школой хоккея. Они смотрели за ним, за его отношением к делу и учились.

— Вы также работали с Максимом Третьяком. Разговоры о том, что он «блатной», шли с самого детства?

— Да, это шло с самого детства. Но глядя на Макса, никогда не скажешь, что он какой-то блатной. Он выходит, работает, что-то получается, что-то нет, но так у каждого хоккеиста. Думаю, он просто старался не обращать внимания на все эти разговоры. Говорить будут всегда, и это может касаться любого игрока.

— «У меня был самый лучший детский тренер в мире Баулин Павел Анатольевич, у которого куча воспитанников заиграла на самом высоком уровне. Это тренер, который живет своими хоккеистами, переживает, как дела в школе, в семье. Благодаря ему у меня было просто замечательное хоккейное детство. Считаю его систему подготовки эталонной: без ругани, без мата, не говоря уже о рукоприкладстве» — это слова Ивана Николишина. Скажите, каким нужно быть тренером, чтобы ваши игроки спустя многие годы так тепло отзывались о вас?

— У меня были самые лучшие учителя. Начиная с моих детских тренеров — Мансурова Виктора Ивановича, Александрова Вениамина Вениаминовича, Гимаева Сергея Наильевича, с которого я брал пример того, как выстраивать отношения с ребятами. Также мне очень помогал и продолжает помогать своим советом Александр Викторович Бирюков. Можно сказать, какие учителя, такие и воспитанники. У меня был и остается один принцип — играет сильнейший. Вот и все.

— С Евгением Свечниковым вы пересекались в сборной России по 1996 году. Как вы думаете, почему он все еще не стал твердым игроком основы «Детройта»?

— Он очень эмоциональный игрок. Бывает, вспыхнет, покажет классную игру, а потом пропадает. В нем нет стабильности. Его поднимают в первую команду, он здорово проводит первые матчи, а потом незаметно пропадает. В такой ситуации нужно найти своего тренера, который бы верил в тебя. По талант хочу сказать, что он был одним из лучших по своему возрасту. У него есть все: габариты, руки, скорость, умение принимать нестандартные решения. Но ему мешает нестабильность и излишняя эмоциональность.

— За свою тренерскую карьеру вы прошли через множество международных турниров с юниорской сборной. Скажите, был ли игрок, необязательно из сборной России, который бы поразил вас своим уровнем игры?

— Можно начать с юношеской Олимпиады в Инсбруке (в 2012 году, — прим. Sport24). Там мы 2 раза обыграли сборную США — на предварительном этапе и в плей-офф. Против нас играли Джек Айкел и Ник Шмальц, который сейчас выступает за «Аризону». На тот момент меня больше всех поразил Шмальц, а Айкел был не слишком заметен. Но через год на него уже было любо-дорого посмотреть. И в то же время всегда на виду был Капанен из сборной Финляндии. На него очень часто обращали внимание. Против Пастрняка мы тоже играли, но он чаще ездил на международные турниры со сборной Чехии 1995 года рождения. Давид был техничным и нестандартным игроком, и в НХЛ он попал благодаря этим качествам. Если про Врану можно сказать, что он силовой форвард, бежит, бросает, то про Пастрняка можно сказать словами Сергея Наильевича Гимаева — мастерюга. Габаритами он не слишком отличался, но все равно привлекал внимание. Еще в сборной Швеции мне очень нравился Вильям Нюландер. Он тоже выделялся и был даже ярче Пастрняка.

— Сейчас вы работаете с командой 2006 года рождения, выиграли финал первенства России. Есть ли в этой команде будущие звезды российского хоккея?

— Я не люблю говорить по персоналиям, но при соблюдении всех условий, о которых я говорил в начале интервью, то да. Она сопоставима с 1996 годом, но в этой команде очень хороший подбор защитников. И по этому амплуа команда 2006 года может дать фору ЦСКА-1996. А по нападению они сопоставимы.

— Как вы считаете, какими качествами должен обладать детский тренер, чтобы вырастить не только успешных хоккеистов, но и хороших людей?

— Он должен любить свою профессию, любить работать с детьми и искать что-то новое в своем деле. Стараться дарить детям меньше отрицательных эмоций и давать им больше позитива.

— Как поменялась работа детского тренера за последние 10 лет?

— Хороший вопрос. Стало больше технологий, больше возможностей. Например, ты можешь прямо в день после матча, просматривая запись, сделать определенному игроку нарезку его ошибок и отослать ему. И тренер должен смотреть за тем, как игрок воспринимает свои ошибки и делает ли он выводы после своих неправильных действий.

— Забираете ли вы у детей телефоны в поездках?

— Манеру поведения в отношении телефонов я выработал уже давно. На сборах и в поездках я забираю у ребят телефоны и выдаю их вечером буквально на 2-3 часа. Чтобы они пообщались с родителями, залезли в интернет, посмотрели какие-то новости и обсудили их со своими друзьями. На ночь я их забираю. Это делается для того, чтобы они не отвлекались и больше общались друг с другом, так как нынешнему поколению очень не хватает живого общения.

— Что вы думаете о программе «Красная Машина», которую активно внедряют в детских школах? Как она работает и эффективна ли?

— Это хорошая система, полезная. Она идет в ногу со временем, можно из нее что-то подчеркнуть. Но все равно, работа детского тренера, как учили меня мои наставники — это в первую очередь творчество, которое заключается в том, чтобы раскрыть в ребенке его индивидуальность.

cska-hockey.ru

— Впервые вы стали чемпионом России с ЦСКА-1988. В этой команде играли Илья Каблуков, Никита Филатов, Дмитрий Кугрышев, Дмитрий Моня и Михаил Анисин. Расскажите, каким игроком Анисин был в юношестве?

— Расскажу одну историю. Перед финалом первенства России Мишка порвал крестообразные связки, но он поехал с нами и отыграл весь турнир. Мы там заняли 5 место, и он играл с больной ногой. Даже забил несколько шайб. Его игры нам и не хватило. А через год, когда он был уже здоров, мы выиграли финал первенства России.

— Михаил Анисин поехал на просмотр в «Адмирал». Как вы считаете, есть ли у него еще шанс вернуться на уровень КХЛ?

— Думаю, что есть. Только он должен сам для себя выбрать ту манеру поведения, которая дала бы ему возможность в очередной раз закрепиться на этом уровне.

Подписывайтесь на хоккейный телеграм-канал Sport24