logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Дарья
Тубольцева

«Хотел начать с чистого листа. Если бы Квартальнов ушел, не остался бы в Казани». Галиев — о переходе в «Динамо»

Большое интервью новичка московского клуба.

ХоккейКХЛ
11 мая 2021, Вторник, 09:00
Ильнар Тухбатов, photo.khl.ru

Станислав Галиев в этом межсезонье считался одним из самых востребованных свободных агентов из России. После четырех сезонов в «Ак Барсе» 29-летний нападающий принял решение покинуть Казань, где выигрывал Кубок Гагарина. Однако долго на рынке он не был. Уже 1 мая было объявлено о двухлетнем контракте форварда с московским «Динамо». Галиев свою карьеру начинал в школе бело-голубых, а затем уехал в Северную Америку. В интервью Sport24 Станислав рассказал, почему решил вернуться в московский клуб и что не получилось у «Ак Барса» в финале Восточной конференции.

«В приоритете было вернуться в Москву»

— Еще в середине апреля появились разговоры о том, что вы перейдете в «Динамо». Московский клуб первым вышел на вас?
— Не знаю, первым или нет, агент толком не говорил, кто вышел на меня первым. Но «Динамо» действительно интересовалось мной в апреле. Я сказал, что все переговоры будут после сезона, в разгар плей-офф не хотелось ни на что отвлекаться.

— Переговоры длились долго?
— Достаточно быстро и спокойно.

— Сколько еще клубов вами интересовались? Были ли еще реальные варианты для перехода?
— Несколько клубов звонило, но я был сконцентрирован на плей-офф и даже не обращал на этот интерес внимания. По окончании сезона я уже склонялся к переходу в «Динамо».

— Что было решающим фактором при выборе команды?
— Мы с семьей приняли решение переехать домой, в Москву. Хотим быть ближе к родным, чтобы ребенок постоянно видел бабушек и дедушек. Это было в приоритете.

— Вы не играли в «Динамо» 13 лет, но являетесь воспитанником клуба. Есть ощущение, что возвращаетесь домой?
— Этот клуб меня вырастил, я выпускник школы «Динамо», правда, на профессиональном уровне не провел ни одной игры. Так что сложно говорить, вернулся ли я домой. Но я с нетерпением жду момента, когда надену бело-голубую майку и сыграю за «Динамо».

— Перспектива играть в тройке с лучшим бомбардиром лиги сыграла роль при выборе команды?
— Конечно, на это обращаешь внимание. Но мне еще ничего не гарантировано, в смысле место в первом звене. Надо будет доказывать, в какой тройке и с какими партнерами я буду играть.

— С Шипачевым списывались, поздравлял ли он вас с переходом?
— Нет, мы с ним пока даже не знакомы. И в сборной никогда не пересекались.

— Вместе с вами из «Ак Барса» в «Динамо» перешел Педан, говорят о переходе Фисенко. У казанских болельщиков появился еще один клуб, за который они будут переживать. Вы с ребятами обсуждали свое будущее?
— С Андреем Педаном часто списывались, мы близко дружим семьями. Вдвойне приятнее переходить в новый коллектив вместе. Думаю, нам будет немного полегче, так как мы знакомы. Если Миша перейдет, то вообще будет супер. Он очень позитивный человек, любой раздевалке такой человек необходим. Он преподнесет свою изюминку.

— С кем-то из нынешнего состава «Динамо» общаетесь?
— С Даней Тарасовым. Мы вместе выпускались из динамовской школы, с тех времен еще знакомы. Он позвонил, поздравил с переходом. Пока, правда, не получилось увидеться.

«Квартальнов болен хоккеем»

— Генеральный менеджер «Ак Барса» Рафик Якубов на пресс-конференции по итогам сезона говорил, что у клуба есть большое желание сохранить вас. Казанцы предлагали вам новый контракт?
— Не хочу это комментировать. Может быть, они и хотели меня оставить, и все это правда… Но я принял решение перейти в «Динамо».

— То есть вы даже не рассматривали предложение от «Ак Барса»?
— Можно сказать и так. Но я благодарен этому клубу за прекрасные четыре года, спасибо руководству, болельщикам. Просто идет время, и надо что-то менять. Мне важно было, чтобы и семье было комфортно. Поэтому мы выбрали Москву.

— В инстаграме вы опубликовали трогательный пост о времени в «Ак Барсе», клуб с вами красиво попрощался. В Казани вы выиграли кубок, стали звездой в КХЛ, не слишком ли рискованно было переходить в другую команду?
— Я просто хотел перемен, нужно было перевернуть страничку и сделать шажочек вперед. Хотел начать все с чистого листа, доказывать самому себе, что способен
на большее. Иногда перемены к лучшему. Посмотрим, как это будет у меня.

— Когда вы почувствовали, что нуждаетесь в переменах? По ходу сезона или еще раньше?
— Когда «Динамо» на меня вышло с предложением, мы подумали с семьей, все взвесили и приняли такое решение. В течение сезона я только концентрировался на хоккее. Я люблю Казань, люблю команду. Меня там тоже все устраивало.

— Если бы в «Ак Барсе» сменился главный тренер, вы бы остались?
— Наверное, нет. У меня не было никаких проблем с Дмитрием Вячеславовичем, если вы об этом. Я даже наоборот считаю, что он мне многое дал, я узнал много полезных вещей, прислушивался к нему. Он сильный специалист.

— В регулярном чемпионате ваше игровое время было не таким большим. Чувствовали ли вы, что находитесь на вторых ролях в команде? Это вас сильно беспокоило?
— Легионеры сильно проявили себя в регулярном чемпионате, поэтому играли больше. Тут даже вопросов не может быть. Единственное, что у меня постоянно менялись партнеры и не было своего звена. Это тяжело.

— С кем, кстати, комфортнее всего было играть?
— Да со всеми приятно играть, просто нужно время привыкнуть. Тяжело, когда играешь один матч с одними ребятами, а на следующую игру выходишь уже с другими. Постоянно приходилось перестраиваться: сначала делаешь одно, а в следующем матче уже надо другое.

— Как Квартальнов объяснял эти постоянные изменения?
— Наверное, искал баланс в атакующих звеньях. Плюс у нас было шесть легионеров: если кого-то убираешь, надо было кого-то другого на его место ставить.

— Ближе к финалу Востока вы нашли этот баланс?
— Не знаю. Наверное, отчасти. На один матч мы вообще вышли без легионеров, и там все сочетания были новыми. По ходу игры мы нашли взаимопонимание и хорошо сыграли тогда.

— Для вас, для игроков, было удивительно, что по ходу серии тренер решил оставить в запасе и Доуса, и Да Косту, и других иностранцев?
— С самого первого дня работы Квартальнова в «Ак Барсе» мы поняли, что никому не гарантировано место в составе и все нужно доказывать своей работой и результатом, так что нет.

— Работать с Дмитрием Квартальновым непросто?
— Мне нравилась его система. Да, он бывает вспыльчивым. Но Дмитрий Вячеславович болен хоккеем, он предан хоккею, отсюда такие эмоции. Он очень сильно переживает за нас, за результат, поэтому где-то может накричать на игрока. Но все это хоккейные моменты.

— В каком состоянии он был после поражения от «Авангарда»?
— Для всей команды и всей республики это поражение было очень болезненным. Досадный матч, досадное поражение. Мы все рассчитывали на большее, хотели играть дальше.

Александр Мысякин, Sport24

«Мы понимали, что сами проигрывали «Авангарду»

— Бурмистров, рассуждая о поражении в финале Востока, сказал: «Это не «Авангард» выиграл, а мы проиграли». Вы с ним согласны?
— Да. «Авангард» тоже хорошо играл, но мы должны были немножко по-другому действовать в первых двух матчах и, возможно, не довели бы дело до седьмой игры. В третьем матче мы сделали поправки, и у нас все пошло как надо.

— Что нужно было в первых двух играх сделать по-другому?
— Они блокировали броски, а мы не блокировали столько бросков. Из-за этого в первом матче пропустили два гола.

— Я не припомню такого накала страстей в плей-офф КХЛ в последние годы, как в вашей серии с «Авангардом». Внутри команды вы это тоже чувствовали?
— На самом деле нет. Выходили и играли. Каждый матч был не похож на предыдущий. Мы концентрировались на каждой отдельной игре и не обращали внимания на то, что происходит вокруг. Даже проигрывая в счете 0-2 и 2-3, мы знали, что если будем играть в тот хоккей, в который хотим, если будем жертвовать собой, ложиться под шайбы, то результат будет.

— Сложно было психологически постоянно отыгрываться в серии?
— Как Саша сказал, мы понимали, что сами проигрывали. Были две равные команды, у нас даже больше моментов было. Но они забивали, а мы — нет, в этом была проблема.

— Скобы от строительного степлера в вашей раздевалке в Балашихе действительно были?
— Скобы были, но я не знаю, кем они были сделаны, для чего и какой мотив. На такие вещи я не обращал внимания.

— А как на вас ситуация с Емелиным отразилась?
— Да никак не отразилась. Конечно, неприятно читать, что такие страшные вещи случились с игроком. Крепкого ему здоровья и продолжения карьеры! Мы все одна хоккейная семья. Но в тот момент мы больше думали о своей команде, чем о потере соперника.

— Обе команды ни разу не выиграли дома по ходу серии. Случайность или закономерность?
— Это, конечно, странно. Но, честно, не знаю, с чем это связано. Необъяснимо. Я такого еще не видел.

Александр Мысякин, Sport24

«Воронков должен уехать в НХЛ»

— Перед седьмым матчем вы сказали, что седьмая игра — это всегда весело. По ходу встречи вам было весело?
— Были эмоции, было напряженно. Ты понимаешь, что одна ошибка может привести к голу. Что и случилось в овертайме: мы допустили ошибку, и на этом наш сезон закончился.

— Для многих было поразительно видеть открытый и суператакующий хоккей в седьмом матче. Вы сами были удивлены, когда тренер объявил тактику игры?
— На самом деле тренер не менял никакую тактику. Мы играем по ситуации. Может быть, в седьмой игре добавились эмоции и азарт, все понимали, что это ключевой матч, отсюда и такой хоккей.

— Воронков — герой? Он вышел с переломом челюсти и в седьмом матче набрал два очка.
— Он молодец, настоящий боец. Когда я только его увидел в раздевалке еще в прошлом году, сказал, что у него большое будущее. Видел, как он бьется. Думаю, ему еще чуть-чуть осталось поиграть в России, и он должен уехать в НХЛ. С его габаритами и игрой у него большое будущее.

Владимир Беззубов, photo.khl.ru

— После плей-офф у вас много травм накопилось?
— Были микротравмы. Но когда выходишь на лед, то обо всем этом забываешь. Такие эмоции, что голова только о хоккее думает.

— Правда, что по ходу плей-офф в раздевалке не увидишь игрока без льда или лекарств?
— Да, такое есть. Все бьются, все ловят на себе шайбы. Это часть хоккея, часть побед.

— Раскройте секрет, как вам удается каждый год подходить в такой классной форме к плей-офф? Что в первый сезон в «Ак Барсе», что в этом году.
— Я просто люблю этот азарт. Плей-офф — это самое веселое время. На улице становится теплее (смеется). Это то, ради чего ты играешь в хоккей. Эмоциональный подъем помогает мне показывать свою игру.

«Поддерживаю потолок зарплат»

— Когда началось такое жесткое противостояние с «Авангардом», которое можно сравнить с «Зеленым дерби»? После 0-4 в первом раунде сезона-2019/20?
— Наверное, в том плей-офф началась жесткая борьба, мы там по-настоящему стали биться с Омском. После поражения 0-4 была обида. В этом году хотели взять реванш, но все продолжилось…

— Если возвращаться к выступлению «Ак Барса», в НХЛ считается, что команда не может выиграть кубок, не столкнувшись с жесточайшим сопротивлением. Вы первые два раунда прошли без поражений, омский клуб в то же время довольно сильно помучался. Это могло стать фактором в финале Востока?
— Я не скажу, что у нас второй раунд был легким. Да, мы выиграли 4-0 у «Салавата», но это ни о чем не говорит. Все четыре игры были примерно равными с разницей в одну шайбу. С «Торпедо» в первом матче тоже было нелегко. Это только со стороны складывается впечатление, что легко прошли два раунда. На самом деле было не так.

— Выиграть у Уфы 4-0 — это круто?
— Приятные эмоции. Писали, что мы проиграем эту серию. Нас это вдвойне заводило. Мы выходили и делали свою работу. Самое главное — нейтрализовали легионеров «Салавата» и сделали выводы из своих ошибок — в сезоне мы слишком часто удалялись в «Зеленом дерби», а тут убрали это.

— После вылета «Ак Барса» следили за плей-офф?
— Конечно! Смотрел все матчи. Ни за кого не болел, просто смотрел хоккей. Было интересно. Омск играл в свой хоккей, ЦСКА — в свой. Немножко был удивлен результатом. Думал, что будет седьмая игра.

— Удивлены тем, что «Авангард» выиграл, или тем, что в шести матчах все закончилось?
— Честно сказать, ЦСКА не был на себя похож в пятом и шестом матчах, армейцы имели минимум моментов. Не знаю, с чем это связано. Это и удивило.

— Вы в этом сезоне почувствовали какие-то изменения, учитывая, что ввели потолок зарплат?
— В верхней части таблицы команды стали более равные.

— Аутсайдеры так и остались аутсайдерами, просто вверху таблицы стало плотнее?
— Можно сказать и так.

— Поддерживаете идею жесткого потолка зарплат?
— Я был «за». Если посмотреть на НХЛ, то там все команды в равных условиях, потолок и пол зарплат есть. Думаю, наша лига двигается в правильном направлении, введя потолок.

— Но не все хоккеисты с вами согласились бы. Ведь многие потеряли в зарплате.
— Да, факт есть факт. Но мы этого уже не изменим, такие вещи от игроков не зависят, это руководство лиги решает.

— Сколько времени даете сейчас себе на отдых? Когда начинаете тренироваться?
— Планирую съездить с семьей отдохнуть на 10 дней и буду уже потихоньку готовиться. Собираюсь с ребятами на льду кататься, плюс зал, бег. Нужно поддерживать форму. С начала июня точно буду заниматься. Организм скучает по нагрузкам, уже требует их.

Подписывайтесь на хоккейный телеграм-канал Sport24