logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Владислав
Лебеденко

«У Капризова первоклассный хоккейный IQ, Ковальчук пашет за десятерых». Маркидан — тренер по «физике» русских звезд

Большое интервью с коучем.
ХоккейНХЛ
30 марта 2021, Вторник, 08:00
instagram.com/markidan19 / Getty Images / Евгений Семенов, Sport24

Павел Маркидан — пожалуй, самый известный личный тренер по физической подготовке, работающий с российскими суперзвездами. В интервью Sport24 коуч рассказал:

  • почему он сам рано ушел из хоккея;
  • как ему работается с Малкиным, Ковальчуком, Капризовым и другими топами;
  • об особенностях работы с детьми;
  • о своем увлечении хоккейболлом;
  • о форварде системы «Авангарда» Иване Мирошниченко, которого называют новым Овечкиным.

«На скорости влетел в борт и сутки провел в реанимации»

— Как произошло ваше знакомство с хоккеем? В каком возрасте вы пришли на лед и осознанно захотели заниматься этим видом спорта?
— Отец отвел меня на тренировку в ЦСКА в детстве. Я пришел туда довольно поздно, когда все дети уже летали на льду, и мне пришлось всех догонять. Занимался у двух тренеров: Александра Викторовича Бирюкова и Андрея Валерьевича Парфенова. С этими тренерами, скажем так, начался для меня хоккей. Они мне очень многое дали. Первые шаги, всю базу, катание, технические навыки они мне заложили.

— Вы за время детско-юношеской карьеры успели поиграть за школы «Спартака», ЦСКА и «Белых медведей»: почему происходили смены команд?
— Везде были свои причины. В школе ЦСКА я проиграл несколько лет и ушел по той причине, что самых сильных хоккеистов собрали из других команд, а своих ребят, которые шли с детского набора, оставили всего человека два-три. Остальные все ребята были приглашенные из других команд, как ключевые игроки других систем. К армейцам стали приходить сильнейшие игроки из московских и региональных команд. Я тренировался, но игровой практики мне не хватало, поэтому принял решение поменять клуб. Перешел к Фоменкову в «Спартак». Там я три года проиграл, но ситуация была схожая. «Спартак»-86 был очень габаритный, первые три звена так точно. Я был всегда маленький, тот хоккеист, который говорил «расчет окончен» (смеется). Ушел в «Белые Медведи» следом.

— В сезоне-2001/02, когда вам было меньше 16 лет, вы неплохо смотрелись в Открытом чемпионате Москвы, набирая почти два очка за игру. Что потом пошло не так?
— Получилось так, что первые два сезона выдались действительно хорошими. Я метил на третий сезон. И был лучшим бомбардиром команды по своему году. Пришел новый тренер, который перестал ставить меня в состав. Скажем так, это произошло из-за его предвзятости.

— В интервью ранее вы говорили, что вы несколько раз серьезно травмировались: в частности, у вас был сильнейший перелом руки. Расскажите, что тогда произошло и как долго восстанавливались?
— Эта ситуация произошла на матче вторых команд. Оставалось пару минут до конца матча. Получил шайбу в центре, отдал передачу, через мгновение игрок соперника совершил силовой прием, и я на полной скорости влетел в борт. Рука вывернулась в другую сторону. Попал в больницу, пролежал сутки в реанимации после операции. Руку собрали, поставили пластину и 8 болтов. Реабилитация длилась 8 месяцев. Далее попал в ХК «Неман» из Гродно, там проиграл полсезона и сломал ногу. Была тяжелейшая травма, сопровождавшаяся переломом и частичным надрывом связок. Снова длительная реабилитация. В итоге я восстановился, принял участие в турнире за тот же «Неман» и снова травмировал ногу. После этого мне уже было сложно вернуться на прежний уровень, и я принял решение закончить с большим спортом.

— С кем вы разговаривали по поводу завершения карьеры, кто вас тогда поддерживал?
— Принимал решение самостоятельно. С самого детства моим хоккейным развитием занимался отец, поэтому, конечно же, я поставил его в известность. Он меня поддержал, ни слова против я от него не услышал. Я осознанно принял это решение, мне было почти 22 года. Я с 14 лет сам лично принимал все решения по жизни.

— Опишите в нескольких словах, в чем ключевое отличие хоккея Белоруссии от Суперлиги, а затем КХЛ? Может быть, скорости меньше или уровень технической оснащенности?
— Разумеется, скорости в КХЛ выше, техническое оснащение на порядок лучше. О многом говорит и уровень зарплат. Но и Белоруссия тоже давала хоккею игроков топ-уровня, и мы их всех знаем: Костицины, Грабовский, Салей, Цыплаков, Кольцов, а сейчас и Шарангович.

«Ел тройную порцию завтрака, обеда и ужина, а потом закидывался гейнером»

— После завершения карьеры вы приняли решение серьезно заняться физической подготовкой. Когда возникло желание отдать себя этому на профессиональном уровне?
— Штангой я увлекся лет с 14. В юности я был не самым высоким. Отец запрещал мне упражнения, связанные с ростом, которые плохо на него влияют. С 14 лет я регулярно начал заниматься железом. В Белоруссии у меня была утром тренировка с первой командой, потом я оставался со второй командой — дальше весь день свободный. После тренировок шел в зал дорабатывать еще пару часов. Когда я уезжал в Белоруссию, весил килограммов 67, а приехал в Россию через месяцев 10 с весом 79 кг.

— Некоторые говорят, что молодые хоккеисты за лето могут набрать мышечную массу на 5-7 кг. Это реально?
— Это реально, если работать и в зале, и в столовой. Нужно много и правильно питаться и не вылезать из зала. В 17 лет я особо о питании не думал — ел очень много, закидывал, как в топку, так и набрал вес. У нас было пять приезжих ребят, кормили регулярно три раза в день. Один парень ничего не ел, наоборот, худел, так как ему лепили штрафы за лишний вес, другой приезжий парень жил с девушкой, на базе не питался. И я в течение полугода ел тройную порцию завтрака, обеда и ужина. Потом еще закидывался гейнером и витаминами, которые мне привез отец. Я пахал в зале и продуктивно занимался.

— Эта непривычная нагрузка могла повлиять на получение травм?
— Исключено. Травмы были механические, из-за грубых силовых приемов.

— Вы много раз говорили, что пытаетесь самореализоваться через тренировки с детьми, юниорами, в том числе ребятами из-за океана. Вам эта деятельность доставляет настоящее удовольствие?
— Мне очень повезло, что работа приносит мне колоссальное удовольствие. Работой, конечно, я своей живу, в прямом смысле слова.

— В чем главная особенность работы с совсем маленькими детьми? Наверняка нужен индивидуальный подход к каждому, быть где-то психологом?
— Разумеется. Когда ребенок к тебе приходит в первый раз, ты считываешь его характер, его особенности. Очень много тут разных факторов. Физические, технические особенности, характер, все зависит от возраста. В принципе, я очень строгий тренер, даже крайне строгий. Но у меня всегда есть и кнут, и пряник. Я считаю, что в маленьком возрасте мотивировать детей отдаваться спорту — это привить любовь к хоккею. Заложить такие нормы спортивного воспитания и поведения, как дисциплина, порядок, трудолюбие, преодоление себя, внимание и азарт.

— Часто ли к вам подходят родители детей, благодарят, спрашивают совета?
— Советы спрашивают слишком часто, регулярно. Мне иногда кажется, что это происходит круглосуточно. Насчет благодарности я стараюсь быть скромным, но и эти слова слышу каждый день.

— Попадаются ли принципиальные и где-то строгие родители, которые просят от своих детей невозможного? Как в такой ситуации им грамотно объяснить, что ваш сын — не Макдэвид?
— Смотря что за родитель. Я нахожу какие-то слова, какие-то варианты объяснить, что вы слишком многого требуете от ребенка. Иногда наоборот — не требуете. Бывает, что родители слишком расслабленно себя чувствуют, думая, что отдали ребенка в любительский спорт. Скажем так, форсировать события нежелательно, чтобы не перегрузить ребенка, не отбить желание к хоккею, но и чрезмерная родительская жалость тоже порой бывает излишней. Ты смотришь и играешь роль психолога: иногда нужно сказать, чтобы не было перегибов, а иногда сказать родителям, что у вас слишком лайтовый режим.

— Какой оптимальный возраст, чтобы отдать ребенка в хоккей?
— Давайте начнем с того, что есть перед хоккеем. Когда ребенка отдают в хоккей, многие думают, мол, «держите, занимайтесь». Я считаю по-иному. У него должен быть определенный фундамент перед тем, как поставить его на коньки. Правильнее будет ребенка развивать до спортивной школы. Я в своей работе как раз этим и занимаюсь. Важны такие дисциплины, как гимнастика, акробатика, чтобы ребенок умел обращаться со своим телом, чтобы его тело было ловкое и подвижное. Чтобы был крепкий скелет, мышцы и связки. Набор в СДЮШОРы идет с 5 лет. Моя рекомендация — ставить ребенка на коньки и физически развивать с 4 лет.

— Как вы относитесь к суждению, что, если ребенок прошел через базу фигурного катания, у него в хоккее может получиться многое?
— Непонятная какая-то фраза. Фигурное катание может дать определенную техническую часть, но хоккей — это силовой командный игровой вид спорта. Фигурное катание для хоккеиста может дать хорошую базу в катании на «ребрах». Но хоккеист должен быть развит всесторонне технически и во многих других аспектах. Помимо катания есть еще и клюшка с шайбой. Безусловно, работа с тренером по фигурному катанию даст свои позитивные плоды, но это не основа, а всего лишь неплохое дополнение.

«Чувствую, что организм не такой, как раньше. Может, это не коронавирус, а старость»

— Вы были главным тренером сборной России по хоккейболу. Расскажите в двух словах, что это такое?
— Хоккейбол — это хоккей с шайбой, но только на твердом полу, а снарядом является пластиковый мяч. В 2015 году я был тренером, так вышло, что еще и играющим. Мы в том году впервые участвовали на чемпионате Европы и мира: на Европе мы взяли серебро, на чемпионате мира — бронзу. До чемпионата мы знали, что такое хоккейбол — 1,5 месяца, а те же чехи, словаки или канадцы знают про это 30 лет.

— Сборная России не так давно играет в международных турнирах по хоккейболу и в первом же турнире вы привезли бронзовые медали. Расскажите, в чем секрет успеха?
— Правильный подбор игроков сыграл немаловажную роль. Помогла сплоченность, работоспособность всех ребят, все отдали в том турнире все силы. Но самая главная мотивация была для всех — то, что мы защищали флаг страны.

— Как вы все успеваете?
— Я иногда, если честно, не понимаю, как это получается! График с каждым годом становится все более невозможным для восприятия нормальным человеком. Сам понимаю, что времени порой не хватает на бытовые, житейские вопросы. Я весь в работе, с одной стороны, мне это нравится, с другой стороны, с этим надо что-то делать. Иногда бывают просто очень сильные перегрузы. И дети, и профессионалы, и все вместе постоянно тренируются. Частые встречи, съемки, новые идеи, проекты — очень непросто. Из недавнего пример: были съемки до двух часов ночи, дома я был в три, а в пять утра уже проснулся на тренировки, провел их восемь штук. И это не считая того, что параллельно занимаюсь запуском собственного бренда одежды.

— Ваша цитата: «Если все просто — что-то идет не так. Мне хочется всегда, чтобы были трудности, потом поставить флажок и сказать: да, здесь победа». Как не перегореть психологически, когда все время стараешься выжать из себя максимум?
— Я считаю, что это зависит от того, насколько ты любишь свою работу, от внутреннего стержня, от характера. Конечно, иногда и сильным людям сложно не потухнуть. Я все время стараюсь искать где-то и в чем-либо вдохновение.

— Как вы отдыхаете? Назовите три ваших любимых хобби.
— У меня их больше! Любимое хобби — поспать. Что, к сожалению, не получается делать часто, иначе у меня не хватит времени на другие дела. А если серьезно, на хобби у меня мало времени. Если у меня выдается свободная минута, я провожу это время с близкими, которым меня очень не хватает. Люблю иногда поиграть на гитаре, люблю готовить, на бильярде поиграть — много чего мне нравится. Очень сильно увлекаюсь музыкой, люблю качественное кино. Сейчас появилась идея взять несколько уроков игры на барабанах.

— Давайте поговорим про НХЛ и коронавирус. Смотрели плей-офф в «пузыре»?
— Старался. Не так, чтобы получалось — сказывалась разница во времени. Но каждое утро у меня начиналось с просмотра хайлайтов. Просматривал кто как сыграл ночью: очень много своих ребят играет в клубах, переживаю за них.

— «Тампа-Бэй» полностью заслужила своим упорством Кубок Стэнли? Казалось, что они должны были взять еще пару лет назад, настолько буднично они прошли этот путь в прошлом розыгрыше трофея.
— Да, до финала три серии, которые провела «Тампа», на мой взгляд, были очевидными. Возможно, от «Бостона» во второй серии я ждал большего сопротивления против «Тампы». Дорога до финала оказалась для «Тампы» не такой сложной, в отличие от Далласа. Многие эксперты приговорили «Даллас» еще в первом раунде с «Калгари». Но «Тампа» абсолютно точно заслужила трофей. Приятно, что сразу трое хоккеистов, которые каждый год проходят у меня в лагере летнюю предсезонную подготовку, оказались в финале Кубка Стэнли: Волков, Гурьянов, Радулов. Особенно рад за Сашу Волкова, играющего в «Тампе» (разговор состоялся до обмена Волкова в «Анахайм». — Sport24), чье имя теперь есть на Кубке.

— Насколько сильно пандемия повлияла на вас, вашу семью и на работу? Тренировки продолжали в это время?
— Серьезно повлияла, конечно. На всех повлияла. Произошла переоценка ценностей. На те вещи, на которые раньше не обращал внимания, стал обращать. Уже буквально через неделю после того, как нас всех закрыли. Я не мог поверить во все то, что происходит. Взяли и закрыли страну, весь мир. Такое раньше только в кино можно было увидеть. Когда ты сидишь весь день дома, выглядываешь на улицу и не видишь там никого, это настораживает. Не можешь ни работать, ни заниматься повседневными вещами. 99% моего времени занимала работа, поэтому было непривычно. Первые два дня я получил удовольствие, никто не названивал на телефон, никто не спрашивал про рабочие моменты, но через неделю я просто не понимал, что мне делать, казалось, что схожу с ума.

Благо, выдалась возможность с друзьями уехать загород, на Волгу. Мы жили у близкого друга. Не чувствовали никакой самоизоляции. Сели в лодку, захотели — пошли в лес погулять, в общем, там не было такого контроля, как в Москве.

— Вы сами переболели коронавирусом?
— Да, переболел. Иногда до сих пор чувствую, что организм не такой, как раньше. Может, это не коронавирус, а просто старость (смеется). После болезни к работе и в целом к спорту было приступить крайне непросто.

«У Капризова есть все, чтобы войти в топ-10 звезд НХЛ»

— Когда была неопределенность с началом нынешнего сезона в НХЛ, вы чаще занимались на льду с хоккеистами из-за океана?
— С Женей Малкиным в этот раз тренировались только на льду. Начали в конце сентября. Работали циклами. Две-три недели занимался, шесть дней отдыхал, и так далее. Со всеми по-разному, в зависимости от планов. С каждым хоккеистом мы эти моменты всегда обговариваем, каждый год, не только в этом сезоне. В этом году у меня были игроки в основном из НХЛ. Игроков из молодежных лиг почти не было, потому что ребята не понимали, когда им ехать. Если ребята из НХЛ более-менее владели информацией, когда у них начнется сезон, то у игроков молодежек такой информации долго не было.

— У вас в инстаграме есть видео, где вы забиваете голкиперу системы «Койотис» Ивану Просветову. В чем ему нужно добавить, чтобы он наконец-то дебютировал в НХЛ?
— Мне кажется, у него все есть для этого. Я считаю, что Иван очень талантливый вратарь. Он невероятно трудолюбив, трудоспособен, у него в голове все правильно, с подходом, с мозгами все как нужно. Ему только исполнилось 22 года, я считаю, что он в свои годы абсолютно зрелый с точки зрения головы, по отношению к делу. Разве что ему стоит немного поднабраться опыта в АХЛ. Если ему дадут шанс в НХЛ, он его точно не упустит. Я в него верю!

— На этом же видео присутствовал Денис Гурьянов. Почему он такой крутой и в чем его феномен? Еще недавно он был стабильным игроком фарма, а уже в прошлом сезоне разменял 20 шайб в НХЛ.
— Денис еще на МЧМ себя показал как перспективный игрок. Я до сих пор помню его гол со шведами в овертайме. Гурьянов тоже очень трудолюбив, у него очень большой потенциал. Физически развитый игрок, с хорошей скоростью, хорошим броском. Мне нравится наблюдать за его игрой, у него еще очень многое впереди. Сейчас у «Далласа» небольшая яма, но скоро они все преодолеют и пойдут в гору.

— У вас в социальных сетях также есть фотографии с Радуловым, Малкиным, Капризовым, Ковальчуком, другими русскими звездами из НХЛ. Расскажите, как с ними работается, некоторые из них старше вас — нет в связи с этим проблем?
— Все ребята профессионалы, все понимают, для чего нужна эта подготовка: есть определенные рабочие моменты, они возникают на уровне общения взрослых людей. Даже если у кого-то есть проявления характера, они всегда улаживаются. Я тоже поварился в хоккее, понимаю, как мыслит хоккеист, что у него творится в голове. Я стараюсь со своими хоккеистами всегда быть на связи. Советую, что и как нужно делать, зачем им необходимо работать над определенными моментами подготовки. Нахожу личный подход, через общение получается хорошая работа. Всегда стараюсь, чтобы обстановка в раздевалке была домашней. Не раз говорил, что Markidan Team — это семья! Со многими ребятами мы можем сходить вместе в кино или пообедать в ресторане.

— Прямо сейчас Кирилл Капризов разрывает НХЛ, играя всего лишь первый сезон. В чем его феномен?
— Кирилл Капризов невероятно техничный игрок. С хорошим голевым чутьем, с первоклассным хоккейным IQ. У него есть все, чтобы войти в топ-10 звезд НХЛ. Ему всего 23 года, но он долго по времени поиграл на высоком уровне. С 17 лет он уже играл в КХЛ и сейчас, несмотря на свой молодой возраст, он уже хоккеист с большим опытом и серьезным стажем.

— Вы тренировали Ковальчука. Почему он в свои 37 лет выглядит одним из лучших игроков в плей-офф КХЛ?
— Потому что Илья пашет за десятерых. Я это видел лично, в его солидном для хоккея возрасте он очень много отдает. Только из-за одного этого факта к нему можно испытывать нескончаемое уважение. Плюс его колоссальный опыт.

— Некоторые считают, что Ковальчук — хоккеист с характером, где-то слегка высокомерный. Какой он на самом деле в жизни?
— В основном наше общение с Ильей было в рамках работы, ну и были вместе на нескольких мероприятиях: на днях рождения Саши Радулова, Жени Малкина. Но и в хоккейной раздевалке, и просто в обычной жизни, насколько я его мог знать, абсолютно никакого высокомерия у него и близко нет. Очень положительный человек, с мудрыми мыслями и тонким чувством юмора. Очень отзывчивый. Несколько раз мы с ним общались неформально: я даже спрашивал его мнение, он мне давал хорошие мудрые советы. В общем, могу сказать, что те, кто так говорит, совершенно его не знают.

— А что скажете про Малкина? Как с ним работается? В чем главная особенность?
— Женя Малкин — отличный парень с хорошими человеческими качествами: добрый, честный, порядочный. В работе Женя очень трудолюбив — настоящий профессионал. Женя — личность! В работе он проявляет свой характер, лидерские качества, нацеленность на результат. Особенности, точнее, нюансы в работе есть, так как к работе с хоккеистами такого уровня я всегда подхожу индивидуально, анализируя его достижения в прошлом сезоне, понимая цели на будущий… На какой аспект в тренировках сделать акцент, чтобы улучшить те или иные качества спортсмена. Если хоккеист в процессе тренировок в чем-то перегорел, то подбираем новые упражнения для оттачивания скиллов. И приятное в этом всем, что при обсуждении работы наши взгляды на тренировочный процесс совпадают.

— На льду Радулов — это сгусток энергии, к которому иногда страшно подъехать — будто током ударит. В общении он простой парень, или к нему нужен особый подход?
— Да, он простой парень. С ним можно помимо работы спокойно пообщаться, порассуждать на отстраненные темы, пошутить, обсудить спорт, кино, музыку. Он, кстати, очень подкован и разносторонен в этих вопросах. Радулов отлично разбирается в футболе и других видах спорта. Мне с ним всегда интересно общаться. Иногда мы ходим с ним в баню, просто можем в ресторане пообедать после тренировок. Поэтому с ним у нас абсолютно нормальное общение. Я думаю, что, как и все, кого-то Саша признает, к себе подпускает, а кого-то — нет. Кому-то, возможно, нужен особый подход к нему, у нас с ним хорошие, дружеские отношения.

— Вы считаете, что русским хоккеистам стоит уезжать Америку в подростковом возрасте, как это делал Проворов и Сергачев, или карьерный путь Капризова идеален в этом плане?
— Здесь сложно ответить однозначно. Мы знаем как примеры Сергачева, когда можно поехать пораньше в Америку и там себя сделать самому, привыкнуть к хоккею, ментальности, заиграть и в итоге выиграть Кубок Стенли. А можно до 23 лет поиграть в КХЛ, получить отличный опыт на родине и уехать полностью готовым хоккеистом в НХЛ, как пример того же Капризова. Опыт подсказывает, что можно выбрать и тот, и другой путь: в обоих случаях он может быть как верным, так и нет.

— Объясните особенности ваших основных тренировок: на что в основном делаете упор при летней работе с игроками Национальной хоккейной лиги?
— Мы развиваем силу, выносливость, скорость и прочие физические качества. Также работаем над подвижностью суставов, уделяем большое внимание профилактике травм. На льду мы работаем над улучшением хоккейных навыков. Работаем там также над физикой.

— Летом этого года у вас вышло видео с тренировки Ивана Мирошниченко. Его называют одним из претендентов на первый номер драфта-2022. В чем его особенность?
— Иван невероятно сильный физически хоккеист. За годы работы тренером по физической подготовке таких хоккеистов я практически не встречал. Он просто развит так, как не все хоккеисты в 25 лет могут похвастаться. Он ходячая машина с точки зрения физики. Как и всем, ему нужно работать. У него отличные скоростные качества, физика, но этого, разумеется, пока недостаточно. Были примеры, когда в 16 лет хоккеисты были топами, а к 20 годам пропадали, поэтому добиться высот можно только через серьезную работу. Да, для меня он один из самых перспективных хоккеистов, с кем мне пришлось поработать, но нужно продолжать развиваться каждый день.

«Лучшие тренеры КХЛ — Никитин, Знарок и Квартальнов»

— Немного про КХЛ. Следите за лигой?
— Из-за работы сложно следить за матчами, вот впервые в этом году сходил на первый матч серии ЦСКА — Локомотив, настолько не было времени. Однако слежу, стараюсь смотреть хайлайты, обзоры матчей и читаю новости всегда.

— Как вы относитесь к введению потолка зарплат в нашей лиге? Он действительно может помочь клубам сравняться по силе, или это все внешняя мишура, неспособная ничего изменить?
— Те люди, которые занимаются управлением лиги, которые ввели потолок, имеют представление, как это работает, и наверняка сделали это не просто так. Как будет на самом деле, никто пока не знает, мало времени прошло. У нас в России возможно все (смеется). Насколько это все будет прозрачно, мы не знаем. Я немного в другом измерении, не совсем обращаю на эти детали внимание.

— Есть разные типы тренеров, которые по-разному проводят предсезонку. Кто-то, как Крикунов, любит знаменитые баллоны, а кто-то проводит летнюю подготовку налегке, как тот же Юрзинов-младший и Немировски. Вы к какому лагерю относитесь?
— Я глубоко убежден, что летняя подготовка — это фундамент, чтобы вкатиться в первые три месяца. Эти три месяца определяют дальнейшее развитие игрока и команды. От лета зависит почти все, поэтому предсезонка должна быть глубокой и серьезной. Что касается моего видения, оно у меня свое личное. Я не знаю, как другие тренеры, но у меня весь тренировочный процесс продуман до мелочей, я стараюсь дать ребятам как можно больше разнообразной работы, чтобы проработать все качества, как можно сильнее развить игрока физически и технически как на льду, так и вне его.

— Назовите трех лучших тренеров в КХЛ?
— Я думаю, тут не будет ничего особенного. Никитин, Знарок и Квартальнов.

— Андрей Разин — открытие последних сезонов КХЛ. Помимо развития молодежи и внедрения ее во взрослый хоккей он еще и классный тактик. Следили за его успехами? Не считали ли вы, что после его розовых маек и прочих скандалов ему не удастся стать профпригодным тренером?
— Я никогда не обращаю внимания на скандалы. Честно говоря, очень далек от этого всего. Сейчас, судя по результатам, он в топе. Очень здорово, что Разин доверяет молодым. Вчерашние пацаны, которым по 18-20 лет, сейчас проявляют себя в КХЛ. Тот же Петунин, один из самых негабаритных хоккеистов, которых я видел. Я с ним общался, пацан вообще красавец! В этом сезоне я слышал его фамилию столько раз, сколько не слышал до этого никогда. Индивидуальные данные в порядке, физически он очень готовый. Хочется, чтобы таких ребят замечали в сборной.

— Симпатизируете какой-то из команд в КХЛ или, быть может, в НХЛ?
— В детстве я болел за «Детройт». Времена «Русской пятерки» не могли пройти мимо меня. Моим любимым игроком был Федоров. Я до сих пор считаю, что это один из самых сильнейших игроков в мире, таких просто нет. Федоров для меня high-level, у него все навыки на 100. Сейчас я за НХЛ слежу меньше, однако во многих командах есть мои ребята, с кем я занимаюсь летом, и я симпатизирую им и командам, в которых они играют. Чисто на уровне эмоций от своей профессиональной деятельности топлю за своих пацанов.

— За чем, помимо спорта, вы следите в нерабочее время? Музыка, кино?
— Я обожаю музыку. Я разносторонен, но вырос я на роке. Я люблю Beatles, Rolling Stones, Bob Dylan, Metallica, Nirvana, Four Fighters, Oasis. Последние две группы прям совсем разные, но и то, и другое под настроение идеально заходят. Я большой киноман, обожаю Тарантино, Макдону, Гая Ричи, братьев Коэнов, один из любимых режиссеров — Мартин Скорсезе.

— Назовите трех людей, к мнению которых по спортивным и неспортивным вопросам вы всегда прислушиваетесь.
— Я с детства был самодостаточен и на все имел свое мнение и свою точку зрения. Безусловно, в моей жизни есть несколько человек, к чьему мнению я прислушиваюсь. Это самый близкий круг общения, которые со мной идут по жизни изо дня в день, чью поддержку я ощущаю в каждом моменте. Я очень оберегаю свою личную жизнь, поэтому могу сказать только то, что благодарю судьбу, что такие люди есть в моем окружении.

Подписывайтесь на хоккейный телеграм-канал Sport24