logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Решение переехать из Америки в КХЛ — лучшее в жизни». Чех Седлак — о Челябинске, Панарине и русском языке

Большой разговор с лидером «Трактора».

ХоккейКХЛ
18 декабря 2020, Пятница, 09:00
Павел Табарчук, photo.khl.ru

Отыграв больше 150 матчей в Национальной хоккейной лиге, чешский нападающий Лукаш Седлак весной 2019-го решился на переезд в Россию и подписал контракт с «Трактором». В первом же сезоне он стал лучшим бомбардиром челябинской команды, в этом — идет в топ-3 ее самых результативных игроков. Накануне Кубка Первого канала, где Седлак играет за национальную сборную Чехии, он дал большое интервью Sport24.

Кубок Первого канала

— Начинается Кубок Первого канала. Как вы относитесь к турниру?
— Шансы 50/50. Я был уже на двух турнирах, один был хорош, другой — не очень. На таких турнирах не знаешь, чего ожидать.

— Некоторые легионеры отказываются от участия, и команды не рискуют лидерами. Вы тоже не обязаны были ехать, это не топовый турнир.
— Я пропустил турнир в Финляндии. В этом сезоне все сложнее из-за коронавируса. Я не болел и не хотел заразиться. Так как я в России почти все время, было легко отправиться на Кубок Первого канала. Поэтому поехал.

— Рассматриваете КПК как подготовку к чемпионату мира? Наверняка он будет в основном среди игроков КХЛ.
— Все турниры — своего рода подготовка. Тренеры просматривают игроков, у нас новый тренер, который пытается понять, на кого он может рассчитывать на ЧМ.

— В ФХР всегда очень серьезно — порою даже слишком серьезно — относятся к Евротуру. Как в Чехии?
— Мы хотим выигрывать каждый турнир, это ключевое. Но также надо думать о том, как просмотреть новых игроков. У нас смешанный состав, включающий опытных хоккеистов, которые могут проявить себя как лидеры. Я думаю, каждая команда относится к турниру серьезно.

— В Северной Америке обходятся без игр сборных. Остальным турнир тоже не помогает выигрывать золото. Он вообще нужен? Может, отменить Евротур?
— Не знаю. Я думаю, это хорошо для болельщиков. Мне тоже нравится, потому что можно встретить новых игроков, новых людей, новых тренеров. Это не просто подготовка к ЧМ, игроки учатся новому, ты можешь стать лучше как игрок.

(Павел Табарчук, photo.khl.ru)
Павел Табарчук, photo.khl.ru

Нестабильность «Трактора»

— «Трактор» несколько недель был главным ньюсмейкером КХЛ. Вы на короткое время возглавили Восток после победы над СКА в Санкт-Петербурге. Но после — лишь три победы в девяти матчах, включая 1:5 от СКА и 2:5 от Йокерита и Динамо.
— Это длинный сезон, у каждой команды есть взлеты и падения. У нас был хороший период, мы выиграли много матчей. Есть опасность в том, что, когда ты выигрываешь много игр, ты чувствуешь себя хорошо и не обращаешь внимания на детали. Ты сфокусирован на том, что побеждаешь и не корректируешь игру. Даже если ты выигрываешь плохие матчи, ты не обращаешь внимания на детали, потому что ты победил. Если ты выиграл подряд три-четыре плохих матча, то твоя игра постепенно от тебя ускользает. Возможно, в какой-то степени с нами это и случилось.

Против нас играли одни из лучших команд, и, как вы и сказали, мы проиграли 1:5, 2:5. Мы должны вернуться на свой путь, внести изменения, играть так же плотно, как раньше. Мы хорошо играли в обороне, не давали шансов сопернику. Это то, что мы должны делать. Посмотреть видео, обнаружить какие-то мелкие детали, особенно в защите.

— То есть, это не вопрос физической или эмоциональной усталости, которая часто бывает в декабре.
— Нет! Мы в хорошей форме. Дело в этих деталях. В некоторых играх нам удавалось забрасывать в третьих периодах. Это не физика, не психология. Это лишь ошибки в своей зоне, которые мы не допускали раньше. Мы должны быть терпеливы, не допускать ошибок с шайбой, быть лучше в защите, и, я думаю, все к нам вернется.

— Вы сказали про ошибки в своей зоне. Это вопрос концентрации? Недостаточно внимательны к сопернику?
— Не думаю. Иногда соперник забрасывает первым, и мы начинаем нервничать, делать лишние вещи с шайбой вместо того, чтобы играть просто. Думаю, мы должны сосредоточиться на том, как играть с шайбой просто и не пробовать слишком многого. Когда мы начинаем изобретать, то ошибаемся, и за это приходится платить.

Легко сделать камбэк, когда счет 0:1. Или даже 0:2 — все равно можно. Мы допускаем ошибку, пропускаем третий, четвертый гол, и потом уже тяжело вернуться в игру и победить. Даже если мы открываем счет, все равно надо спокойно придерживаться своей игры. Нам надо вернуться к плотной игре, мы не можем позволять соперникам забрасывать три или четыре шайбы.

— В этих 9 играх у Трактора 21 гол. В 9 матчах до этого — 25 шайб. То есть вы забиваете почти столько же. Но все равно мало.
— С самого начала сезона мы играем в защите очень строго, чтобы победить, даже если мы пропустим первыми. Мы выиграли у СКА 1:0, мы побеждали со счетом 2:1, 3:1. Это ключевое.

(Павел Табарчук, photo.khl.ru)
Павел Табарчук, photo.khl.ru

Кубок Гагарина

— Согласны, что в прошлом сезоне у вас не было устойчивой структуры игры?
— Не знаю насчет структуры, но сейчас у нас гораздо более глубокий состав. Каждое звено может быть опасно в атаке. Сейчас больше ребят забивает.

— Первое, что изменил Анвар Гатиятулин?
— Очевидно, изменений очень много. У нас не полностью, но все равно другая команда. Много новых ребят. Каждый сезон отличается, и следующий тоже будет другим. Тяжело выбрать одно изменение.

— Как вы сами можете описать игровой стиль команды?
— Мы — оборонительная команда, которая не позволяет сопернику создавать голевые моменты. Мы играем жестко, много катаемся. Стараемся играть с хорошей структурой в защите и отталкиваться от этого, чтобы развивать опасные моменты и играть в нападении.

— У «Трактора» 10 шайб в меньшинстве. Вы уже делите третье место в истории КХЛ по шайбам в меньшинстве за один регулярный сезон. Как так вышло? Сможете побить рекорд в 18 шайб («Салават Юлаев» в сезоне-08/09. — Sport24)?
— Воу, это много. Я думаю, отчасти это удача. Очевидно, играя в меньшинстве, ты не пытаешься в первую очередь забросить шайбу. Но шанс всегда есть, особенно если мы действуем агрессивно. На синей линии всегда всего лишь один защитник соперника, можно сделать пас и выйти в контратаку 2 в 1.

— Лучший матч в сезоне?
— Тяжелый вопрос. У меня такая память, что я не запоминаю много матчей. Возможно, 1:0 против СКА. Нечасто кто-то побеждает СКА всухую, у них очень хорошая команда. До этого мы выиграли у «Йокерита» 3:1. Думаю, эти две игры.

— Если Гатиятулин останется, «Трактор» сможет выиграть Кубок Гагарина в течение трех лет?
— Надеюсь. За этим я в этой лиге. Я и все мои одноклубники хотим выиграть. Если мы хотим выиграть, то нам надо играть правильно и выкладываться на полную. Мы только собрались в этом году, у нас новый тренер. Мы должны строить команду, начиная с этого года на основе уже сыгранных матчей. Обретать командную химию, верить друг в друга.
Мы должны выходить на матч с мыслями, что мы выиграем, а не просто надеемся выиграть. С такой уверенностью можно надеяться на победу в Кубке.

(Павел Табарчук, photo.khl.ru)
Павел Табарчук, photo.khl.ru

Фолы и грубость

— Объясните, почему у вас так много штрафа. Согласны, что позволяете эмоциям контролировать себя?
— Да, иногда я выпускаю эмоции слишком сильно. Но я такой игрок. Я играю эмоционально, я стараюсь выиграть каждую смену, я стараюсь быть лучше всех на льду. Иногда эмоции могут сыграть со мной злую шутку, я не горжусь этим. Но в последнее время я стараюсь справляться с этим, думаю, сейчас у меня получается лучше и я должен продолжать в том же духе.

— В Екатеринбурге вы ударили головой Геноуэя из «Автомобилиста» и вместо «5 на 4» вы играли «4 на 4».
— Он тоже получил дисциплинарный штраф до конца игры из-за меня. Он ударил меня, я решил, что это был дешевый прием, но должен был удержать свои эмоции. Мы могли забросить после этого. Я должен был сохранить спокойствие.

— Тяжело было перестроиться на правила в КХЛ? В НХЛ позволяется больше.
— В НХЛ действительно можно немного больше, мне было непросто. Сейчас я стараюсь играть с умом и фокусироваться на себе, а не на том, что происходит вокруг.

— Вы говорите про эмоции. Но у вас были штрафы за атаку вратаря, за толчок в спину, вы бросали по воротам после свистка. Зачем так делать?
— Даже не знаю, зачем именно. Бросок после сирены — это просто совпадение. Я уже бросал в тот момент, когда раздался свисток. Я просто завершал бросок. Иногда тяжело остановить движение. Силовой в спину — конечно, это не был хороший хит. Я должен быть осторожен с такими вещами.

— Хочется ли вам иногда спровоцировать соперника? У вас был летом матч в Уфе. Игрок соперника упал, и, когда он вставал, вы толкнули его плечом, проезжая мимо.
— Это было неправильно с моей стороны. Такие вещи делать нельзя. Я не помню, что произошло, я был на что-то зол. Конечно, я стараюсь играть жестко, залезать под кожу, отвлекать на себя внимание — может, они нарушат на мне правила. Это то, что я делал в НХЛ. Здесь я должен быть аккуратнее.

— Не боитесь обрести репутацию грязного игрока?
— Ха-ха, я думаю, у меня уже такая репутация! Я стараюсь работать над этим. Конечно, я не считаю себя грязным игроком. Если вы посмотрите на мои силовые, удаления до конца игры, 10-минутные дисциплинарные штрафы — никогда, кроме одного случая, не бью в голову, не толкаю на борт. Стараюсь так не делать. Не бью соперника клюшкой, не толкаю.
Я не думаю, что играю грязно. Это не я. Я стараюсь играть жестко. Мои 5+20 это эмоции, а не грязь.

— Есть стереотип, что чехи действуют на грани фола. Откуда это взялось? О вас ли это?
— Не уверен, что это так, что чехи играют на грани фола. Думаю, я не типичный чешский игрок. Чехи обычно играют технично с шайбой, играют с умом. Я играю скорее по-североамерикански.

Голы и силовые

— Каким должен быть центр? Что надо уметь в первую очередь на этой позиции? Насколько вам удается это?
— Каждая игра начинается с вбрасываний, надо хорошо играть на вбрасываниях. Надо с умом играть в защите: выбирать позицию, читать игру, видеть, где помочь партнерам и как, где сделать пас, где выйти из зоны.

— Вы официально второй в КХЛ по скрину вратарей согласно расширенной статистике. Первый — Калинин, кстати.
— Это наша игра. Мы играем вокруг ворот, так и забиваем. Он делает отличную работу. Я не так много видел его игры раньше, но знал, что он хорош на «пятаке». Я играю так же. Как и в прошлом году, я постоянно играю вокруг ворот. В каждом звене нужны такие игроки, которые будут закрывать обзор вратарю. Это создает остальным ребятам хорошие шансы.

— У вас большинство шайб с «пятака». Расскажите, как правильно играть перед воротами. Есть ли разница по сравнению с НХЛ?
— Не думаю, что есть большая разница. Когда ты идешь «под ворота», то знаешь, что тебя будут толкать клюшкой, бить. Это тяжелая работа, но кто-то ее должен делать. Иногда на голы везет, шайба просто рикошетит в ворота. А иногда больно, ха-ха. Такова цена.

— Считаете шайбу «Нефтехимику» в меньшинстве своей лучшей в сезоне?
— Да, возможно, одна из лучших. Мне повезло, что те, кто играл у них в большинстве, не остановили меня.

— Говорят, после НХЛ непривычно играть на вбрасываниях.
— Немного. В Европе другие правила. В НХЛ можно использовать ноги, коньки, можно больше блокировать соперника.

— Против какого центрального тяжелее всего?
— Много хороших игроков. Возможно, Дацюк. Он очень хорош в этом сезоне, против него тяжело на вбрасываниях, он один из лучших, кто когда-либо играл в хоккей. Очень умный и очень техничный.

(hctraktor.org)
hctraktor.org

— Возможно ли по видео изучить центра соперника и понять, как действовать против него? Возможно, вас в этом сезоне хорошо изучили, раз процент уменьшился.
— Может, они действительно посмотрели видео моих вбрасываний. Кажется, у меня на два процента меньше. Но сезон длинный. Можно посмотреть видео, но деталей очень много. Партнеры могут помочь выиграть ничейную шайбу после вбрасывания. Каждый судья вбрасывает шайбу немного по-другому, немного отличается скорость. Иногда удача. Много деталей, которые могут как помочь, так и помешать. Бывают скачки в 1-2 процента, но, я думаю, если больше 50%, то это хорошо.

— Каково играть с Виталием Кравцовым? Что думаете о его шансах в «Рейнджерс» в будущем?
— Надеюсь, он пробьется в команду. Я разговариваю с ним об игре, как мы хотим сыграть, стараюсь помочь, чем могу. Он хороший парень, понимает, что ему нужно делать. У него было очень хорошее начало чемпионата. Нужно продолжать так же.

— Вы знали о своих рекордах в прошлом сезоне? Вы стали лучшим в «Тракторе» по голам и силовым приемам за «регулярку» и прервали рекордную «сухую» серию Тимура Билялова.
— Да, мне сказали о рекорде, когда у меня было около 20 шайб. В раздевалке сказали, что есть шанс побить рекорд. Так же с хитами.

В прошлом сезоне мне несколько раз повезло с голами, в этом сезоне было много моментов, после которых я не забил — почему, не знаю. Бывало, что ворота были пусты, но я промахивался или был рикошет. Стараюсь делать то, что могу. Как я и говорил в прошлом сезоне, я бы обменял пару шайб на попадание в плей-офф. Надеюсь, в этом сезоне все сработает, мы попадем в плей-офф, и, надеюсь, проведем хороший отрезок.

Что касается силовых приемов — это то, как я играю. Я не выхожу на лед с целью провести десять силовых. В одном матче один хит, в следующем — пять. Как есть, так есть.

«Коламбус» и Панарин

— Вы говорили, что не хотели бороться за место в «Коламбусе». То есть в НХЛ вам не хватало именно игровой практики?
— Я потратил в «Коламбусе» три года и играл не так много, как хотел. Это тяжелая лига, а когда ты мало играешь, то еще тяжелее.

Я решил переехать из Америки в КХЛ, и это было лучшее решение в моей жизни. Я рад, что играю в «Тракторе». Я снова получаю удовольствие от хоккея. Когда ты играешь много и тебе нравится — это лучшее чувство.

— В КХЛ бывает, что игрок на двустороннем контракте может сам попросить отправить его в ВХЛ, если пауза в чемпионате или он не играет в «основе». У вас не было такой возможности?
— Я мог попросить, но я не хотел возвращаться в АХЛ. Я делал все, что мог, чтобы у меня было место в составе и больше игровых минут. Но это не сработало. И это нормально. Возможно, так было суждено. Сейчас я здесь и я рад, что все так сложилось.

— Главное, чему вы научились за три сезона в НХЛ?
— Тяжело выбрать что-то одно. Я старался учиться чему-то каждый день. Слушал опытных игроков, которые давно в НХЛ, смотрел, что они делают. Научился многому вне льда — как быть профессионалом, как быть хорошим одноклубником, как готовить тело к следующей игре. Старался слушать всех тренеров, старался взять то, что поможет мне и команде стать лучше.

— Расскажите, каково было играть и быть в одной команде с Панариным. Вы близко общались?
— Не близко. Я не говорю по-русски, а его английский был не так хорош. Но наблюдать за ним, как он обращается с шайбой, как создает себе пространство, было удивительно. В некоторых матчах он мог взять шайбу и сделать очень много из ничего. Невероятно. Я рад, что мог играть с ним и, возможно, научиться чему-то.

— Еще вы играли в АХЛ с Олегом Евенко. Можно ли назвать его современным тафгаем?
— Он точно жесткий игрок, но он играет чисто, когда проводит силовые. Он хорошо обращается с клюшкой, к нему тяжело подобраться. Такой игрок не помешает команде. Он понимает игру, как она устроена. Понимает, что он должен делать, и это здорово.

— Спрингфилд — действительно криминальный город? Вы говорили, что видели, как там продают наркотики прямо на улицах.
— Если я правильно помню, в Спрингфилде один из худших уровней преступности в США (первое место в США по особо жестоким преступлениям на 100 тыс. чел. — Sport24). Я там многое видел. На тот момент это было страшно. Плохое есть во всех городах, я не могу сказать, что я не мог выйти на улицу. Но, конечно, это не было здорово.

(Getty Images)
Getty Images

Русский язык и Челябинск

— Как вам Челябинск? Это далеко не самый комфортный город на карте КХЛ.
— Мне это тоже говорили. Но, на мой взгляд, это отличный город, мне здесь нравится уже около года. Когда я разговаривал с одноклубниками, им тоже нравилось. Мы живем близко друг к другу, есть хорошие рестораны. Я не думаю, что тут плохо, мне нравится. Не знаю, может, Челябинск не нравится русским, но даже бывшие одноклубники говорят, что это хороший город. У меня никаких проблем.

— Челябинск считается одной из хоккейных столиц России. Это заметно? Чувствуете повышенное внимание и требования болельщиков?
— Я знал, что тут знаменитая хоккейная школа, выпустившая много игроков для сборных, НХЛ и КХЛ. Они гордятся своими традициями. Конечно, болельщики требовательны, но так и должно быть. Конечно, не всегда удается выдавать хорошие матчи. Но, я думаю, люди хотят видеть, как мы выкладываемся на 100%, и они любят, когда мы бьемся на льду за команду и город. Тренеры всегда мне говорили: да, ты можешь проиграть, но ты должен стараться и должен выложиться целиком. И тогда окей, даже если ты проиграл. Хотя, конечно, ты не можешь проигрывать слишком часто.

— Пытались переводить комментарии в соцсетях, чтобы понять, что о вас говорят?
— Теперь я немного понимаю русский и мне не надо переводить все. Я стараюсь держаться в стороне от соцсетей. Это то, чему я научился в Америке. Стараюсь не читать слишком много, когда люди пишут в комментариях.

— Мне сказали, что вы открытый человек и легко соглашаетесь участвовать в разных мероприятиях вне игр. Это достаточно редкое качество. Игроки иногда боятся лишнего внимания, боятся выглядеть глупо или сказать что-то, за что потом их осудят СМИ и болельщики.
— Стараюсь не бояться. Все, что я делаю, я стараюсь делать так хорошо, как только могу. Если что-то не так, то потом, конечно, могут быть последствия. Но я пытаюсь быть лучшей версией себя и помогать людям. Мы играем в хоккей для болельщиков. Если бы не было болельщиков, не было бы и лиги. Я всегда рад поучаствовать в каких-то активностях или сделать фото. Этому я тоже научился в течение карьеры. Я рад, тому, что они хотят смотреть наши игры, приходят поддержать нас. Даже после поражений люди остаются поддержать нас. Я ценю это.

— Вы до сих пор ходите с седьмым айфоном?
— Ха-ха! Нет, батарея испортилась, я уже не мог держать телефон в руках! Пару недель назад я купил новый телефон.

— В июльском интервью говорили, что не разбрасываетесь деньгами и думаете о будущем. Пришли к этому сразу или обожглись на ошибках?
— Нет, этому всегда меня учили родители. Думаю, они хорошо меня воспитали. По крайней мере, я надеюсь на это. Стараюсь с умом распоряжаться деньгами. Мне посчастливилось играть в хоккей и с тем, что хобби стало моей работой.

(Павел Табарчук, photo.khl.ru)
Павел Табарчук, photo.khl.ru

— Ваша мать преподает русский язык. По статистике в Чехии его стали чаще выбирать третьим иностранным после английского и немецкого. Почему?
— Думаю, это обусловлено историей. В прошлом люди учили русский в школах. Россия все еще близка к нам. Россия — важная страна. Если ты хочешь заключать сделки, вести бизнес, тебе нужно говорить по-русски. Я думаю, поэтому люди изучают русский в Чехии.

— Расскажите о своих успехах в изучении русского. Что уже умеете, что тяжелее всего?
— Конечно, тяжелее всего говорить. Я почти все понимаю, когда люди говорят медленно или просто, если не используют слишком много слов. Могу отвечать понемногу. Но говорить тяжело. Иногда я понимаю, что значит слово, но не помню, как его правильно произнести.

— Даррен Диц из «Барыса» уже может давать на русском небольшие интервью после игр и даже прочитал стихотворение Пушкина.
— Я слышал, что он читал поэму. Надеюсь, однажды я тоже смогу давать интервью по-русски. Я заключил трехлетний контракт, надеюсь, у меня будет прогресс. Может, когда мы будем разговаривать в следующий раз, я смогу отвечать по-русски.

— Удивительно, что мой последний вопрос как раз был «Дадите нам интервью на русском через год?», вы как-то предугадали.
— Ха-ха! Да, это забавно. Надеюсь, однажды смогу.

(Sport24)
Sport24

Скачать приложение Sport24 для iOS

Скачать приложение Sport24 для Android