logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Максим
Самарцев

Большой скандал с русским хоккеистом в Америке. Яшин бастовал 14 месяцев, мечтая получить контракт на $10 млн

Он проиграл дело, но помог измениться НХЛ.
ХоккейНХЛ
16 декабря 2020, Среда, 12:00
Getty Images

Российским болельщикам Алексей Яшин больше известен как Капитан Россия и человек, который всегда приезжал в сборную во «времена отказников». За океаном первый русский капитан клуба НХЛ в истории запомнился забастовкой, которая случилась по окончании сезона-1998/99. За семь лет, проведенных в «Сенаторз», воспитанник свердловского хоккея несколько раз выказывал недовольство заработной платой, однако после одного из лучших сезонов в карьере Яшин был решительно настроен пересмотреть условия контракта. Sport24 вспоминает обстоятельства большого конфликта между руководством «Оттавы» и форвардом сборной России.

В межсезонье 1999 года капитан клуба из столицы Канады потребовал от руководства пересмотра своего контракта, по которому в следующем году он должен был получить около $3,6 млн. После 94 очков в прошедшем сезоне и попадания в тройку претендентов на «Харт Трофи» Яшин надеялся на троекратное повышение заработной платы. Ориентиром для столь высоких запросов выступили соглашения Ягра и Гашека, которые были главными конкурентами Алексея в борьбе за приз самого ценного игрока сезона: два звездных чеха получали в своих клубах по $10 млн.

Я знаю, поверьте, чего стоит Алексей. В НХЛ ему очень мало равных: Пол Кария, Петер Форсберг, Яромир Ягр, Доминик Гашек, Теему Селянне, Эрик Линдрос, Павел Буре — вот, пожалуй, и все», — заявлял агент хоккеиста Марк Гандлер.

В те годы все канадские клубы испытывали большие финансовые трудности, поэтому руководство «Оттавы» даже в теории не было способно удовлетворить возросшие запросы своего лидера: в платежке клуба было лишь $22 млн, а тратить половину зарплатной ведомости на одного игрока было бы чистым самоубийством.

«Здесь же вопрос не только в деньгах, но и в отношении. Мне даже не деньги в данный момент нужны, а элементарная определенность. После этого сезона у меня заканчивается контракт с «Оттавой» и я стану свободным агентом. А мне не хотелось бы дожидаться этого, а понять для себя уже сейчас. То ли «Оттава» оставит меня у себя и даст мне хороший контракт, то ли я уйду в другую команду. Вот я и прошу «Оттаву» дать мне эту определенность, а не тянуть до последнего. Если они видят меня и в будущем игроком «Сенаторз», почему бы не сказать мне об этом сразу и прямо?» — рассуждал Яшин.

Не найдя понимания в клубе, Алексей решил отказаться от выполнения условий действующего контракта, надеясь, что через год получит щедрое предложение на рынке свободных агентов. Проигнорировав тренировочный лагерь и не прибыв в расположение команды даже спустя месяц после начала чемпионата, форвард объявил «Оттаве» забастовку.

«Вопрос в чем: у хоккеиста единственное право выразить протест — не выходить на лед. Его не могут взять и физически заставить играть. А то время было очень сложным с точки зрения взаимоотношений НХЛ с профсоюзом игроков. И взаимоотношений клуб — игрок. Забастовок хватало: у Линдроса была забастовка еще до начала карьеры», — говорил российский нападающий.

Пока Яшин тренировался в швейцарском «Клотене», который в те годы возглавлял Владимир Юрзинов, руководство «Сенаторз» заняло жесткую позицию в отношении бывшего капитана команды: либо он возвращается в расположение клуба до восьмого ноября, либо будет дисквалифицирован на весь сезон, а оставшийся год контракта будет перенесен. У Алексея оставалась надежда на обмен, но она рассыпалась после заявления «Оттавы» о том, что клуб, несмотря на поступающие предложения, принципиально не будет обменивать свой главный актив.

Со временем стало ясно, что без арбитража сторонам не удастся прийти к мировому соглашению. Вердикт по резонансному делу огласил независимый судья Лоренс Холден: Яшин обязан отработать пропущенный год на условиях текущего контракта. Это означало, что все усилия Алексея были напрасны: он пропустил сезон, потерял капитанскую нашивку, расположение партнеров, болельщиков и руководства, а также навлек на себя гнев большинства игроков лиги.

«Многие ребята считали, что я их подвел, потому что со мной команда выступила бы лучше, и они бы получили контракты получше. Но я считал иначе. Мне казалось, что контрактные проблемы не должны касаться хоккея. Мне многие советовали — «играй плохо, тебя продадут». Но я на это не пошел. Я считаю, что выходя на лед, должен играть по максимуму. Обманывать хоккей, играть в пол-конька нельзя. Было тяжело, и вообще я не очень хотел, чтобы именно так получилось. Но, к сожалению, ситуация разрешилась именно так. Были похожие конфликты и у Ягра, и у Линдроса, и у Буре, и у многих других. Это была борьба за то, чтобы сломать рынок зарплат. Борьба и с лигой, и с профсоюзом игроков», — говорил Яшин.

В сентябре, после возвращения в Оттаву, нападающий на пресс-конференции сделал заявление: «Я здесь, в Оттаве, только потому, что по закону нигде в мире, кроме как в столице Канады, не имею права выполнять свою работу — играть в хоккей».

Главные испытания Яшина ждали впереди. Он лишился звания капитана — его место на долгие годы занял Альфредссон, а домашние трибуны освистывали россиянина на каждой игре.

«Игроки из других команд играли против меня особенно жестко, всякое было», — рассказывал Яшин.

В одном из ноябрьских матчей тафгай «Флориды» Тодд Симпсон напал на Яшина, и лишь партнеры по команде спасли его от избиения. Многие болельщики «Оттавы» одобрительно отреагировали на действия Симпсона.

«Руководство команды дало ему ясный намек, когда держало год вне игры. Суд дал ему ясный намек своим решением. Я посчитал, что игроки тоже должны выразить свое отношение. Я знаю, что многим парням не понравилось его поведение. Я надеялся, что арена будет аплодировать мне стоя, они заслуживают видеть, как Яшину надирают задницу», — сказал после матча Тодд.

Лишь к середине того сезона жизнь чемпиона мира вернулась в прежнее русло: он набрал 88 очков, став лучшим бомбардиром клуба. Однако последующий провал в плей-офф и опоздание на финальное командное собрание, которое вызвало гнев многих игроков команды, послужило достаточно причиной для обмена форварда в «Айлендерс»: Яшин подписал с «островитянами» 10-летний контракт на 64 миллиона, в конце концов добившись главного — достойных денег, которые бы отвечал его таланту и уровню игры.

«Теперь, глядя на коллективный договор лиги и профсоюза игроков, вижу, что наши усилия были не напрасными. Многие «серые» места в контрактах подчищены, более четко прописаны права и обязанности. Тогда арбитраж принял решение не в мою пользу, но был создан прецедент. Мой протест помог внести в контракты такой пункт, который помогает сегодня игрокам НХЛ отстаивать свое право на забастовку. Если ты не хочешь играть, никто не в силах заставить тебя выходить на лед. Раньше это право было размытым», — сказал Яшин.

Забастовка будущего члена Зала славы ИИХФ длилась около четырнадцати месяцев и оказалась неудачной. Тем не менее, Яшин навсегда вошел в историю лиги не только как первый капитан клуба НХЛ с российским паспортом, но и как игрок, который решился бросить вызов лучшей лиге мира.

Sport24

Скачать приложение Sport24 для iOS

Скачать приложение Sport24 для Android

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0