logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Алсу
Гильманова

«Подсел мужчина — угощал, глазками стрелял. Понимали, что ему нужно». Как женщина-судья работает в хоккее

Честное интервью Дианы Моховой.

ХоккейКХЛ
25 ноября 2020, Среда, 07:00
Из личного архива Дианы Моховой

Диана Мохова — одна из лучших судей в российском женском хоккее. В интервью Sport24 она рассказала о назначении на финал молодежного чемпионата мира, половой дискриминации и «конкретных» предложениях для арбитров.

— Как изменилась ваша жизнь во время пандемии?
— Очень неприятная история с этой пандемией случилась. Но женская лига единственная в России, которая закончила чемпионат очень вовремя. Самое неприятное — это то, что я должна была поехать на чемпионат мира в Канаду в апреле, но он отменился. Подготовка к сезону тоже изменилась. Сезон начался позднее: переносили сборы и чемпионат. Естественно, было очень сложно подготовиться к сборам. Игр на разных уровнях тоже стало очень мало, и мы постоянно где-то их ищем. Цепляемся за любую возможность. Никогда в жизни не хотелось судить, как сейчас. В тренажерный зал ходим очень часто, чтобы организму дать хоть какую-то поддержку. Судьи тоже страдают. Если в том году в октябре я была дома восемь дней всего, то в этом году у меня было всего лишь две игры. Тяжело.

— А как же игры в ЖХЛ?
— Да, я сужу эту лигу тоже. Наш руководитель дал мне шесть игр, и все шесть перенеслись. А я так хотела их отсудить! Игры были такие хорошие. Позже дали еще один матч, но он тоже отменился. В итоге каким-то чудом мне удалось отсудить две игры по замене. Настолько все непредсказуемо.

— Как у судей проходит подготовка во время пандемии?
— Мы тоже сдаем тесты, которые действительны пять дней. То есть мы получили назначение, сами рассчитываем, как нам нужно сделать, чтобы на момент игр у нас не было больше пяти дней со сдачи теста. Получается, что мы сдаем раз в месяц на антитела кровь и перед каждой игрой сдаем на ПЦР. Если у кого-то из девочек положительный тест, то просто назначают другого судью, а тот человек спокойно отправляется на самоизоляцию.

«Когда все лиги проходили сборы вместе, то мужчины всегда отвлекались на нас»

— Как в этом году прошли подготовительные сборы?
— Сборы у нас в начале должны были быть в сентябре или в конце августа. Все так ждали, готовились. Потом их перенесли на неопределенный срок. Мы сидели и гадали, когда же все-таки все начнется, потому что у всех свои дела, работа. Была неопределенность, мы ничего не могли спланировать. Потом пришла информация, что у нас сборы будут в начале октября. Обычно они у судей проходят четыре дня. Нам читают правила, мы сдаем нормативы, катаемся, общаемся. Все так спокойно и размеренно. А тут нужно было уложиться в два дня. Мы приехали и сразу начали сдавать нормативы. Вставали в 7 утра, ложились в 23. Были очень насыщенные и активные дни. Как показала практика, оказывается, за два дня вполне все можно сдать и уяснить теорию.

Из личного архива Дианы Моховой

— Все судьи сборы проходят вместе?
— Когда еще ЖХЛ не было, все судьи проходили вместе. После появления женской лиги мы стали, так сказать, отдельной диаспорой. Сначала сборы проходит КХЛ, после них заезжает ВХЛ, потом МХЛ, и только после всех заезжаем мы. В целом это правильно, потому что когда мы проходили все вместе, то мужчины всегда отвлекались на нас, никому эти сборы вообще не нужны были. Мы всегда там общались, было очень весело. Но это мешает работе конкретно, поэтому решение руководства нас разделить — правильное. Потому что мы приезжаем на сборы, чтобы работать, а не тусоваться, хотя очень хотелось бы (смеется).

— Сколько раз в неделю должен тренироваться судья, чтобы быть в форме?
— У нас у всех разный уровень подготовки. Кто-то настолько прекрасно и хорошо катается, что ему вообще ничего делать не надо для этого. Кто-то с лишним весом, а кто-то, наоборот, в очень хорошей физической форме. Я тренируюсь минимум четыре раза в неделю: две — силовые, две — кардио. Но это моя личная инициатива, потому что я понимаю, что скоро чемпионат мира, и я должна быть подготовленной очень хорошо. Тем более сейчас очень много молодых девчонок пришли в судейство, надо как-то конкуренцию держать (смеется). Хочешь жить — умей вертеться.

— Вам не отправляют определенные общие упражнения?
— Нам просто рекомендации дают во время УТС. Мы потом занимаемся спортом самостоятельно. Я хожу, занимаюсь с тренером, он мне говорит, что нужно делать.

— В ваши тренировки лед не входит?
— Нет, тренировки на льду для меня — игры. У нас нет такого, чтобы выйти и для себя покататься. Я живу в Москве, и для нас всегда устраивают ежегодные сборы, вот там мы два месяца ходим на лед, тренируемся перед нормативами, катаемся, в хоккей играем. Когда начинается сезон, то мы уже без тренировок на льду.

— Мужская и женская подготовка отличаются?
— Знаю я, как парни готовятся (смеется). Парни судят гораздо больше, чем мы. Во время сезона у них просто нет на это ни времени, ни сил, ни возможностей. А у девочек игр меньше, и нужно себя в форме как-то все равно держать. А еще парни в основном готовятся летом: сбрасывают вес, хорошо питаются и тренируются. В общем, два месяца в году они активно делают то, что делаю я целый год. Потом приезжают на сборы, спокойно все сдают и начинают свою размеренную жизнь…

Из личного архива Дианы Моховой

«Сложнее всего судить игры, где есть очевидный аутсайдер»

— Давайте вернемся немного в прошлое. Вспомните свои эмоции, когда узнали, что будете обслуживать женский молодежный ЧМ.
— Такая интересная история была с этим чемпионатом мира. Когда поехала в Японию на турнир, очень надеялась, что попаду в плей-офф. Приехала и поняла, что все это достижимо. Тем более многие были мной довольны, и я хорошо судила. Потом наступают уже периоды полуфиналов и финалов. А я так хотела отсудить полуфинал! Сижу и оцениваю свои шансы, думаю, что полуфинал мне точно дадут. Приходят назначения, а меня в них нет. Какие-то другие люди судят. Я так расплакалась! Думала: «Неужели я не достойна?» Девочка, которая приехала вместе со мной, утешала и успокаивала меня. Поплакала я и решила, что оно все к лучшему, отсужу на следующий год. Проходят полуфиналы, и все ждут назначения на главный матч. Думаю, что финал-то мне точно не дадут. И тут мне дают финал. И я опять реветь, но теперь уже от счастья. Так скакала по номеру! Выходишь на лед и понимаешь, что любая твоя ошибка настолько может повлиять на результат игры. Но мы в тот раз отсудили очень классно, к нам вопросов вообще не было.

— Какие матчи для вас сложнее всего судить?
— Сложнее всего судить игры, где есть очевидный фаворит и очевидный аутсайдер. То есть ты уже выходишь на лед и понимаешь, кто выиграет. Ты думаешь, что если ты где-то ошибешься, то ничего не произойдет. Вообще ничего. И на таких вот играх очень сложно сохранять концентрацию, не дать себе расслабиться. Но такие матчи тоже нужно уметь судить. Любые игры важны.

— Когда сами играли в хоккей, как относились к арбитрам?
— Я вообще ничего не знала в правилах. Нарушала, даже не понимала, что происходит.

— Ругались на них?
— Нет, мне вообще было все равно (улыбается). Когда судишь и когда играешь — абсолютно две разные стороны. Я хоккей особо не смотрю, только то, как едет игрок, где подножка, где толчок. Смотрю на все глазами арбитра. Настолько все въелось в мозг, мне кажется, оттуда это уже никогда не выйдет.

Из личного архива Дианы Моховой

«Когда выходишь на мужские соревнования, определенную роль играет половая дискриминация»

— Как мужские команды реагируют, когда узнают, что их будет судить женщина?
— Сейчас спокойно реагируют, потому что меня уже все знают. Особо ничего не возражают, если даже что-то слышу, то всегда говорю им: «Все рты закрыли, я здесь судья, а не вы» (смеется). Начала с ними более жестко общаться, раньше, конечно, было очень тяжело. Тем более, когда я начинала, девочек-судей было 7-8, это сейчас уже под 30 человек. Тогда нам кричали всякие обидные вещи. Но это тоже нужно пройти, как-то закалить характер, без этого никуда. Когда выходишь на мужские соревнования, все равно определенную роль играет половая дискриминация. И ты просто выходишь и доказываешь, что ты можешь судить и что знаешь правила. И вот так вот, шаг за шагом ты отстаиваешь свое место. У меня вроде получилось.

— Как реагируете, когда болельщики начинают свистеть с трибун?
 — Здесь нужно понимать, что у нас есть секунда, чтобы оценить все действия и вынести решение. Бывает такое, что я свищу и знаю, что ошиблась. Или не свистнула, и такая: «Блин, надо было свистеть, было вне игры». Я уже знаю момент — права я или нет. Когда орут болельщики, то мне все равно, потому что я уже знаю ответ. Ошиблась, да, тут уже как бы ничего не попишешь. Уже спокойнее отношусь к тому, что мне могут что-то сказать. Но когда я понимаю, что была права и уверена в этом, то мне вообще все равно. Посмотрите потом на видео, увидите, что ничего не было, и скажите, что судья молодец. У нас есть золотое правило среди судей: момент ушел — все, забудь о нем, если даже ошибся.

— Ошибаются все?
— Абсолютно все, на всех уровнях. Это человеческий фактор.

— В чем чаще всего судьи допускают ошибки?
— Любые ошибки происходят из-за того, что судья неправильно расположился на льду. Судья должен занять такую позицию, чтобы он видел все и принимал правильные решения. Либо же судья просто некомпетентен и не разбирается в определенных моментах. Обычно такое бывает, когда судьи новенькие. Моргнул там, уснул, потерял концентрацию, где-то в облаках так витаешь — и такое бывает.

— То есть судья запросто может отключиться от матча?
— Да, конечно. Особенно это бывает в играх «фаворит-аутсайдер». Ты стоишь такой и думаешь: «Так, что бы мне такое сегодня дома приготовить?» Ты на игре, но тебе настолько скучно на все это смотреть. Шайбу возят, и возят, и возят. Ты расслабляешься, и там уже всякие мысли начинаются. Это сложнее всего.

Из личного архива Дианы Моховой

«Один тренер меня как-то обозвал, что я выгнала его со льда…»

— Обычно мужчинам-арбитрам кричат что-то типа «У судьи есть муж», «Судья — три, два, раз», а что обычно слышит женский пол в свой адрес?
— Я помню, что один тренер меня как-то обозвал, что я аж выгнала его со льда. Это было не очень красиво…

— В таких случаях тренера сразу стоит удалить?
— Смотря что он кричит. Я чаще работаю на линии, и к скамейке я нахожусь ближе. И очень много комментариев и недовольств слышу в сторону главных судей. Особо никогда не перегибают, но если уж перегибают, то мы говорим главным судьям, а те уже сами принимают решения. Недавно в Красноярске на одной игре я развожу руки с уверенностью, что там ничего не было. А мне в спину один тренер: «Да ты, ты че? Вне игры там, глаза разуй», — начал что-то эмоционально говорить. Вот этого тренера я знаю, он сам по себе нервный человек. В такие моменты он всегда сильно орет, потому что переживает за свою команду. Ему вообще все равно, что орать. Раньше я на это реагировала, сейчас я его просто понимаю. Я спокойно ко всему этому отношусь, ничего же не задевает. Если меня сильно оскорбят, я пойму, что это стоит того, чтобы команду лишить тренера.

— С игроками как удается договориться?
— Меня уже и так все игроки знают, столько лет перед ними маячу. Мне с ними самой проще общаться. Они ко мне все уважительно относятся. Если даже они чем-то недовольны, то они уже знают, как я веду себя в таких ситуациях. Если я ошиблась, например, поставила вне игры, ко мне подходят девочки и говорят: «Диан, ну ты чего, не видела? Блин, ты нам такую атаку сорвала». А я им отвечаю: «Девки, извините, правда, ошиблась, ступила». И игрокам нравится, когда человек признает свои ошибки. Это очень ценится, ведь мало кто так делает. Мы там работаем возле лавок, можем спросить у игроков, как дела, про собаку и еще что-то. Я с ними на одной волне. И поэтому у меня никогда не бывает драк на игре, потому что они знают, что, если будет драка, они мне испортят маникюр (смеется).

— Обычно после игр в официальных группах команд часто в комментариях можно увидеть, мягко говоря, несогласие с арбитрами. Часто туда заходите?
— Я вообще очень люблю читать про судей. К этому всему проще отношусь. Всегда стараюсь в такие моменты судей защитить. Многим болельщикам же просто важно высказать свое мнение и опустить человека. Смотришь на все это и смеешься.

Из личного архива Дианы Моховой

«Девчонки получают в десятки раз меньше, но на них приятнее смотреть, чем на КХЛ»

— В одном интервью вы говорили, что женский хоккей более эмоциональный. Но мужчины ведь тоже эмоциональны, просто выплескивают свои эмоции при помощи драк.
— Женский и мужской хоккей вообще нельзя сравнивать. Женский хоккей — он всегда непредсказуем. Девчонки очень всегда самоотверженно играют. И может казаться, что они даже больше стараются, чем пацаны. Они всегда так увлекательно играют, расстраиваются, на них даже приятнее смотреть, чем на КХЛ. Парням столько денег платят, а они вообще не играют. А девчонки… Получают в десятки раз меньше, но выходят, бегут и стараются. Они как дети: играют ради того, чтобы играть.

— На вашей практике были женские драки?
— Были. Такие моменты обычно происходят, если девчонки хотят подраться или судьи распустили игру. Когда у меня еще не было достаточного опыта, то был случай, когда одна девчонка другую толкнула на борт, и та разбилась, лежит. Я к ней побежала. А сейчас уже опытные судьи бегут спасать того человека, который нарушил, потому что ему, скорее всего, сейчас прилетит. И ты настолько этого человека опекаешь, не даешь никому к нему подъехать, чтобы не было никаких драк и стычек. Раньше на пятаке что-то махались, дрались. Подъезжаешь к ним, разнимаешь, отвозишь на скамейку. Бывает, что видишь, кто с кем сейчас драться будет. Начинаешь с ними болтать, общаться, смеяться, а потом инициатива драки прекращается.

— Хоккей без драки — неинтересный хоккей.
— Это лишняя работа для судей. Я не спорю, что это зрелищно, красиво, но я не люблю драки. Мне не нравится их разнимать, как-то это все не мое. Я люблю, чтобы игра была такая спокойная, тихая и скоростная. У меня, правда, давно не было никаких драк. Я их всех сразу предотвращаю.

— Когда судья все же понимает, что предотвратить драку не удастся, и дает возможность игрокам выплеснуть свои эмоции?
— Я знаю, что в мужском хоккее очень часто такое бывает. Линейный стоит рядом со скамейкой, и ему говорят: «Мы сейчас с этим и этим драться будем», а судья такой: «Ну, хорошо». Дерутся и дерутся. Их дело. Мы разнимем да повезем по боксам.

— Девочки в ЖХЛ часто плачут?
— Конечно. Плачут, потому что проиграли, не вышли в плей-офф, не забили, что-то не получилось. Девчонки вообще часто плачут. Бывало, что приходилось успокаивать. Говоришь, что все хорошо и это всего лишь игра. А они все там в слезах, в соплях. Чисто по-человечески уже их поддерживаешь.

— Какие смешные истории случались с вами во время игр?
— Очень смешно, конечно, от моментов, когда судьи падают. Мы там смеемся только так. Вот на одной моей игре, где-то год назад, был один случай. У девчонок-то все волосы собраны либо хвост, либо в косички. И на игре произошла стычка. Мы их всех разняли, отправили на удаление. И в один момент нас подзывают и говорят, что на льду волосы лежат. Мы растерялись: «Какие еще волосы?» — говорим. Мы подъезжаем, а там действительно чьи-то волосы, причем достаточно такой длинный пучок. Видимо, кто-то коньками по косичке проехался. Не знали, что делать. Оторвали листочек из блокнота и аккуратненько все собрали. Такое в моей жизни было, конечно, впервые.

— Как морально готовитесь к матчам?
— Мы полностью одетые на матч, сидим и настраиваемся. Обсуждаем игру в целом. Говорим, что надо друг другу помогать, внимательно следить за игрой и что за определенными игроками надо смотреть. Мы же все одна команда.

— На каком матче вам хотелось бы поработать, если бы у вас была такая возможность?
— Я думаю, что я бы была способна поработать в МХЛ. Вообще спокойно. Хотелось бы и на КХЛ, конечно. Но моя главная мечта — Олимпийские игры.

— Планов перебраться в Европу нет?
— Пока нет. Тем более — в сложившейся в мире ситуации. Может быть, в дальнейшем куда-то жизнь и занесет.

Из личного архива Дианы Моховой

«К нам подсел мужчина из руководства клуба — болтал с нами весь вечер и стрелял глазками»

— Денег, которые зарабатывают арбитры, хватает на полноценную жизнь?
— Вне ковидные времена всегда хватало. Там и женские лиги, и турниры разные были. Игр всегда было очень много. И денег было достаточно. Сейчас, конечно, тяжеловато с этим.

— Были случаи, когда к вам подходили с «конкретными» предложениями?
— Случаи были, но не так, чтобы подходили с деньгами. Это было на каком-то этапе молодежных женских соревнований. Там всегда есть принципиальные две команды — Нижегородская область и Московская. Между ними всегда делится первое место. Все судьи на решающую игру были уже назначены. И накануне этой игры, когда мы сидели и обедали, к нам подсел мужчина из руководства команды Московской области. Он ничего не предлагал. Но угостил там нас чем-то, что-то рассказывал, сидел и болтал весь вечер. Говорил, что им прямо очень нужна эта победа, команда на грани вымирания. Вот какие-то такие вещи рассказывал. Глазками стрелял, улыбался, весь такой обходительный. Мы-то понимали, что ему надо. Мы вышли и вообще спокойно отсудили, потому что в таких матчах игроки сами должны решать, кто из них лучше. Точно не мы.

— Кто по итогу выиграл?
— Не помню, давно это было. В 2016 году.

— Как реагируют мужчины, когда узнают, что вы — арбитр?
— Я особо ни с кем не знакомлюсь, но когда узнают, то все удивляются. Конечно, мужчинам это все очень интересно и для них, наверное, необычно. Некоторые даже начинают побаиваться. Не знают, как с такими общаться и начинают осторожничать.

— Сотрудники клубов или сами хоккеисты часто подкатывают?
— Подкатывают, но не так часто. Бывает даже, что судишь парней, которые младше тебя на 10 лет, а они тебя уже там зовут куда-то сходить. Нет, нет, нет. Не мое это с молодыми. Бывало, конечно, что и тренеры подкатывали. Я не особо так-то на контакт иду. Я просто понимаю, что за этим может следовать. Я очень дорожу своей репутацией. Я нечасто позволяю себе какое-то продолжение или общение. Это того не стоит.

— Вам самой не обидно, что из-за хоккея у вас на личную жизнь остается меньше времени?
— Нет, я успеваю абсолютно все. Главное — желание.

Из личного архива Дианы Моховой

— В футболе уже давно начали доверять женщинам-арбитрам. Насколько реально, что и в профессиональные мужские лиги начнут приглашать девушек?
— Там и пацанов столько… Все хотят судить, конкуренция бешеная, еще и мы тут все добавимся. Нет, думаю, вряд ли. Хотя все уже и так знают, как мы судим и кто на что способен. Возможно, когда-нибудь и позовут. Я была бы очень рада попробовать для себя что-то новое. Это, конечно, все круто, классно и весело, но это же тоже работа. У парней в этом плане запросы другие. Чтобы тебя куда-то приглашали, нужно соответствовать этому уровню. Ты должна четко оценивать — можешь ты потянуть этот матч или нет. Там же и скорости совсем другие. Каждый должен заниматься своим делом. У них — мужской хоккей, у нас — женский. Все не так уж и плохо.

— Как думаете, почему женский хоккей, в том числе в нашей стране, не так популярен?
— Кстати, вот в последнее время лига становится более-менее популярной. Раньше вообще была беда с этим. Сейчас очень сильно развивают это направление. Девочек очень много стало приходить в хоккей. В детских командах очень много девочек становится. Это не может не радовать. А насчет непопулярности, то людям всегда нужна зрелищность. КХЛ, конечно, здесь выигрывает в разы. У них там и силовые приемы есть, у нас-то они запрещены. Никому не интересен просто хоккей. Всем нужна какая-то борьба. Людям это нравится, и это нормально.

Sport24

Скачать приложение Sport24 для iOS

Скачать приложение Sport24 для Android

Поделиться
0
0
0
0
0
0