logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Намекнули, что без некой суммы контракт не подпишут». Вратарь Василенко — о коррупции в женском ХК «Агидель»

Откровенное интервью о состоянии дел в женском хоккее.

Хоккей
27 октября 2020, Вторник, 07:15
Алмир Сибагатуллин, photo.khl.ru

В интервью Sport24 Анастасия Василенко поделилась своим мнением о том, что сейчас творится в профессиональном женском хоккее в России.

— Вы были чемпионкой Турции, проходили просмотр в сильнейшем российском клубе ЖХЛ («Агидель»). Почему сейчас без клуба?
— С «Агиделью» у меня получилась неприятная история, но это лишний раз показало, какое у нас отношение к женскому хоккею в целом.

— В смысле?
— Очень многое тянется еще со спортшкол. Я играла в спортшколах Санкт-Петербурга и Подмосковья и везде были свои «подводные течения». В командах выбирали вратарей не по спортивному принципу, а немного иначе.

— Место в воротах продавалось за деньги?
— Либо так, либо выбирались те, кто молчал и не выражал собственное мнение, ходил на платные подкатки. В общем, был всячески «удобен» тренеру. В Одинцово, например, я выступала в команде парней, играла на внутренних соренованиях за команду девушек, но на всероссийские соревнования меня не брали. На них ездили другие люди.

— Обидно было?
— Еще бы! А что поделать? Оставалось только работать, доказывать что я способна своей игрой пробиться в хороший клуб.

(Из личного архива Анастасии Василенко)
Из личного архива Анастасии Василенко

— Вернемся к «Агидели». Что за неприятная история там случилась?
— В прошлом сезоне я подписала просмотровый контракт, хотя прекрасно понимала, что играть не буду. Но даже место бэкапа в такой команде и участие в тренировочном процессе позволили бы мне набрать такую форму, которая позволила бы потом перейти в зарубежный клуб или в другую российскую команду и без проблем конкурировать там за место основного вратаря. Поначалу мне все очень нравилось. Спортивный директор «Агидели» Александр Семак лично встретил меня в аэропорту Уфы, показал где я буду жить, представил коллективу. Поначалу я даже не понимала, почему о нем не самые лестные отзывы слышала до перехода в клуб, но постепенно все встало на свои места.

Я съездила с командой на предсезонный турни в Пекин, а после мне намекнули, что без определенной суммы подписывать постоянный контракт не будут. Сумма была неподъемной, я бы столько и за год в «Агидели» не заработала. В итоге, на мое место взяли девушку не за хорошую физическую и игровую подготовку. Могу сказать, что такие поступки руководства топового клуба — это дичь. Помните тот скандал с участием Екатерины Ананьиной, котогая ушла из «Агидели», обвинив Семака во вмешательстве в тренировки и махинациях с контрактами? Могу точно сказать, что это очень близко к истине. Спортивный директор действительно вмешивался в тренировочный процесс, заходил после игр в раздевалку, влиял на выбор состава на игры.

Мне в той ситуации было обидно вдвойне, ведь этот человек поначалу показался мне заботливым и открытым, играл с моим кумиром Мартеном Бродером в «Нью-Джерси», а в итоге я осталась без клуба перед самым началом сезона и найти себе другой было уже нереально. Перед поездкой в «Агидель» у меня было хорошее предложение из Венгрии, где на меня рассчитывали, а получилось так, что пока я с Уфой провозилась, там уже нашли вратаря.

— В итоге вы оказались в Турции…
— Да. И наша команда выиграла чемпионат, а я получила приз лучшего вратаря.

— Почему не остались еще на сезон?
— Так уже же все что можно выиграла в первом, ха-ха-ха! А если серьезно, то мне всего 18, еще не хотела бы заканчивать с профессиональным хоккеем. Уровень команд в Турции не позволяет после пары лет там поехать куда-то еще, поиграть на серьезном уровне, хотя страна реально заинтересована в привлечении сильных спортсменов в местные чемпионаты. После пары сезонов в турецкой лиге можно получить спортивное гражданство и выступать за сборную. Насколько знаю, в Турции сейчас есть план по натурализации легионеров и повышение в классе у женской команды. Скажем так, в Турцию вернуться я всегда успею, сейчас мне бы хотелось попробовать себя в сильном чемпионате. Тем более, что неприятный осадочек за время выступлений в «Бузадаме» остался.

(Из личного архива Анастасии Василенко)
Из личного архива Анастасии Василенко

— С турчанками не сложились отношения?
— Нет, с тренерским штабом были разногласия. Мне перед финальной серией плей-офф сломали ключицу на тренировке, играла с переломом на обезболивающих.

— Как это произошло?
— Нас в «Бузадаме» было три девушки-легионера и мы для поддержания формы тренировались не только с местными девушками, но и с мужской командой Суперлиги. Тренерский штаб тоже был русскоговорящий: главным тренером был Аркадий Белоусов, второй тренер женской команды Константин Кучкин. Он играл в составе мужской команды. На одной из тренировок с мужчинами мне шайба попала в ключицу и все — перелом.

— И тренер поставил на игры?
— Ну да. Первую игру после моей травмы провела резервистка турчанка, но мы проиграли, поэтому вернули меня. Через 4 дня после перелома вышла на игру, выиграли, прошли в финал. За две недели как могла восстановилась и в финальной серии играла все матчи. В финале у нас были жаркие выяснения отношений в коллективе.

Дело в том, что в чемпионате Турции разрешены только 2 легионера на льду и 3 в заявке. Каждый раз, как мы получали большинство, приходилось бежать на лавку и меняться, чтобы дать возможность выйти второму легионеру в поле в неравных составах. За две игры настолько набегалась, что перед третьим матчем коллектив и родители детей клуба поставили ультиматум тренеру: играем без постоянных забегов на лавку и обратно или в Анкару на решающий матч мы не поедем. В итоге дали сыграть как следует, мы победили с крупным счетом и стали чемпионами.

(Из личного архива Анастасии Василенко)
Из личного архива Анастасии Василенко

— Не боитесь, что после этого разговора дорога в «большой женский хоккей» в России для вас закроется?
— Честно говоря, глядя на все происходящее выступать в ЖХЛ желания большого нет. Хотелось бы показать себя в Европе, а оттуда отправиться в студенческую лигу в США или Канаду.

Если бы был выбор, из всех команд хотела бы попробовать поиграть в «Ванкэ Рейз». У китайского клуба много североамериканок, иностранные специалисты, стабильное финансирование. У наших клубов с этим большие проблемы. Достаточно вспомнить, что в этом сезоне в ЖХЛ не играет питерское «Динамо» из-за сокращения финансирования, а в «Агидели», где было хорошее по нашим меркам финансирование, на этот сезон заявлено 18 полевых и 3 вратаря, хотя в предыдущих сезонах было 4 полноценных пятерки, 2-3 запасных и три вратаря. И вы сами прекрасно помните, как команду хотели перевести в Нефтекамск, были слухи что могли вообще закрыть проект.

— Вы не первый год сталкиваетесь со странностями в женском хоккее. Неужели этого никто не видит?
— Женский хоккей и в хорошие времена не был особо в фокусе внимания, а теперь и подавно. Сейчас девочки, заканчивающие спортшколы в 16-18 лет, если сразу не нашли себе команду в ЖХЛ, то можно сказать, заканчивают со спортом. Раньше можно было поиграть в Лиге женского хоккея (любительский турнир среди женщин, аналог мужской Ночной хоккейной лиги), заявить о себе там и найти себе клуб на основе хорошей статистики, то в этом году ЛЖХ прекратила свое существование. Остается играть по парням на два года младше себя, кому позволяет возраст и навыки. А если нет, играть с любителями-мужчинами или в коммерческих лигах.

(Из личного архива Анастасии Василенко)
Из личного архива Анастасии Василенко

— Вы сами как форму поддерживаете?
— На данный момент тренируюсь с мужчинами в Москве. Летом практиковалась с игроками ЮХЛ, МХЛ, ВХЛ, Североамериканских лиг, КХЛ и НХЛ. В команде ЖХЛ на сборах ты тренируешься по 5-7 часов в день, а так как в чемпионате много перерывов, то много времени проводишь в таком режиме. Могу сказать, что девушки тренируются даже больше, чем мужики в КХЛ, а уровень зарплат в лиге намного ниже. .

— Сколько, если не секрет? Знаю, что средняя в топ-клубах в районе 50 тысяч рублей.
— Да какой там секрет. В хорошем клубе, да, около того. А в аутсайдерах и того меньше. При этом здоровья на постоянных сборах по 4 раза в год оставляешь не меньше чем в той же КХЛ.

— Что нужно сделать, чтобы истории вроде вашей остались только в байках игроков «старой школы»?
— ЖХЛ — часть системы КХЛ. Лиге нужно обратить внимание на то, что происходит в клубах и помочь девушкам. Где-то финансово, где-то навести организационный порядок. Тренировки по 4 раза в день посреди сезона, перерывы между играми по месяцу — это сильно выбивает из игрового тонуса, здоровье прилично просаживается. Многие девочки уже к 18 годам имеют проблемы со спиной и коленями, а до 30 лет вообще единицы доигрывают в ЖХЛ. В стране всего восемь клубов, это 200 профессиональных хоккеисток, а вид спорта олимпийский. Поэтому лига должна уделить больше внимания женскому хоккею.

(Sport24)
Sport24

Скачать приложение Sport24 для iOS

Скачать приложение Sport24 для Android