logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«После выходных иногда не поймешь — то ли тебе просто плохо, то ли коронавирус». Интервью Артемия Панарина

О вылете из плей-офф, жизни в интернате и «пузыре» и киберспорте.

ХоккейНХЛ
15 октября 2020, Четверг, 09:00
instagram.com/artemiypanarin/

Sport24 съездил в Санкт-Петербург и поговорил с форвардом «Нью-Йорк Рейнджерс» Артемием Панариным. Хоккеист рассказал о причинах вылета из плей-офф, развлечениях в «пузыре» НХЛ и своем приходе в кибериндустрию.

— Расскажите про формат межсезонных тренировок. Насколько он изменился в этом году?
— В принципе, формат не сильно отличается. Сейчас уже нет жестких ограничений. Тренируемся как обычно: у нас есть лед, по утрам бегаем кросс в парке.

— Вы тренируетесь сейчас по какой-то ускоренной программе?
— Да. Но уже пошел слух, что начало сезона сдвинется. Полного понимания, когда начнем, нет. Да, «лето» стало покороче, но подготовиться мы успеваем. Плюс на карантине тренировались четыре месяца — думаю, этого вполне достаточно. Как видите, не очень помогло (смеется). Нужно что-то менять.

— Видела в инстаграм, как вы играете в малоизвестную игру — спайкбол.
— Да. Правила игры я особо не читал, но видел, как играют ребята. Знаю, что там примерно как в волейболе, если играть два на два — три касания на команду. Мне нравится спайкбол, потому что он очень помогает совершенствованию игрового мышления. В спайкболе есть множество вариантов развития событий. Для хоккея это важно. Главное, что мы используем и практикуем игровое мышление.

— Как проводите время, помимо тренировочного процесса?
— Недавно съездили с другом в Челябинскую область в Коркино на поезде, решили поностальгировать. Плацкарт брать не стали. Если бы меня кто-то узнал, кайфануть бы не получилось. Пришлось бы сидеть и выпивать со всем вагоном (смеется).

— А в купе не выпивали?
— Нет. Я смотрел в окно, читал книгу, ел вонючую курицу и «Доширак».

— Ездили в Коркино увидеть дедушку с бабушкой?
— Конечно. Плюс решить пару моментов по благотворительности.

— За границу пока не собираетесь?
— Пока нет. Я очень кайфую от Петербурга. Не думаю, что мне здесь надоест. Более того, я не расстроюсь, если сезон пододвинут.

— «Тампа» выиграла Кубок Стэнли в этом сезоне. Удалось посмотреть решающий матч?
— Нет. Только хайлайты утром у себя в кабинете (смеется). Поздравляю ребят с победой. Было круто смотреть, как они радовались после свистка.

— Насколько чемпионство «Тампы» было ожидаемо до карантина по ходу регулярного чемпионата?
— Они считаются суперсильными уже как три года. Так что, все заслуженно. «Тампа» — реально хорошая команда. Они могли выиграть и раньше. В этот раз у них все получилось. Поздравляю ребят.

— Как вам «Даллас»? Им всем уже далеко за 30. В чем их секрет?
— В этом-то и секрет: они знают, что пару лет осталось, и пора шевелиться (смеется). Ребята молодцы. Хорошо сыграли, жалко, что проиграли.

— За кого вы болели?
— Честно говоря, ни за кого.

— Возврашаясь к плей-офф, чего все-таки не хватило «Рейнджерс»? Некой собранности в карантин?
— Думаю, повлияло все в комплексе. Отвечать за подготовку сложно, мы все разъехались. Каждый готовился по-разному. Но я не думаю, что в этом все дело. Просто выиграл сильнейший на данный момент. У нас впереди есть будущее. У меня еще как минимум шесть лет попробовать, даст бог без травм. У нас отличная команда, крутая организация. Я рад оказаться в «Рейнджерс». Кайфую одним словом.

— Говорят, что «Рейнджерс» еще очень молодая команда, и они смогут претендовать на Кубок только к 22-23-му году. Что думаете на этот счет?
— Хороший пример — «Даллас». Они не были фаворитами в регулярном чемпионате, но дошли до финала. Плюс ко всему могли выиграть. Что касается экспертов, у них такая работа — предполагать. Как все сложится на самом деле — никто не знает.

— «Рейнджерс» получили первый номер драфта — Алексиса Лафренье. Может он, по вашему, стать вторым Макдэвидом?
— Я особо за ним не следил, но, конечно, думаю, сможет.

— Многие сильные команды — такие как «Питтсбург», «Вашингтон» — очень быстро вылетели из плей-офф. Возможно, им было тяжело находиться в «пузыре»?
— Что касается меня, я не испытывал никакого дискомфорта. Там были рестораны, разрешали выходить на улицу. Сейчас есть интернет. А не как раньше — в интернате лежишь на кровати и подкидываешь мандаринку в потолок. Главная задача игры, чтобы мандаринка не коснулась стенок (смеется). В общем, в «пузыре» было нормально. В жизни бывали условия посложнее. Сейчас можно смотреть фильмы, сериалы. Плюс время между тренировками и играми летело быстро. Вот те, кто дошел до финала, наверняка, подустали.

— Вы смогли бы выдержать больше двух месяцев?
— Ради Кубка Стэнли, конечно, смог бы.

— Скажите честно, вечеринки в «пузыре» бывали?
— У нас вообще ничего не было. Наш отель был самый скучный.

— Намекаете на то, что в другом отеле было веселье?
— Ни на что я не намекаю (смеется). Просто говорю, что у других отель был поинтереснее.

— По какому принципу селили команды?
— Насколько я знаю, по принципу места в турнирной таблице: кто повыше, живут получше. Может быть, я ошибаюсь, но доплатить там точно нельзя было, чтоб переехать к ним.

— Как вы думаете, если продлится вся эта коронавирусная эпопея, формат «пузыря» будет приемлем для регулярного чемпионата?
— Сложный вопрос. Конечно, хотелось бы вернуться в нормальную жизнь, играть для болельщиков, в привычной атмосфере. Но в нашей ситуации жаловаться — грех. Поэтому если будет нужно жить в «пузыре» — будем жить в «пузыре» и играть без болельщиков. Скорее всего, это решение не зависит от нас. Возможно, будут какие-то голосования. Владельцы клубов будут решать этот вопрос.

— Вы уже переболели коронавирусом?
— Чем-то болел, но сдавал тест на антитела спустя пять месяцев. Они же пропадают со временем. Не знаю, что тогда было. Тут после выходных не поймешь — либо тебе просто плохо, либо ты заболел (смеется).

— Как вы попали в кибериндустрию?
— Одна из моих главных задач сейчас — правильно распределить мои финансы. От этого и стали отталкиваться. Рассматривали разные направления. Начали банально с булочных, но там очень большая конкуренция, и лично мне было не так интересно заниматься этим. Мы проанализировали рынок и поняли, что киберспорт сильно развивается. В будущем киберспортсмены будут намного популярнее обычных спортсменов и певцов.

— Они уже сейчас зарабатывают очень приличные деньги.
— Если сейчас много зарабатывают только топы, то в будущем также появятся игроки четвертого звена, как и у нас, которые зарабатывают пару миллионов. Раньше я скептически относился ко всем этим играм, а сейчас начал углубляться, посмотрел турниры по контрстрайку… Ребята испытывают те же эмоции, что и обычные спортсмены. Круто, если это их делает счастливыми.

— Сами любите поиграть?
— Да. Но стараюсь себя дисциплинировать в этом плане. Мне еще точно шесть лет играть за «Рейнджерс». После мне будет уже 35 лет… Я вряд ли сгожусь для киберспортсмена (смеется). Хотя, не знаю, есть ли вообще какие-то ограничения по возрасту. После определенного возраста реакция замедляется. Но, думаю, правила те же, что и в хоккее. Если ты показываешь уровень, можешь играть до восьмидесяти. Так что, если я и играю, то иногда для удовольствия. Мне нравится контрстрайк, FIFA и UFC.

— Многие более зрелые и взрослые люди против игр. Считают, что это захламление мозга, наркотик. Как вы считаешь?
— Я думаю, что эти люди просто «мамонты». Я не вижу никакого смысла спорить с ними и что-то им доказывать. Пусть они живут своей жизнью и получают удовольствие от закатов и рассветов. Многие из них думают, что в играх есть что-то неправильное.

Но если человек получает счастье от этого, почему он не может играть весь день? Другой вопрос, что ждет его потом, если он не станет киберспортсменом и не сможет войти в нормальное общество? Это плохо. Для этого в будущем мы хотим развивать школы, так же, как я когда-то приехал в интернат в Подольск. У людей будет своя киберарена, рядом школа, стадион по физической подготовке. Если у тебя все подтянуто в спорте и образовании, тогда ты получаешь доступ к кибериндустрии и можешь тренироваться. Когда родители будут отдавать своих детей в эту индустрию, они будут понимать, что их ребенку не просто дают наркотик в виде игр, а следят за ним. Даже если у ребенка не получится в киберспорте, у него будет образование и здоровье. Думаю, они будут даже здоровее обычных спортсменов. Все-таки у нашего огранизма идет выхолащивание, а у них будет правильная физкультура для здоровья. Так что, мне кажется в киберспорте нет ничего плохого, только плюсы.

— У вас есть своя команда в киберклубе?
— Да, по контрстрайку, но пока что она на стадии зарождения. Мы планируем расширяться. Уже понимаем, как это все работает. Сейчас будем расширяться, открывать еще и другие клубы. Есть планы сделать проект в Коркино, на моей родине. Это тоже как социальный лифт. Также стараемся двигаться в онлайн гейминг. Там тоже много возможностей. Останавливаться не собираемся.

— Как часто вас можно встретить в клубе?
— Частенько. Я недалеко живу — в двадцати минутах. В основном провожу свободное время здесь.

Подпишитесь на хоккейный Youtube-канал Sport24