logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

Большое интервью русского таланта из НХЛ Свечникова: травма, отношение к Харе, новый контракт, жизнь в США

Разговор с новой русской звездой мирового хоккея.

ХоккейНХЛ
4 сентября 2020, Пятница, 08:00

Его называют самым прогрессирующим игроком НХЛ и русским вундеркиндом в хоккее. Андрей Свечников дебютировал за «Каролину» два года назад и за столь короткий срок стал ее лидером. Ему только исполнилось 20 лет, а в его арсенале есть уже драка с Александром Овечкиным, два лакросс-гола и сумасшедшая статистика для своего возраста. Нынешний плей-офф форвард «Харрикейнз» начал успешно, набрав 7 (4+3) очков в шести матчах. Однако затем случилась травма, которая не позволила доиграть серию с «Бостоном». Без своего юного лидера «Каролина» уступила «Брюинз» и завершила поход за Кубком Стэнли в этом году.

«Шансов сыграть в серии с «Бостоном» не было»

— Понимаю, что на этот вопрос в последнее время вы отвечали уже много раз. Но все-таки как ваше здоровье?
— В принципе, уже хорошо. Практически все прошло. Думаю, еще неделя, и буду готов на 100%. У меня было растяжение, поэтому нужно было просто немного времени, чтобы спала опухоль и нога пришла в норму.

— Шанс сыграть в плей-офф, если бы «Каролина» прошла дальше, был?
— Думаю, что да. Но это смотря как далеко мы бы прошли. Мне кажется, смог бы сыграть во втором раунде.

— Но в третьем матче с «Бостоном» шансов выйти на лед не было?
— Нет, точно не было. Мне даже ходить было больно, об игре речи не шло.

— Когда травмировали ногу в матче с «Бостоном», сильно испугались? Какие были мысли в голове?
— Сначала ни о чем не думал, а просто терпел боль. Когда зашел в раздевалку и увидел видео момента, то было чуть-чуть страшно за ногу. Сразу надеялся, чтобы обошлось без операций и порванных связок.

— Остались обида и злость на Хару за тот эпизод?
— Нет, конечно. Думаю, он там ничего такого не сделал, это хоккей. Не надо ни на кого обиды держать. Был чистый эпизод.

— По ходу матчей вы не раз «цеплялись» с Харой. С его стороны была провокация, он намеренно пытался вас задеть?
— Не думаю, что это была провокация. Да и вообще ничего особенного там не было — обычная борьба. То, что мы пару раз друг друга ударили, ни на что не повлияло. Это хоккей.

— Вам всего 20 лет, а вы уже играете на уровне лидеров НХЛ. Не кажется ли вам, что часто соперники пытаются умерить ваш пыл?
— Когда я выхожу на лед, не смотрю, кто там против меня играет, большой или маленький парень. Стараюсь играть в свою игру. Когда выходишь в первом или во втором звене, создаешь хорошие моменты, то соперник будет поближе к тебе играть, не давать бросать.

«Рассчитывали, что через месяц-полтора после паузы начнем играть»

— Вы были в прекрасной физической форме в плей-офф. Как много работали перед возобновлением сезона?
— Когда начался тренировочный лагерь, было тяжело. Во время самоизоляции ни льда, ни зала не было. Что нашел дома, с тем и занимался. Хорошо, что вместе со мной брат был, мы вдвоем каждый день тренировались. Иногда на улицу выходили: прыгали, бегали.

— Сколько месяцев вы не выходили на лед?
— Получается, где-то три месяца. За несколько недель до открытия лагеря начали кататься, но это уже летом было.

— Какие были ощущения, когда впервые встали на коньки после долгой паузы?
— Всегда тяжело возвращаться на лед. Выходишь — руки не работают, еле катишь, ноги быстро забиваются. Было тяжеловато. Но так после каждого лета. Надо просто перебороть себя, потом легче будет.

— Как проводили время на карантине?
— Да, как и всем, дома сидеть было непросто, скучно. Хочется выйти на улицу, сходить в кино или еще куда-то. Но, в принципе, нам с братом не на что было жаловаться: мы были вместе, тренировались, играли в карты, с друзьями общались.

— Почему после остановки сезона решили остаться в США, а не полететь домой, как сделали многие россияне?
— Я не знал, когда возобновится сезон. Это меня остановило от поездки. Изначально рассчитывал, что через месяц-полтора начнем играть. Поэтому решил остаться в Каролине и тренироваться.

— В инстаграм вы выставляли фотографию с огромной рыбой. Давно увлекаетесь рыбалкой?
— Очень нравится рыбалка. Когда летом приезжаю в Россию, всегда с отцом на озера ездим. В этом году в Каролине ездили на океаническую рыбалку, это вообще другое. Плыли километров 100 от берега в специальное место, где много рыбы водится. В общем, было классно! Никогда таких больших рыб не ловил.

— Что обычно делаете с таким гигантским уловом?
— В первый раз поймали очень много и много отпустили. Когда вернулись, много раздали, себе немножко забрали и приготовили.

— Какая вообще была обстановка в пандемию в Каролине? Много ли заболевших?
— Я особо не следил за статистикой. Но все люди соблюдали меры безопасности: носили маски, держали дистанцию в шесть футов.

— В России сейчас редко встретишь человека в маске. В Америке как с этим обстоят дела?
— В магазинах люди в масках ходят, в ресторанах, когда едят, естественно, без. По ощущениям, жизнь возвращается в привычное русло. Единственное что — кинотеатры до сих пор закрыты.

— На каком-то этапе был ли у вас страх заболеть коронавирусом?
— Никогда не хочется болеть, и речь не только о коронавирусе. Но, как я слышал, многие болеют без серьезных симптомов, максимум небольшой кашель и температура 37. Так что прямо страха не было.

«Если у меня будет момент, то всегда буду пробовать лакросс-гол»

— Расскажите о жизни в «пузыре». Через сколько дней становится непросто там находиться?
— Да все было хорошо, не на что жаловаться. НХЛ проделала большую работу, чтобы создать нам комфортные условия. Оказалось не так скучно, как мы думали, отправляясь в Торонто. Да мы и не провели там два месяца, всего-то четыре недели. Мне все понравилось. После тренировки мы обедали и шли в лаунж отдыхать с ребятами. Играли во что-то или кино смотрели.

— Тот факт, что за территорию нельзя выйти, разве не напрягал?
— Меня нет. Если так посмотреть, то дома во время плей-офф мы тоже только тренируемся, играем и отдыхаем. И так каждый день. В «пузыре» было то же самое. Мы же могли выйти на улицу, посидеть, воздухом подышать.

— В Торонто же еще бейсбольное поле было. Играли?
— Да, как только приехали, целый день там провели. Играли в футбол, спайкбол (облегченная версия волейбола, но вместо сетки используется приспособление, похожее на детский батут. Играют две команды по два человека. — Sport24).

— Как тестирование проходило?
— Через каждый день делали тесты.

— Из-за большого количества овертаймов в матче «Тампа» — «Коламбус» вашу первую игру с «Бостоном» пришлось перенести на один день. Что в тот момент чувствовала команда? Вы приехали на арену, готовились, а потом раз — и надо возвращаться в отель.
— Сначала мы даже не думали, что матч могут отменить. Приехали, как обычно, часа за три до игры, как всегда, начали подготовку. Потом смотрим: раз овертайм, два овертайм. Разминаться стали уже не так активно. Присели отдохнуть. После третьего овертайма нам сказали, что если будет еще один, то наш матч перенесут. Мы уже проголодались, начали протеиновые батончики есть. Четвертый овертайм смотрели. В итоге поехали обратно в гостиницу. Ну ничего, бывает и такое в жизни.

— Расскажите, с точки зрения хоккеиста, что такое пять овертаймов?
— У меня никогда такого количества овертаймов в карьере не было, так что я только представить могу, каково это. Естественно, это нереально тяжело. Фактически два с половиной матча надо сыграть. На следующий день, наверное, ног не чувствуешь.

— В первой игре вы пробовали исполнить свой фирменный лакросс-гол. Не слишком ли самонадеянно было идти на такой трюк в плей-офф?
— Я как-то уже говорил, что если у меня будет момент, то всегда буду пробовать этот трюк. Тогда был момент, думал, что шайба проскочит. Но не получилось.



— Вы на каждой тренировке отрабатываете лакросс-гол?
— Когда есть время, после тренировки пробую. Но не прямо, что на каждой.

— Научили лакроссу Фогеле и Нечаса?
— Было одно видео, как я их учил. После этого уже не показывал им. Посмотрим, может, как-нибудь исполнят. Нечас, в принципе, неплохо исполняет, может забить лакросс.

«Думаю, «Тампа» может взять Кубок Стэнли в этом году»

— Вы довольны сезоном «Каролины»?
— В целом да. Нам удалось попасть в плей-офф, но есть куда расти, мы еще молодая команда. Будем стараться с каждым сезоном показывать все лучше результаты.

— Второй год подряд ваша команда вылетает из плей-офф от «Бостона». В чем видите причину?
— Как я сказал, у нас молодая команда. «Бостон» — опытная команда. Сейчас по игре «Брюинз» сильнее и быстрее нас. Но мы будем работать над этим, дай бог, в следующем сезоне наконец-то обыграем их в плей-офф.

— На днях генеральный менеджер «Каролины» заявил о желании еще до начала сезона продлить с вами контракт. У вас в приоритете подписать до старта чемпионата?
— Мне не принципиально. Мы решили с моим агентом, что мне не надо об этом думать. Переговорами занимается он, для меня важнее хорошо подготовиться к новому сезону.

— Следите сейчас за плей-офф НХЛ или отдыхаете от хоккея?
— Слежу, конечно. Мне было очень интересно смотреть «Тампа» — «Бостон». «Лайтнинг» очень здорово играют. Думаю, они могут взять Кубок Стэнли в этом году.

— Вы не только хорошо играете в атаке, но и здорово отрабатываете в обороне, хороши в силовой борьбе. Это изначально было требование Рода Бриндамора, или вы с самого детства старались играть разносторонне?
— Тренеры помогают в этом плане, мы смотрим очень много видео, разбираем мою игру. Я и сам понимаю, что нужно играть во всех зонах. Мне кажется, у меня это получается. Тут самое главное — продолжать развиваться во всех направлениях.

— В России считают, что вам стоит уйти от силового хоккея.
— Я просто играю в свою игру. Думаю, мне чуть виднее, как действовать на площадке и как развиваться. Мне нравится то, что я делаю. Я люблю жесткую игру.

— Говорят, что вы игрок без слабых мест. А вы как считаете, какое у вас слабое место и есть ли оно?
— Надо везде прибавлять: в технике, в катании, в броске. Над этим я и работаю.

— Правда, что вы всегда последним уходите с тренировок?
— Стараюсь всегда остаться после тренировки и кое-что отработать. Но не могу сказать, что каждый раз ухожу со льда последним.

— Приезжаете первым?
— Когда приезжаю, обычно парочка ребят уже на стадионе. Иногда могу оказаться первым.

— Тяжело переживаете неудачные матчи, собственные ошибки?
— Стараюсь не зацикливаться на этом. Если в одной смене что-то не получилось, то важно не думать об этом, а настраиваться уже на следующую. Если начнешь думать, то и во второй смене тебе забьют. Нужно на площадку выходить с чистой головой и думать о следующем моменте.

— Некоторые хоккеисты до утра не могут уснуть после поражений. Как у вас?
— Я более спокойный в этом плане. Естественно, я не люблю проигрывать. Но не стоит об этом много думать. Если проиграл, то уже ничего не изменишь.

(Getty Images)
Getty Images

«В детстве у нас была тяжелая жизнь, не хочется туда возвращаться»

— О вашей работоспособности ходят легенды. Вы действительно круглосуточно работаете над собой и даже в отпуске не даете себе расслабиться?
— Да все ребята делают себе отпуск, я не исключение. Две-три недели отдыхаю. Потом уже начинаю подготовку к новому сезону.

— Какие сейчас планы на подготовку к следующему сезону?
— Пока что точных планов нет. Через пару недель начну готовиться в зале. Пока не знаю, куда поеду тренироваться.

— В Россию собираетесь?
— Пока еще не знаю точно.

— С вашими успехами легко подхватить звездную болезнь. Расскажите, почему она вам точно не светит?
— Если она даже и будет, то быстро родители, брат и ребята из команды дадут об этом знать. Мне кажется, мне она не грозит. В детстве у нас была тяжелая жизнь, я всегда об этом вспоминаю, туда не хочется возвращаться. Поэтому я знаю, что нужно продолжать работать, играть и добиваться успеха.

— Как раз в большом материале о вас на The Athletic вы с братом рассказывали, что ваша семья жила скромно, а маме с папой приходилось работать чуть ли не круглосуточно. Помните, что подарили родителям на свою первую серьезную зарплату?
— Сейчас родители могут позволить себе все, что захотят. Мне безумно приятно радовать маму с папой. Если им что-то надо, то это обязательно у них будет.

— Когда вы начали получать хорошие деньги, у вас не было желания купить много дорогих вещей, к примеру, часы?
— Чтобы сразу много, то такого не было. Если мне что-то хочется купить, то я иду и покупаю. Но не могу сказать, что много трачу. Дорогие часы я не покупал. И не уверен, что буду когда-нибудь такое делать.

— Ваш хоккейный путь с USHL до НХЛ вдохновляет многих молодых ребят из России. Какой бы вы совет могли им дать?
— Я не могу сказать, что нужно всем ехать в Америку. У каждого свой путь. Самый главный совет — много работать и быть на голову выше всех остальных. И не стоит расстраиваться после неудачного матча или сезона, нужно идти вперед.

— Если представить, что вы не уехали в 16 лет в США, как думаете, добились бы всего того, что у вас есть сейчас?
— Я не знаю. Мы не можем сказать, что было бы, если бы я не уехал. У меня был такой путь.

— За время, проведенное в США и Канаде, не возникло мыслей вернуться?
— Таких мыслей никогда не было. Я старался отдаваться работе и не думал ни о чем. Да и получалось у меня все вроде бы.

(Getty Images)
Getty Images

«Сейчас играю в НХЛ на приставке и всем проигрываю — люди просто уничтожают меня»

— В российской прессе вас называют русским вундеркиндом и новой русской звездой. Какое прозвище вам ближе?
— (Смеется). Да я бы не сказал, что какое-то прозвище мне ближе. Уж люди точно разберутся, как меня называть.

— Вы говорили, что в Роли вас часто узнают на улице, фанаты подходят и желают удачи. В России в прошлом году что-то подобное было?
— Да, ребята в Казани часто подходили, спрашивали автограф, интересовались, как у меня дела, кто-то фото просил.

— Как думаете, в родном Барнауле узнают?
— Ой, не знаю. Я там уже давно не был. В Казани живет моя семья, а в Барнауле осталось только несколько друзей.

— Когда летом приезжаете в Россию, долго приходится привыкать к местным реалиям?
— Я бы не сказал. Когда приезжаю в Казань, чувствую себя дома. Там много близких, ощущаю себя уютно среди друзей и родственников. В Америке тоже комфортно, я все тут знаю.

— По чему вы скучаете в Роли?
— Когда мамы нет со мной несколько месяцев, скучаю по русской кухне. Но самое главное, что скучаю по семье и друзьям, которые живут в России.

— Когда к вам мама прилетает, то дома борщи и все остальное?
— Да, и борщ, и пельмени.

— Из-за того, что вы рано, в 16 лет, покинули Россию, о вас не так много знают на родине. Многие болельщики и журналисты считают, что за годы в Америке вы американизировались. Сравнивают вас с Марией Шараповой, которая вроде бы из России, но вроде бы уже и не наша. Вы связь с родиной не потеряли?
— Нет, совсем не потерял. Моя родина — это Россия, там мой дом, это моя любимая страна. Я не играл за первую сборную, но всегда мечтал об этом. Мне было приятно играть за молодежную команду. Несмотря на то, что я в 16 лет уехал в Америку, я возвращаюсь в Россию, и мне все там нравится.

— На английском без акцента говорите?
— Все равно еще остался немного. Все-таки только четыре года живу здесь.

— Фильмы смотрите на русском или английском?
— Чаще смотрю на русском, но бывает, что и на английском, к примеру, на Netflix.

— Уоррен Фогеле рассказывал, что вы любите гонять на своем «мерседесе». Часто «прилетают» штрафы за превышение скорости?
— Славу богу, штрафов еще не было. Не то чтобы я любитель погонять, просто иногда могу на педаль пару раз нажать на старте. А так я примерный водитель.

— Чем занимаетесь сейчас в свободное время?
— В PlayStation могу поиграть или фильмы смотрю. С друзьями встречаюсь.

— В Роли нескучно?
— Ну, конечно, это не крупный город. Но тут все есть: и кино, и рестораны, и развлекательные центры. Самое главное — это качество людей, которые здесь живут.

— В PlayStation играете в НХЛ?
— Да я только неделю назад купил PlayStation, сейчас играю в НХЛ и всем проигрываю — люди просто уничтожают меня (смеется).

— Не думала, что хоккеисты могут проигрывать.
— Ну вот так. Да там ребята целыми днями играют, а я новичок (смеется).

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене