logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

Главный бунтарь системного хоккея ушел на пенсию. Кольцов не был великим, но таких защитников в России больше нет

Он спорил, обижался и творил, наплевав на все.

ХоккейКХЛ
1 августа 2020, Суббота, 08:00
Юлия Дмитриева, photo.khl.ru

Кирилл Кольцов завершил карьеру. Чтобы этот жест был поистине красивым, как и сама игра неординарного защитника, подобная новость должна была появиться на два-три года раньше. А то и вовсе в 2015 году, когда Кольцов ушел из «Салавата Юлаева». Все последующие попытки Кирилла прижиться на чужеродной почве скорее напоминали мучения.

Кольцов челябинец, начинал карьеру в Омске, но никто не будет спорить с тем, что в хоккейном плане он стопроцентный башкир. Он уходил на один сезон в СКА, однако без справочников и сайтов о статистике об этом сейчас вряд ли кто-то вспомнит. Тот самый «Салават», чей стиль соперники называли управляемым хаосом, олицетворял именно Кольцов. Не только он, но он делал это ярче остальных.

Кружевной хоккей с ажурными передачками, сумасшедшими диагоналями и безразличием к обороне как таковой — это еще и Линус Умарк. Он тоже ушел в этом году, но не из хоккея, а из «Салавата Юлаева». Для нас, впрочем, это одно и то же. Но вот в чем нюанс. Умарк все же нападающий. Да, не типичный для нынешнего хоккея, где мало кто может позволить себе играть вальяжно и будто на пониженной передаче, но все-таки нападающий. Ему на роду написано быть творцом. Кольцов же всегда шел против течения.

Таких защитников тренеры не любят. Даже те, что как завороженные повторяют мантру о том, что в современном хоккее атакует и обороняется вся пятерка, а без подключений защитников никуда. Потому что Кольцов — это даже не мина замедленного действия, а револьвер с наполовину заправленным барабаном. Эдакая башкирская рулетка. Никогда не знаешь, пострадаешь от нее ты или же пуля достанется сопернику. Таким он был в молодости, таким он и ушел из хоккея.

(Юрий Кузьмин, photo.khl.ru)
Юрий Кузьмин, photo.khl.ru

У Кольцова, чего уж скрывать, довольно скверный характер. Говорил он за свою карьеру немного, но если говорил, то резко, едко и с нескрываемой обидой. Например, на Леонида Вайсфельда, который и оформил развод Кольцова с «Салаватом». Одного из самых уважаемых генеральных менеджеров в лиге Кирилл нарек «гастарбайтером». В этой конфликтности, кажется, весь Кольцов. У него, если так подумать, всю жизнь был конфликт с хоккеем. С тем хоккеем, что пытается усреднить, подвести под одну гребенку, убить искру. С тем хоккеем, что неминуемо превращается из игры в работу. Этим процессам Кирилл всегда противостоял.

Кольцов, безусловно, бунтарь. Не Че Гевара: на баррикады он никого не поднимал, за собой в священную войну против системных тренеров не зазывал. Но от своего внутреннего бунта против рамок он не отказывался даже когда угодил в пучину Высшей лиги. Дал бы слабину, и мы бы не увидели ни проходов от ворот до ворот, ни финтов на синей линии. Он заставил принимать себя таким, какой он есть. И его принимали, делая исключения и создавая условия. Помните пятерку Кольцов — Зубарев — Пильстрем — Кайгородов — Мирнов? Кажется, все в ней было заточено под одного человека: кто-то страховал, кто-то вместо Кольцова возвращался в оборону, а другие откликались на его замысловатые передачи. Понять Кольцова мог не каждый.

(Игорь Собан, photo.khl.ru)
Игорь Собан, photo.khl.ru

Кольцов, ясное дело, никакой не великий. Для этого Кубка Гагарина и коллекции «золотых шлемов» недостаточно. Кирилл почти не играл за сборную. На свой единственный чемпионат мира он съездил еще до всех титулов и, что парадоксально, до прихода в национальную команду Вячеслава Быкова и Игоря Захаркина. Казалось бы, кто, если не они, идеальные тренеры для Кольцова? Но, не имея с ним проблем в клубе, тандем вполне осознанно игнорировал Кирилла как кандидата в сборную. Потому что понимали: встроить этого свободолюбивого и чертовски талантливого самодура в команду — дело не нескольких дней и даже не недель. Никаких сборов перед чемпионатом мира не хватит.

Беда Кольцова в том, что ему совсем немного не хватило природного таланта, чтобы быть незаменимым. Будь он чуть одареннее физически, Кирилл вполне мог стать защитником калибра Эрика Карлсона или Брента Бернса. Они ведь, если так посмотреть, тоже вытворяют черт-те что у своих ворот. «Раздевают» обладателей «Норрис Трофи» далеко не только звезды НХЛ. Но они, помимо того что большие выдумщики, еще и великие атлеты. Кольцов дай бог наскребал десять силовых приемов за сезон. Наверное, именно этого, а также выносливости и умения банально оттеснить нападающего плечом ему и не хватило, чтобы заиграть в НХЛ. Два его сезона в фарм-клубе «Ванкувера» запомнились разве что былинной дракой с Кевином Биексой.

Кольцов не великий, но без сомнений уникальный. Единственный в своем роде. Как там говорят наши ветераны про героев их молодости? Таких больше не делают! Вот и таких как Кольцов в нашем хоккее не видно даже на горизонте. Они, безусловно, возятся с шайбой где-то в Челябинске, Уфе или Омске, самозабвенно мечтая быть похожими на самого неординарного защитника русского хоккея. Но в этих детях прямо сейчас убивают внутреннего Кольцова. Бьют по рукам, загоняют в свою зону и приучают как огня бояться ошибки. И даже сам Кольцов, решивший работать с молодежью в системе «Салавата Юлаева», вряд ли в силах это изменить. Каждый сам должен возглавить свое сопротивление.

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0