logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Телохранитель» Буре отправил в больницу российского хоккеиста. Оджик уложил Каспарайтиса с одного удара: видео

Очень грязного удара, конечно же.

ХоккейНХЛ
27 июня 2020, Суббота, 13:00
Getty Images

«Мы были почти ровесниками: ему — 21, мне — 20. Мы быстро сдружились. Он пришел из резерва, а я попал в команду из СССР. Оба плохо говорили по-английски, но как-то научились понимать друг друга. Джино — отличный человек. Его все уважали. Он был тафгаем, так что всегда заступался за меня или любого другого партнера по команде.

Могу рассказать, как он приезжал в Россию. Он прилетел в Москву и хотел устроить мне сюрприз, но его же никто не встречал в аэропорту. Так что он взял такси и отправился в единственное здание, которое знал — здание, где раньше располагалось КГБ. Там он заявил: «Я — Джино Оджик. Приехал навестить Павла!» Через час его привезли ко мне. Забавная история».

Павел Буре немного лукавит. Индеец из племени алгонкинов Джино Оджик безусловно был готов защитить любого из своих коллег по команде, но отношение к Русской Ракете у него все-таки было особенным. Доказать это можно при помощи всего одного факта — Джино назвал своего сына Буре. Да, сам бывший тафгай напирает на магию цифр, — он играл под 29-м номером, россиянин под 10-м, а ребенок родился 29 октября — но это точно не единственное объяснение. Просто Оджик сильно уважает Павла и осознает, что ему повезло играть рядом с одним из самых великих форвардов в истории хоккея.

Статистика тафгая Оджика поражает воображение. Статистика штрафного времени, естественно. За 605 матчей в сильнейшей лиге планеты Земля он заработал 2567 минут за нарушения и драки. Результат просто феноменальный. 191-сантиметровый индеец весом под центнер не боялся вообще. Вот, например, один из самых ярких боев в его карьере против другого известного тафгая Марти Максорли. Спарринг-партнеры лишились существенной части амуниции, но не бросили любимое занятие. НХЛ 90-х, мы скучаем!

Дороги Буре и Оджика разошлись в сезоне-97/98 — Джино сменил «Ванкувер» на «Айлендерс», а Павел вскоре перебрался во «Флориду». Русский форвард не стал после этого меньше забивать, а его канадский коллега меньше драться. В любой команде есть люди, которым на льду требуется защита физически более сильных партнеров, «Островитяне» исключением не были.

Одним из новых подопечных Оджика стал поляк Мариуш Черкавски, из-за него-то и пострадал оборонец «Питтсбурга» и сборной России Дарюс Каспарайтис. История умалчивает, как в матче, прошедшем 29 декабря 1999 года, складывались отношения Каспарайтиса и Черкавски, но Джино нашел повод, чтобы предъявить россиянину. Он подъехал к ничего не подозревающему Дарюсу со спины и нанес ему резкий удар в лицо. Грязно? Оджика это не особо смущало.

Каспарайтис отправился в больницу, где ему диагностировали сотрясение мозга, а спустя много лет он поделился подробностями, которые добавили колорита этой истории:

«Однажны я пригласил Оджика поехать со мной и Буре на рыбалку в Лонг Айленд. А спустя пару лет я играл против него и «Айлс» за «Питтсбург». Я помню, он поехал ко мне и ударил меня кулаком. Я не видел его, он просто подъехал сзади и «врезал» мне. Его тогда на 8 игр дисквалифицировали. Он потом сказал, что ударил меня за то, что я хитовал Мариуша Черкавски. Я помню, позвонил Буре и говорю: «Что не так с этим мужиком? Мы же рыбачили вместе!» А Павел мне в ответ: «Ты думаешь его волнует твоя рыбалка?» А ведь я думал, мы с Джино друзья».

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене