logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Дмитрий
Ерыкалов

Будущего Овечкина можно купить за 400 тысяч рублей. Что не так с системой трансферов юниоров в России

Теперь от этого страдают даже топ-клубы.
ХоккейКХЛ
6 мая 2020, Среда, 11:00
Getty Images / instagram.com/matvey_michkov39

Знали бы мы фамилии Иванов, Мичков и Мирошниченко, не выиграй в январе сборная России юношескую Олимпиаду в Лозанне? Говорили бы сейчас о судьбах этой троицы, не будь победы над американцами в финале? В том матче, который стал во многом историческим, вратарь нашей команды Сергей Иванов отыграл на ноль, а Матвей Мичков оформил дубль, в чем ему помог партнер по звену Иван Мирошниченко. Не прошло и полгода, как Иванов с Мичковым стали одноклубниками, друг за другом перебравшись в богоугодный СКА, тогда как Мирошниченко выбрал в качестве продолжения карьеры загнивающую американскую USHL. И будьте уверены, противопоставлять парней будут еще долго, определяя на их примере единственно правильный путь.

СКА его руководством и всеми рупорами питерского клуба представляется с недавних пор как главная альтернатива Северной Америке. Мол, зачем пересекать Атлантику, если все то же самое есть под боком? Тренеры по развитию, качественный инвентарь, условия для жизни, внимание к молодежи и, разумеется, «Хоккейный город», без которого не обходится ни одна питерская агитка. А еще, выбирая СКА, а не североамериканские юниорские лиги, можно быть ближе к сборной. Место в системе национальных команд при переезде в Петербург будет практически гарантированно. А если к этому добавить работу для родителей, которую готовы предоставить в СКА, выбор Мичкова и Иванова в общем-то вполне понятен.

teamrussia.pro

Скептики, впрочем, возражают, что из «Магнитки» и «Локомотива» путь до КХЛ ближе, чем из СКА. В Ярославле свою молодежь начали массово внедрять в состав еще в те времена, когда в Санкт-Петербурге вовсю пылили престарелые звезды. В Магнитогорске исторически ситуация немного иная, но сегодня «Металлург» стоит на пороге масштабной перестройки, а бессменному голкиперу «сталеваров» Василию Кошечкину осталось играть на высоком уровне года два-три. Сидеть долго за его плечами точно бы не пришлось. Однако Иванов и Мичков едут в Питер не только за перспективой, но и чтобы играть здесь и сейчас. Если в Северной столице им готовы дать место в «СКА-Варягах» уже на следующий сезон, то в Магнитогорске своему самому талантливому вратарю вместо МХЛ предлагают поиграть еще один сезон по детям.

Переходы 15-летних хоккеистов куда нагляднее показывает, какая существенная разница может быть даже между топ-клубами КХЛ. Если за состоявшихся игроков СКА и «Магнитка» еще могут конкурировать, оперируя исключительно суммами контрактов, то на нижних этажах появляются нюансы. Иванову с Мичковым в Питере пусть и пообещали стипендию около 50 тысяч рублей в месяц, но это явно не стало ключевым фактором при переезде. В Ярославле хоть и есть «Локо-Юниор», за которую выступают самые молодые железнодорожники, нет команды Высшей лиги. В Магнитогорске, несмотря на все возможности Виктора Рашникова, вертикаль и вовсе заканчивается на «Стальных Лисах». Тогда как СКА за последние годы создал настоящий спрут из команд разных уровней.

http://instagram.com/ser_ivanov_24

Переходы Иванова и Мичкова можно было воспринять как сигнал для других российских клубов, что неплохо было бы вложиться в вертикаль, а не только в ту часть айсберга, что выглядывает на поверхность и зовется командой КХЛ. Возмущает же в данном случае сумма, за которую топовые юниоры страны сменили прописку. А Мичкова, напомним, сравнивают то с Андреем Свечниковым, то с Александром Овечкиным, то с Никитой Кучеровым. Причем параллель со звездой «Тампы-Бэй» провел не кто-то из журналистов, а сам тренер сборной Владимир Филатов. Что до Иванова, то он рассматривается как следующий элитный вратарь после Ярослава Аскарова. Что один, что другой считаются фаворитами драфта НХЛ по своему году. Отныне они еще и одноклубники. Так вот за игроков, которые потенциально могут стать мировыми звездами, их бывшие клубы получили по 400 тысяч рублей.

«В клуб пришло постановление Федерации хоккея России, где черным по белому написано, что наш игрок переходит в систему Питера. Комиссия по переходам регионального отделения ФХР приняла заявление родителей Сергея, которое, сами понимаете, появилось не на пустом месте, о том, что они согласны на смену места жительства и переход в систему другого клуба. А нам сказали «спасибо» и дали 400 тысяч рублей по соответствующему положению при переходах. В итоге нас просто поставили перед фактом. Как и «Локомотив» с Матвеем Мичковым», — негодует вице-президент «Металлурга» Сергей Ласьков.

Максим Шмаков, photo.khl.ru

Удивление Ласькова, перетекающее в возмущение, можно было бы связать с тем, что босс «Магнитки» для российского хоккея человек новый. Преемник Геннадия Величкина меньше года работает в клубе КХЛ и мог просто не вникнуть в курс дел. Банально не добрался до школы, пока разгребал завалы в главной команде. Но в то же время господин Ласьков обладает незашоренным взглядом на проблему, которая долгие годы проблемой не считалась в принципе. Разве нормально, что за парня, который в будущем может зарабатывать миллионы долларов, его клуб получает сумму, которой не хватит на месячную зарплату игрока четвертого звена клуба КХЛ?

Наверное, должны были пострадать большие клубы, чтобы эта дискуссия вышла на новый уровень. Когда «Динамо» забирало Клима Костина из Пензы, а «Ак Барс» Александра Хованова из Тольятти, в колокол били только люди на местах, да и то в пол силы. Не было шума и когда «Сибирь» на «Авангард» меняла целая группа игроков из той же самой юниорской сборной во главе с Михаилом Гуляевым — самым перспективным защитником страны по своему году. Потому что даже в Новосибирске привыкли, что все самым талантливые воспитанники разбегаются по более благополучным школам. Провинция в нашем сознании существует для того, чтобы подкармливать столицу, и так заведено не только в хоккее. А в хоккее, как известно, столица нынче — это Санкт-Петербург. Все остальные вынуждены быть ее придатками.

В той шумихе, которую подняли СМИ и босс «Магнитки», конечно, есть некоторое лицемерие. Дело в том, что ни Иванов, ни Мичков не являются воспитанниками клубов, откуда их забрал СКА. Оба, что любопытно, пермяки. Причем у Иванова перед попаданием в школу «Металлурга» был промежуточный пункт — Тюмень. Именно оттуда его забрали два года назад за 200 тысяч рублей. Выходит, уральцы на нем еще и заработали. Копейки, но все же. «Грабь награбленное», — примерно так должен звучать лозунг петербургского клуба, отправляющегося на охоту за Ивановым и Мичковым. Но кто бы ни пострадал в этой ситуации, стоит признать, что в системе переходов есть немало недостатков. Они же у нас на глазах становятся преимуществами для отдельно взятого клуба, который взялся коллекционировать лучших юниоров страны под благой вывеской «не дадим увезти талантов в Америку».

Юрий Кузьмин, photo.khl.ru

Как изменить систему? Посадить игроков на цепь, запретив переходы в принципе, невозможно. Речь, напомним, идет о детях, которые привязаны к своим родителям, а у тех, в свою очередь, могут быть свои причины на переезд в другой город. К тому же, нельзя обрекать мальчишку из глубинки на то, чтобы он вплоть до выпуска из школы не имел возможности развиваться. Очевидно, что в Ангарске нет ни условий, ни соревновательного уровня, как в Казани. Поднять сумму компенсации можно, но вряд ли это остановит СКА. Даже миллион рублей за нового Овечкина будет вполне подъемной суммой. Особенно в эпоху потолка зарплат, когда у клубов-олигархов высвобождаются деньги, которые они не могут потратить на фонд заработной платы. Отсюда же берет корни возросшая активность в отношении ограниченно свободных агентов, за которых нужно платить компенсации.

Впрочем, повысить сумму компенсации все-таки не помешало бы. Это не остановит отток в сторону Северной столицы, но поможет бедным клубам. То, что для «Магнитки» — капля в море, для Кургана или независимой школы вроде московской «Руси», вполне существенно. Но повышать нужно не для всех, а дифференцированно. Оценивая игроков и по возрасту (чем ближе к выпуску, тем выше сумма), и по уровню игры (статистика, статус игрока сборной России). Также можно учитывать, сколько времени игрок провел в своем прежнем клубе. Если пять лет и более, то компенсация должна быть максимальная. Если как в случае с Мичковым или Ивановым, то, соответственно, ниже. Поощряться должны не перекупы, а школы, которые подготовили игрока от и до, пройдя с ним все стадии развития.

Александр Мысякин, Sport24

Стоит рассмотреть и вариант с ограничением переходов. Например, не более двух игроков за год из других школ. Так можно хотя бы притормозить скупку талантов одним клубом и распределить их более равномерно. Или вообще запретить смену школы с 15 лет до самого выпуска. Если в более раннем возрасте трудно распознать будущую звезду, а осечки допускают даже самые опытные скауты, то на этом этапе потенциал более-менее понятен. Ребята уже начинают вовсю привлекаются в сборную, так что все главные таланты оказываются на виду. К тому же, в 15 лет уже не особо убедительно звучит аргумент про вынужденный переезд родителей. Даже в более раннем возрасте юные хоккеисты живут одни в интернатах. Пару лет до выпуска они вполне могут отыграть вдали от семьи.

Вариантов как сделать систему переходов юниоров более логичной и справедливой, хватает. Мы привели лишь некоторые идеи, своего рода наброски. В ФХР сидят профессионалы, которые каждый из этих вариантов могли бы тщательно проработать и довести до ума. Было бы желание. Но заинтересованы ли в этом в федерации? Ласьков, негодуя из-за перехода Иванова, упирает в том числе на то, что люди из ФХР его просто уведомили, поставили перед фактом. Действительно, сама система переходов исключает взаимоотношения клубов. Все бумаги проходят через офис федерации и потом спускаются на места. А кто руководит федерацией хоккея? Те же люди, что и стоят во главе СКА. Все, в общем-то, лежит на поверхности. Никто в здравом уме не будет пилить сук, на котором сидит. Тем более, что Роман Ротенберг искреннее верит, что только он в силах остановить отток молодежи за океан. Когда идет речь о задаче государственной важности, местечковые проблемы уходят на второй план.