logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Дмитрий
Ерыкалов

В России начинает умирать хоккей. Первыми закрывают женские клубы, где игроки получают по 20 тысяч рублей

«Башнефть» отказывается от финансирования «Агидели».
Хоккей
28 апреля 2020, Вторник, 16:00
photo.khl.ru

Кризис не пощадит никого. Даже тех, кто долгие годы пытался делать вид, что живет в вакууме. Профессиональный спорт в России давно живет в отрыве от остального общества, лишь иногда посматривая на курс валют. Теперь, когда рухнул не только рубль, но и нефть, а целые индустрии остановились из-за пандемии коронавируса, пострадают и хоккейные клубы. Приморский край уже отказался от финансирования «Адмирала». Поминать «моряков» из Владивостока пока рано, но как минимум следующий сезон КХЛ он пропустит. На краю находится и «Нефтехимик», чей генеральный спонсор планирует сократить финансирование всех своих спортивных активов на 70%. Очевидно, что после столь резкого сокращения бюджета нижнекамцы не смогут дотянуться до пола зарплат и вряд ли наскребут деньги на участие в чемпионате.

Впрочем, клубы элитных лиг, будь то КХЛ или РПЛ, могут чувствовать себя более-менее в безопасности. Как минимум, они региональные флагманы, за которыми стоят губернаторы, серьезные корпорации и тысячи болельщиков. Лишать людей отдушины для местных властей крайне невыгодно. Вместо этого начинают экономить на скрепках, а страдают те, кто находятся не на виду. Например, рядовые сотрудники офиса. А еще игроки женских команд, если они встроены в систему клуба. На такие жертвы готовы пойти в Казахстане, где сокращение финансирование ставит под удар молодежь из «Снежных Барсов» и девушек из «Томирис». Приоритетом в Нур-Султане считают сохранение главной команды страны — «Барыса».

«Томирис» выступает в женском чемпионате Казахстана, но проблемы испытывают и российские команды. На днях в расположении Sport24 появилась информация о том, что к закрытию близка уфимская «Агидель». Это отнюдь не рядовая команда, а двукратный чемпион ЖХЛ. С тех пор, как в 2015 году появился женский аналог КХЛ, ни один финал не обходился без уфимских девушек. Стоит ли говорить, что в составе «Агидели» полно игроков сборной России? Теперь все они рискуют стать безработными. «Башнефть», которая финансирует все команды системы «Салавата Юлаева», с января 2020 года не перечисляет деньги в клубную кассу через Фонд социальных целевых программ.

photo.khl.ru

Нефтяная компания, входящая в структуру «Роснефти», никак не объясняет задержки с финансированием. «Салават Юлаев», как бренд республики, вряд ли бросят в беде. Игрокам основной команды уже выплатили зарплату за март, найдя деньги из других источников. Наверняка выживет и «Толпар». Молодежную команду в крайнем случае можно формировать исключительно из своих воспитанников и платить им минимальные зарплаты. К тому же, команда МХЛ — это во многом социальный проект. «Башнефть» вряд ли решится нанести удар по молодежи. А вот «Агидель» выглядит куда более уязвимой мишенью для сокращения непрофильных издержек.

Сейчас все идет к тому, что следующий сезон ЖХЛ придется либо отменить, либо провести в крайне усеченном варианте. Проблемы не только у «Агидели». Под вопросом финансирование спорта стоит и в Нижнем Новгороде. Местные власти готовы прикрыть как команду Высшей лиги «Торпедо-Горький», так и СКИФ. Между прочим, это первый профессиональный женский хоккейный клуб нашей стране. На Олимпиадах в Солт-Лейк-Сити, Турине и Ванкувере именно СКИФ был базовым клубом сборной России. Теперь его судьба неизвестна.

Без «Агидели» и СКИФа в ЖХЛ останется всего шесть команд. Но кто даст гарантию, что в столь непростое время не перекроют финансирование остальным? Китайский клуб «КРС Ванке Рэйз», ставший чемпионом в свой дебютный сезон, вряд ли ждет крах. На женскую команду деньги в Поднебесной найдутся. Вот смогут ли приехать в Китай многочисленные канадские и американские легионеры? Да и когда вообще в Китае разрешат проводить спортивные мероприятия, большой вопрос. Не случайно ведь недавно прошла информация, что все три китайских клуба вынуждены будут пропустить следующий сезон Высшей лиги.

photo.khl.ru

Как бы ни пытались в нашей стране раскручивать женский хоккей, ему не помогают ни календари с полуголыми девушками, ни их участие в большом Матче Звезд КХЛ. И это не только российская проблема. На дефицит внимания, а, следовательно, денег, сетуют многие хоккеистки из Северной Америки. То, что первыми жертвами кризиса становятся те, кто менее востребован публикой, вполне логично. Закон джунглей, естественный отбор или обычное рыночное регулирование. Называйте, как хотите. Как бы ни цинично это звучало, о закрытии «Агидели» будут искренне жалеть только сами хоккеистки, их друзья и родственники.

Однако зная зарплаты в женском хоккее, где 100 тысяч рублей в месяц считается хорошим заработком, закрывать целую команду — это тоже самое, что экономить на скрепках. Два года назад бывшая хоккеистка «Агидели» Екатерина Ананьина рассказывала, как ей отказывались повышать зарплату с 20 тысяч рублей до 50. Учитывая смехотворные зарплаты в ЖХЛ, трудно воспринимать их как серьезную нагрузку для такой компании как «Башнефть». Отказ от пары игроков основного состава «Салавата» вполне мог бы продлить жизнь «Агидели». Тем более, что потерю некоторых хоккеистов точно также никто бы не заметил. Плакать будут по Умарку, но не по защитнику третьей пары.

Владимир Беззубов, photo.khl.ru