logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

Зачем «Витязь» нужен в КХЛ? Они поставляют игроков в Питер и сдаются СКА

Это точно не русский «Сент-Луис».

ХоккейКХЛ
6 марта 2020, Пятница, 11:30
Евгений Семенов и Александр Мысякин, Sport24

«И вообще мы готовы стать «русским «Сент-Луисом», в который никто не верил, а парни в итоге стали чемпионами».

Каково, а?

Эти слова перед серией со СКА произнес Станислав Гребенщиков. Неделю спустя его «Витязь» без вариантов проигрывает серию со счетом 0-3. Разница шайб тоже впечатляющая — 4:14.

Ни о каком «Сен-Луисе», понятно, уже нет и речи. Хотя понятно, что именно эту красивую историю будут притягивать за уши и сравнивать с любой мало-мальской сенсацией в розыгрыше Кубка Стэнли.

«Витязь» и не мог стать русским «Сент-Луисом», не стоит себя обманывать. И не потому, что Тарасенко и Ко во время прошлого сезона достигли дна и от него оттолкнулись, а команда из Подольска, быстро взобравшись на вершину, все остальные месяцы медленно с нее скатывалась.

«Витязь» — ни разу не русский «Сент-Луис», хотя бы потому, что, даже прозябая на последнем месте в НХЛ, у «музыкантов» было как минимум два элитных защитника Парайко с Пьетранджело. Никуда не девался Тарасенко с его уникальным броском. Как и ровные четыре звена. Подольск же весь сезон гордился, что за них свою последнюю гастроль дает едущий с ярмарки Семин.

«Витязь» не тянет на русский «Сент-Луис» еще и потому, что Джордана Биннингтона в наших реалиях забрали бы в базовый клуб сборной. Так, как забрали Александра Самонова, как только тот вышел на показатели, за которые его вполне по делу называли лучшим вратарем КХЛ. А ведь что Самонов, что Биннингтон появились буквально из неоткуда, став ключевыми игроками своих команд.

(photo.khl.ru)
photo.khl.ru

Нет, все-таки русским «Сент-Луисом» называть «Витязь» может только человек, не снимающий розовых очков. Вам еще нужны доказательства? Окей. Свой Кубок Стэнли «Блюз» выиграли с задрафтованными ими Шворцем и Тарасенко, Парайко и Пьетранджело, Барбашевым и Фаббри. В КХЛ уже как несколько лет нет драфта, но есть школы, а из них выходят воспитанники. Где сейчас лучшие выпускники подольской ДЮСШ?

«Знаете, у нас тоже было бы много воспитанников, если бы их не забирали в другие клубы. Я давал бы им возможность играть, но, к сожалению, они уехали. Сам клуб «Витязь» и наша школа работают хорошо. Просто не все воспитанники остаются здесь, и это проблема», — жаловался недавно главный тренер «Витязя» Михаил Кравец.

Кравец, работавший до этого в системе СКА, и поставленный на свое нынешнее место не без участия питерских боссов, не может говорить прямо. Мы же конкретизируем. Забирает воспитанников «Витязя» не какое-то неведомое существо, не трехглавый монстр, а клуб из Санкт-Петербурга.

Уже в этом плей-офф родному клубу забивает Василий Подколзин. Год назад по маршруту Подольск — Санкт-Петербург переехала группа игроков во главе с лидером юниорской сборной Маратом Хустутдиновым. Следующим может стать Иван Мирошниченко — один из самых талантливых игроков страны 2004 г. р.

(ska.ru)
ska.ru

Можно жалеть «Витязь», вспоминая, как клуб-партнер подпилил ему ножки стула на старте сезона. Выдернув Самонова и Швец-Рогового, СКА поспособствовал падению подольской команды. Беспрецедентным обменом Аалтонена на воздух армейцы своих подмосковных друзей благополучно добили. Особенно ценично, что у Аалтонена в нынешней серии пока 0+0. Кем обыгрывать «Витязь», у петербуржцев хватает и без него.

Если кого и жалко в этой ситуации, так это немногочисленных подольских болельщиков. Игроки и особенно тренеры должны сами прекрасно понимать, куда идут. Особенно это касается Кравеца. Он, по сути, продолжил работу со «СКА-Невой». Да, другая лига, другой уровень соперников, но задача осталась прежней — готовить игроков для главной команды Петербурга.

(Юрий Кузьмин, photo.khl.ru)
Юрий Кузьмин, photo.khl.ru

«Зачем «Витязь» нужен КХЛ?» — этим вопросом мы не задавались очень и очень давно. С тех пор, как канадские головорезы ставили на уши всю лигу, устраивая избиение одной команды за другой. Но даже тогда у существования команды из Подмосковья было больше смысла. О ней говорили люди, далекие от спорта. Видео с драками перелетали через океан. А еще у нее были одиозные, специфические, но — что сегодня кажется важным — независимые владельцы.

Глядя на то, как покорно сливается «Витязь» в серии со СКА, так сразу и не скажешь, какая команда больше вредила нашему хоккею: та, с безбашенными тафгаям, или эта, не имеющая права на победу, а значит, убивающая даже зачатки интриги. Если раньше петербуржцы сливали в этот клуб плохие контракты Рыбина и Афиногенова, продолжая платить им часть зарплаты, то теперь Подольск стал загородной фермой СКА по выращиванию игроков.

Конечно, в том, что «Витязь» — не русский «Сент-Луис», виноват не нападающий Гребенщиков, просто ляпнувший лишнего. Не тренер Кравец, который в данной ситуации просто заложник ситуации. Не генеральный менеджер Варицкий, проводящий не самую стыдную селекцию. И даже не Михаил Головков, женатый на сестре Александра Медведева. Президент «Витязя» — всего лишь проводник идей, рождающихся в коллективном питерском разуме.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

В том, что в нашем хоккее существуют такие клубы, как «Витязь», виноват не отдельный человек, а система. В том числе и КХЛ, которую не особо заботит, что сразу у нескольких команд в лиге де-факто один и тот же спонсор, а значит — есть рычаги влияния. В европейском футболе представить такое практически невозможно, а когда подобная сеть клубов-партнеров была в чемпионате Украины у донецкого «Шахтера», мы коллективно ужасались.

Не имея поддержки из Петербурга, подольская команда была бы там же, где уже несколько лет пребывает мытищинский «Атлант». В забвении. Пока частный бизнес отказывается от профессионального спорта, у пары-тройки госкорпораций столько денег, что хватит на несколько клубов. Чем эти самые корпорации и пользуются. «Витязь» — продукт системы и неотделим от нее, но, если «Витязь» не может существовать кроме как в виде фермы СКА, нужен ли он кому-то кроме сборщиков урожая?