logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Годик фигней помаялся, а потом начал фанатеть от хоккея». Он ждал шанса в СКА целых 5 лет

Интервью Святослава Гребенщикова, который начал штамповать голы за «Витязь». Сегодня он сыграет против родного клуба.

ХоккейКХЛ
22 сентября 2019, Воскресенье, 06:30
Ярослав Неелов, photo.khl.ru

К 25 годам у Святослава Гребенщикова набралось пять сезонов в Высшей лиге и три года в МХЛ. За это время за основу СКА он сыграл всего лишь три матча. Летом армейский клуб обменял своего воспитанника в «Витязь». В Подольске форвард выдал потрясающий старт, набрав 6 (5+1) очков в восьми встречах. В интервью Sport24 Гребенщиков рассказал, как шел к успеху, почему его называли раздолбаем и как он стал родственником молодого голкипера СКА Алексея Мельничука.

Прорыв «Витязя»

— «Витязь» — пока главное открытие старта сезона. Как команде без ярких звезд и гигантского бюджета это удалось?
— Мы хорошо поработали на предсезонке, пришел новый тренер, влил в команду свежую кровь, и пазл сложился. Теперь нужно продолжать в том же духе, потому что подняться можно, а удержаться на таком уровне уже будет очень круто. Нельзя спускать обороты и расслабляться.

— Какой сейчас потолок у «Витязя», если адекватно оценивать свои силы и возможности.
— Не люблю забегать вперед, но мы должны быть в семерке лучших команд лиги. Хотя сейчас прочтут и подумают, что я нас со счетов сбрасываю. Это не так. Нам хочется быть первыми, как и всем.

— Для вас такое начало стало откровением, или летом уже знали, на что способны?
— В принципе, уже после Кубка мэра Москвы было понятно, что мы можем играть и выигрывать у сильных команд. Почувствовали уверенность в своих силах, заложили хороший фундамент на предсезонке. Сейчас надо поддерживать физическую форму, анализировать ошибки, наращивать темп.

— Говорят, что игроки «Витязя» должны быть уверены в своих силах, брать свои очки спокойно, без эмоций. Согласны, что нужно воспитывать в себе психологию победителей?
— Психология победителя вырабатывается не в легких матчах, где ты забиваешь по десять шайб, а в таких битвах, где ты на волоске от поражения вытаскиваешь игру. После таких матчей и появляется уверенность в себе.

— После таких камбэков, как с «Локомотивом»?
— Да. Когда ты проигрываешь, матч тяжело идет, а в итоге добиваешься победы. Дома у нас тоже была непростая серия, когда мы выигрывали по буллитам у «Сочи» и у «Сибири».

— Правда, что после матча с «Автомобилистом» на собрании игроки услышали много неприятных о себе слов, ведь могли зацепить очки в Екатеринбурге?
— Да. Мы тогда почему-то провалили начало матча. Нам надо быть готовыми к командам, которые хорошо играют у себя дома, бегут вперед, благодаря поддержке своих болельщиков. В таких ситуациях надо быть с первой минуты в тонусе, а не раскачиваться потихонечку.

— С «Локомотивом» произошло такое же начало?
— Да, видите, нам еще много над чем нужно поработать. Будем делать выводы из этого.

— Много наслушались после первого периода в матче с «Локомотивом»?
— Нет, на нас сильно не орали и не давили. Никто не опустил рук, нас подбодрили, игра более-менее пошла.

Драки, дисквалификации

— В августе я разговаривала с Орловичем-Грудковым, и он признавался, что ждет не дождется шанса в КХЛ. Но у него в «Сочи» не получается, вы же зажигаете в «Витязе». Есть ли здесь заслуга Михаила Кравеца, с которым вы работали еще в «СКА-Неве»?
— Для меня, конечно, хорошо, что он в «Витязе». Я с ним давно работаю, он меня хорошо знает. Не каждому тренеру можно понравиться, так что это хороший фактор!

— Кравец — жесткий тренер?
— Он — справедливый! Может найти где-то рычаги давления на игроков, где-то раскрутить гайки, накричать или найти нужные слова.

— Счастливы сейчас, что вас обменяли из СКА в «Витязь»?
— Из родного Питера было тяжеловато уезжать, но я рад, что у меня есть возможность получать игровое время в КХЛ. Мне вообще пока все нравится!

— А сам обмен вы встретили с воодушевлением?
— Я был готов к работе, с хорошим настроением принял это известие. После ВХЛ вообще не важно, в каком клубе играть, главное — пойти на повышение!

— В ВХЛ вы частенько получали удаления, дрались, а в этом сезоне пока только две минуты штрафа. Много работали над собой?
— У меня был непростой период в прошлом сезоне, когда пошли все эти штрафы. Вообще ничего не получалось, не мог забить 13 матчей подряд. Видимо, начал расстраиваться, нервничать, накручивать себя, из-за этого начал играть слишком жестко, фолить на ровном месте. Так что тогда просто был такой нервный период.

— В прошлом году вы получили четыре матча дисквалификации за удар в голову Заборникову. Справедливое наказание?
— Я тогда поступил грязно и некрасиво, никак не оправдываю себя. Но если бы на следующем матче он мне предложил подраться, то на тот момент я бы не отказался.

— Как вообще это все произошло? Завелись из-за того, что не шло в атаке?
— Там вообще все наложилось, где-то слово за слово, и я вскипел.

— А за пределами льда у вас иногда проявляется такая агрессия?
— Любой человек может разозлиться.

— Но кого-то нужно долго доводить, а кто-то взрывается с полуоборота.
— В жизни бывают разные ситуации. Нет такого, что я иду по улице и кричу на всех. Я иногда не понимаю людей, которые начинают орать на официантов и других людей из сферы обслуживания. Я в этом плане более мягкий человек, могу поступить эмоционально с незнакомым человеком, только если он меня сильно разозлит.

— А в юности часто дрались?
— Конечно! Постоянно дрался, я в хоккей начал с шести лет играть, оттуда и понеслось. Дрался и на площадке, и в школе. Это хоккей, никто на тебя не наорет, если ты по делу дерешься, только удаление получишь. Если эта драка поможет команде или ты заступаешься за партнера, то все правильно. Грубая игра — это плохо, а завести команду никогда не помешает.

— А как родители относились к дракам?
— Они не наказывали и не поощряли. Если просто не дал себя в обиду, то говорили: «Аккуратнее! Не надо лишний раз заводиться».

Песни в душе

— Слышала, что вы хорошо поете.
— Ха-ха, откуда?

— Это секрет!
— Я иногда для близких или в шутку могу что-то спеть. Могу и оперное пение в душе устроить. А на публику, скорее всего, не смогу.

— А в команде пели?
— Нет, иногда только могу подпеть, когда музыка играет. Я же не профессиональный певец.

— А какие жанры любите?
— Разные направления. И электронную музыку, и клубную, и хип-хоп. Слушаю то, что и вся молодежь сейчас слушает.

— Летом из караоке вас не вытащить?
— Нет, такого нет. Если надо, то могу спеть или станцевать, но не более.

— На своей свадьбе пели?
— Нет, только потанцевал немножко. Вообще, свадьба была хорошая, я смотрел, как другие поют-танцуют, и радовался.

— А вообще женитьба пошла вам на пользу?
— Добавила ответственности. Пока еще только начинаю понимать, что такое семья.

— Ваша жена — родная сестра Алексея Мельничука (вратаря СКА. — Sport24)?
— Нет, она его двоюродная или троюродная сестра.

— Познакомил вас он?
— Я в социальных сетях видел, что у Леши есть сестра, постоянно спрашивал у него, как она поживает. Ха-ха. Получилось так, что в какой-то момент сидели вместе после игры, кушали, познакомились. Сначала все вместе общались, потом уже потихонечку вдвоем начали разговаривать.

— Мельничук дал свое благословение?
— Сначала он сильно переживал, что обижу его сестру. Это нормальное дело! Потом он уже дал согласие, куда же ему деваться?

— За кого она болеет? И за СКА, и за «Витязь»?
— Я у нее спрашивал: «Если буду играть против Лехи, за кого будешь болеть?» В такой ситуации сложно за кого-то болеть, но думаю, что она все же немного на моей стороне будет! Но все равно она будет и за меня, и за Леху переживать.

— Читала ваше интервью со времен игры за «СКА-Неву», в котором вы сказали, что всегда были в почете у девушек. На матчи ВХЛ приходит много красивых девушек, которые хотят познакомиться с хоккеистами?
— Если я что-то буду говорить на эту тему, то меня жена закопает. Ха-ха.

— Со стороны это как смотрится? Действительно приходят с другими хоккеистами знакомиться?
— Иногда краем глаза посмотришь, болельщики все красивые, с атрибутикой. Никто бутылками в нас не швыряется ни в КХЛ, ни в Высшей лиге. Да, в ВХЛ стадионы поменьше, города некоторые маленькие, но болельщики все интеллигентные. Это приятно!

Камчатка, Челябинск, Петербург

— Слышала, что у вас весьма непростой характер, в том плане что по молодости были раздолбаем, и это мешало вам в хоккее.
— Был период такой, переходный возраст. Все его проходят. Но он недолгий был, годик фигней помаялся с друзьями шаляй-валяй, потом взял себя в руки и начал фанатеть от хоккея.

— Как повзрослели?
— Начал следить за игроками в НХЛ, нарезки на ютубе смотреть, наблюдал за хоккеистами, которые нравились.

— За кем?
— Буду банален. Всегда нравился Павел Буре, Мариан Габорик и Сергей Федоров. Из молодых нравится стиль игры Кучерова, нравится, что он быстрый форвард с головой. Никита может и забить, и отдать.

— Финт Кучерова, гол без броска, пробовали исполнить?
— Только если в шутку пробовал. Чтобы пробовать его в игре, нужно быть очень уверенным и очень много голов забить. Сначала надо от простого — от печки.

— Говорят, что КХЛ и ВХЛ — это разные виды спорта. Глядя на вашу статистику (5 голов в 8 матчах), никакой разницы нет?
— Разница на самом деле колоссальная. Но не могу сказать, что ВХЛ — слабая лига, есть хорошие ребята. Иногда смотришь и не понимаешь, что эти игроки забыли в Высшей лиге. И таких немало.

— Самый захолустный город, в котором были на матче ВХЛ.
— Если какой-то назову, то жители могут обидеться.

— Да бросьте. В Учалах люди знают, что не в Париже живут.
— Вот про этот город сразу вспомнил. Но сколько я ездил в последние годы, прямо катастрофы не видел. Не все так плохо, как кажется. Мусора на остановках не валяется, все выглядит более-менее. В каждом городе можно найти хорошие места. Мне даже где-то больше нравятся маленькие города России, там тихо, спокойно. Вот в Подольске сейчас живу, мне очень комфортно.

— В Москву часто выбираетесь?
— Перед сезоном с женой часто ездили. Погуляли раза три-четыре и сейчас уже не ездим.

— Как петербуржец считаете, что Москва хуже Петербурга?
— Да я ж не особо петербуржец.

— Везде в интернете написано, что вы родились в Питере.
— Нет. Я родился на Камчатке, потом перебрались в Челябинск, и только в восемь лет я оказался в Питере. Но я все равно считаю себя петербуржцем, здесь прожил дольше всего.

— Почему так много переезжали?
— Папа был военным, по службе заставляли мотаться. Когда он ушел и занялся бизнесом, мы переехали в Питер.

— На коньки где встали?
— В Троицке, это челябинская область. На речке зимой, потом на коробку ходили. В Челябинске меня отдали в школу «Трактору», мне было шесть лет. Пару лет там занимался, мы даже на выездные матчи ездили в Уфу, Пермь, Магнитогорск.

— Так, получается, вы воспитанник «Трактора», а не СКА.
— Ну, нет. В питерской школе я отыграл больше времени. Но когда переехали, я не сразу в СКА попал, сначала занимался в «Спартаке». Помню, как лет в 11-12 мы СКА обыгрывали.

— Помните свои эмоции, когда заключили первый профессиональный контракт?
— Когда в школе играл, у меня была мечта снять маску и прикрутить визор. Думал, что это предел мечтаний. В молодежной команде исполнил ее и был невероятно рад. Мне очень нравилось в МХЛ, чувствовал другой уровень: появились массажисты, точильщики, перелеты длинные. Понял, что это профессиональный уровень.

— Тогда появились амбиции заиграть в КХЛ?
— Поначалу не думал, что буду в КХЛ играть. Была задача пробиться в состав команды МХЛ, забить гол и все.

— Вам 25 лет, и по хоккейным меркам вы уже не молодой. Доводилось ли слышать, что на вас ставят крест как на игроке уровня КХЛ?
— Если кто это и делал, то только я сам. В пылу эмоций такие мысли проскакивали. Когда расстроен, могу подумать: «Блин, 25 лет, а еще ничего не добился». Потом эти мысли откидываю, потому что нельзя так думать, не стоит самокопанием заниматься. По-моему, Артемий Панарин рассказывал, что в НХЛ его научили сразу забывать игру и не зацикливаться.

— Нравится вам, как ведет себя и что говорит Панарин?
— Да. Если хороший игрок, еще может и свое мнение высказать, дать интервью и участвовать в передачах, то это только плюс. Мне бы как обычному зрителю было бы приятно следить за игроками не только на льду, но и за пределами. Но ни в коем случае не осуждаю тех, кто не любит публичность. Это их жизнь, их выбор.

Неудача в «Сочи»

— Почему скрытая аренда в «Сочи» пару лет назад для вас так неудачно сложилась?
— Был хороший шанс заиграть в КХЛ, в полной мере им не воспользовался, но вынес из этого большой урок. Хорошо понимаю, в чем заключалась неудача.

— Что бы сейчас сделали по-другому?
— Пересмотрел бы отношение к делу: настрой на игры, питание и все остальное. Готовился бы по-другому. Раньше мог сильно расстроиться из-за плохой игры, это на меня давило, из колеи выбивало. А надо было спокойнее реагировать. Я не в том месте искала корень проблемы.

— Когда вернулись в «СКА-Неву», считали это шагом назад?
— Да я так засиделся в «Сочи», что очень хотел играть. Даже рад был возвращению, в «СКА-Неве» я много времени получал. Когда много играешь, то и уверенность появляется, и многое получается сразу.

— В «СКА-Неве» старичком себя ощущали?
— В какой-то степени, да. Столько сезонов там провел. Чувствовал себя уверенно.

— На матче со СКА много личных болельщиков будет?
— Придут поддержать родные и друзья. Но настраиваться буду как обычно, бегать по улице перед игрой не собираюсь. Ха-ха.

— Родители довольны, что вы стали хоккеистом?
— Конечно, довольны. Мне кажется, когда я еще не родился, они уже знали, что буду спортом заниматься. Родители у меня ведут активный образ жизни: путешествуют, ходят в зал, бассейн. На месте не любят сидеть, поэтому и меня в спорт отдали.

— Одно дело быть активным, а другое дело профессиональным спортом заниматься, который калечит.
— Да все нас в жизни в какой-то степени калечит.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене