Дмитрий
Ерыкалов

За пять лет никто не забивал в плей-офф НХЛ больше русских. Тарасенко остался один гол до Овечкина

В пятерке всего один канадец.

ХоккейНХЛ
7 июня 2019, Пятница, 10:00
Getty Images

Сейчас так уже и не вспомнишь, откуда пошел миф о русских как самых некубковых хоккеистах НХЛ. Мнение, что игроки из России заканчивают сезон с последним матчем регулярного чемпионата, зародилось еще в 90-х. Что несколько удивительно, учитывая, что тогда же «Детройт» проводила к Кубку Стэнли легендарная Русская пятерка. Очевидная несостыковка не мешала Дону Черри и его коллегам тиражировать эту глупость.

Впрочем, если быть совсем уж справедливым, поводы навешивать ярлыки на хоккеистов из России были. Долгие годы россиян, которые выдавали мощные перформансы на самой важной стадии сезона, было раз-два и обчелся. Из игроков прошлого это Валерий Каменский в чемпионский и постчемпионский сезон «Колорадо» и Павел Буре в 1994 году, когда «Ванкувер» добрался до финала.

Однако, несмотря на один суперплей-офф, именно Буре был одним из тех, вокруг кого строился миф о некубковости русских хоккеистов. Несмотря на то, что Русская ракета во всех своих походах за Кубком Стэнли держалась графика «очко за игру», этих самых походов было всего пять. Это скорее беда Павла, нежели его вина, которому не повезло с командами. Тоже самое можно сказать про Илью Ковальчука, который только в свой последний сезон перед отъездом в НХЛ вдоволь наигрался в кубковый хоккей.

(Getty Images)
Getty Images

Весьма средне проводили главные отрезки сезона Алексей Жамнов и его тезка Яшин, а воплощением образа, придуманного канадскими журналистами, был Александр Семин. Это такой «типичный русский хоккеист» — безумно талантливый, со всех сторон одаренный, но ленивый и себе на уме. А главное, что за чумовой регуляркой у него, как правило, следует блеклый плей-офф. Семин, заставший не один кубковый провал «Вашингтона», идеально подходил под этот фоторобот.

Сегодня подобные обвинения в адрес хоккеистов из России приходится слышать все реже и реже. Даже у самых отчаянных русофобов не возникает поводов критиковать наших парней за отсутствие характера. Своего рода первопроходцем стал Евгений Малкин, первым после Федорова взявший титул MVP Кубка Стэнли. Джино, к слову, единственный из наших соотечественников, кому удавалось дважды за карьеру пробивать планку в 25 очков в плей-офф. Смог он, а значит, смогут и другие.

В разгар финала Кубка Стэнли между «Сент-Луисом» и «Бостоном» появилась любопытная статистика. На картинке, которая со скоростью звука распространялась по социальным сетям, изображены топ-5 кубковых снайперов НХЛ с 2014 года. Почему с 2014, а не, скажем, 2016 или 2010-го? Значения, в общем-то, не имеет. Наверное, все дело в юбилейной отсечке «за последние пять лет». Но куда важнее дат и критериев то, какие игроки оказались в этом элитном списке.

(nhl.com)
nhl.com

Четыре из пяти самых кубковых снайперов последних пяти лет — русские! Что вы скажете на это, мистер Черри? Даже как-то неловко, что среди Овечкина, Тарасенко, Малкина и Кучерова затесался один-единственный канадец Логан Кутюр. Где все те родоначальники хоккея, у которых привычка рубиться в плей-офф при рождении разливается по венам? Вместо них в розыгрышах главной чашки мирового хоккея царят наши парни. Русские — новые канадцы.

Удивительнее всего, конечно, видеть в этом списке Тарасенко. Нет, мы прекрасно знаем, насколько безумный у Владимира кистевой бросок. Он ни разу не выигрывал «Морис Ришар», но зато вот уже четыре года не опускается ниже планки в 30 голов за сезон. А те самые 33 шайбы в плей-офф лидер «Сент-Луиса» собирал буквально по крупицам. Нынешний розыгрыш Кубка Стэнли для него уже шестой в карьере и пятый подряд с голами.

Пытаясь понять, как русские из некубковых хоккеистов вдруг превратились в главных героев плей-офф НХЛ, можно сойтись на том, что новому поколению просто повезло с командами. Выиграл бы столько кубков Малкин, если бы ему пришлось тащить «Питтсбург» в одиночку, а не в соавторстве с Сидни Кросби? «Сент-Луис», при всех его бедах, последние годы испытывал проблемы с тренерами, но никак не составом. «Тампа-Бэй» же и вовсе уникальная для эпохи потолка зарплат команда.

(Getty Images)
Getty Images

Вот только в попытке найти простое объяснение, можно спутать причину со следствием. В том, что менеджмент «Вашингтона» построил вокруг Овечкина чемпионскую команду, а менеджмент «Атланты» вокруг Ковальчука сделать это не смог, вина игрока минимальна, но она все-таки есть. Александр Великий и до завоевания долгожданного титула был воплощением вожака, лидера. Не зря же его даже за океаном называют более канадским игроком, чем большинство канадцев.

Что Овечкин, что Тарасенко по своей фактуре не такие уж и типичные русские нападающие. Вместо красивого катания и непреодолимой тяги к игре в пас, у них на первом плане сумасшедший бросок, нечеловеческая сила и готовность втыкаться во все, что движется. И неважно, русские они, канадцы или шведы: игрокам такого формата в суровом и упрощенном кубковом хоккее всегда жилось спокойнее. Никита Кучеров, конечно, другой, но и он стал немного «канадцем», пройдя перед НХЛ все нижние ступени североамериканского хоккея.

Был ли «некубковый русский хоккеист» мифом? И да, и нет. Первые поколения энхаэловцев и правда воспитывались на советском хоккее, где царил иной уровень борьбы, а чемпион определялся по итогам гладкого сезона. Вот только масштабы бедствия были явно преувеличены. Сегодня наши парни в НХЛ избавились от этого многолетнего ярлыка, а добились этого во многом благодаря тому, что как губка впитали в себя местные ценности. Овечкин, Тарасенко и только-только появившийся в лиге Свечников — это уже не «типичный русский хоккеист», а гибрид, близкий к эталону.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене