Дарья
Тубольцева

Жена Овечкина: «С карты списалось $40 тысяч. Оказалось, Саша 12 лет покупает детям билеты на хоккей»

Большое и откровенное интервью Анастасии Овечкиной — о популярном муже, рождении сына, жизни в Вашингтоне и сборной России.

ХоккейНХЛ
31 мая 2019, Пятница, 11:00
Getty Images

Анастасия — невероятно добрая, милая и искренняя девушка. Совсем не такая, какой я представляла ее по фото в инстаграме. Мы познакомились во время чемпионата мира по хоккею на игре Россия — Швеция. Жена Александра Овечкина просто сидела в перерыве на трибуне, и я подошла к ней с просьбой об интервью. Через несколько дней, накануне полуфинала, мы встретились в центре Братиславы. Анастасия рассказала, каково быть женой самого известного хоккеиста планеты и что особенного есть в Александре.

«Могу крикнуть: «Давай, бей его!»

— Как вам в Братиславе?
— Я приехала к концу группового этапа, в первый день была хорошая погода, удалось погулять. Мы жили на красивой набережной Дуная, где много хороших ресторанчиков. В последующие дни была пасмурная погода, прохладно, поэтому мы в основном проводили время в отеле, ходили в бассейн. С нами прилетело много друзей, старались держаться все вместе.

— Как часто удавалось видеться с мужем в дни матчей и в выходные?
— На чемпионате мира мы жили в разных отелях, такие правила. После игры они приезжали на ужин, как раз перед ужином пересекались. Перед полуфиналом был свободный от матчей день, после тренировки мы с Сашей немного прошлись по набережной, перекусили, а потом он вернулся к себе в отель.

— После матча с американцами интернет облетело фото, как Александр посылает вам воздушный поцелуй. Часто он так делает?
— У нас это всегда! В Вашингтоне после победных игр он мне всегда посылает воздушные поцелуи. Это, можно сказать, наша традиция.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

— Как атмосфера на чемпионате мира отличается от атмосферы на матчах НХЛ?
— Это немного разное, одно дело болеть за клуб, который ты тоже любишь, знаешь всех игроков. С годами мы все становимся одной большой семьей. В Америке очень хорошие болельщики, на стадионе чувствуешь энергетику. Здесь же атмосфера немного отличается, больше патриотизма. Чемпионат мира объединяет всю Россию, поддержать ребят прилетают фанаты со всей страны. Когда весь стадион кричит «Россия, вперед!», то эмоции какие-то невероятные, несравнимые ни с чем.

— Варвара Орлова рассказывала мне, что на матчах кричит Диме «Держи». Что обычно вы кричите Саше с трибун?
— Либо «Беги!», либо «Бросай!». У нас и в Вашингтоне, и здесь была трибуна шумной. Я просто не могу болеть молча, у меня каждый раз зашкаливают эмоции. Нервы, седые волосы. Все есть (смеется). Варька обычно кричит не «держи-держи», а «бросай», «пас». Я на самом деле все движения комментирую!

— Как вы реагируете на силовые приемы?
— Если я вижу опасный момент, то я кричу: «Аккуратно!». Еще все зависит от другой команды. У нас в Америке есть принципиальные соперники, которых хочется всегда побеждать, и в таких матчах иногда могу крикнуть: «Давай, бей его!». В Вашингтоне уже все привыкли, что мы с Варей — очень громкие фанаты.

— Есть ли у вас какие-нибудь ритуалы перед матчами?
— Чего-то прям очень странного и особенного у нас нет. По какой-то непонятной причине, когда команда проигрывает и остается мало времени, мы с Варей в конце матча обязательно ставим все сумки на пол. Больше ничего из ритуалов вспомнить не могу.

— Дома с мужем обсуждаете хоккей, неудачные матчи?
— Да, Саша любит поговорить о хоккее. Когда Сашины родители приезжают, они тоже обсуждают матчи, особенно мама. Сейчас больше я с ним общаюсь на тему хоккея. Я всегда говорю свое мнение об игре, хвалю, когда он сыграл хорошо. Когда ты смотришь на хоккей как болельщик с опытом, ты уже не так примитивно оцениваешь, не всегда голы — показатель хорошего матча. Важно, как хоккеист двигается, не выпадает ли он из игры и так далее. Иногда Саша забивает, но весь матч при этом не в игре, я ему говорю об этом. Я и хвалю, и высказываю замечания. Если бы он в каждом матче выкладывался на 100 процентов, то забивал бы еще больше. Но в то же время я прекрасно понимаю, что в таком случае нереально выдержать 82 матча регулярного чемпионата, а потом и плей-офф.

— Как проходит ваш обычный день в Вашингтоне? Насколько вам нравится там?
— Мне там комфортно, я почти все время нахожусь с ребенком. Типичный день: я еду за продуктами, если день игры, то я готовлю Саше, потому что после матча муж ужинает дома. Если нет игры в этот день, то он приезжает после тренировки, и мы куда-нибудь идем погулять в парк или в торговый центр. У нас размеренный и спокойный образ жизни.

— Как вам удается гулять, ведь болельщики, наверное, не дают прохода?
— В выходные из-за этого не ходим в торговый центр. Очень много людей узнают, подходят, просят фото. Саше неудобно отказывать, особенно, когда дети подходят. Если ты сфотографировался с одним человеком, то привлекаешь внимание сразу многих людей. Даже тех, кто сначала тебя не узнал. Это иногда создает дискомфорт. Когда мы опаздываем и ему приходится отказывать, то люди часто не так понимают, думают, что он зазвездился. Но поймите, что всем сложно угодить.

— А как с этим в Москве или той же Братиславе?
— Тоже узнают, поэтому мы всего раз прогулялись по набережной в Братиславе. Там, конечно, тоже его узнали, но мы сели в углу заведения, чтобы не привлекать внимание, быстренько поели и ушли.

«Я буду злым полицейским, а Саша — добрым»

— Как рождение сына изменило вашу жизнь?
— Сейчас уже сложно представить, как мы жили без Сережи. Это непередаваемые эмоции, которые невозможно описать словами. Думаю, все, у кого есть дети, понимают, что это чудо. У него сейчас такой возраст, когда он начинает вставать сам, начал говорить «мама», «папа», «неть». Я сейчас уехала почти на неделю, впервые на такой долгий срок и очень тяжело переживаю разлуку. Мы постоянно на видео-связи, но все равно скучаю. Ребенок — это большое счастье.

— Вы назвали сына в честь погибшего старшего брата Александра. Были сомнения по поводу имени?
— Нет, мне всегда нравились имена Александр и Сергей. Так что, когда мы узнали, что будет мальчик, у нас не было даже лишних разговоров на эту тему, сразу определились с именем.

— На ваших фотографиях, где вы беременны, кажется, что у вас просто гигантский живот. Как вы передвигались?
— На самом деле у меня был очень большой живот (смеется)! Сережа родился 4,100 кг. В последнюю неделю было тяжело, до этого я чувствовала себя хорошо, у меня не было ни токсикоза, ни каких-либо неожиданных предпочтений к еде, как это бывает часто у девушек.

— То есть муж не бегал по ночам в магазин?
— Нет, единственное, на что тянуло в первый месяц — это на ананас, нектарины и клубнику. В конце беременности мы были в Майами, что мне очень помогло, потому что не было жарко, постоянно поддувал ветер. Плюс бассейн помогал, потому что в воде не чувствовалось этой огромной массы, я почти целыми днями не вылезала из воды.

— Как быстро потом пришли в форму?
— Я набрала около 22 килограмм за беременность, хотя я правильно питалась. Просто у меня было многоводие, крупный плод. Когда я приехала домой из роддома, то мне оставалось до моего веса всего шесть килограмм. Оставшийся вес я сбросила за два с половиной месяца, а сейчас я уже меньше вешу, чем было до родов.

— В вопросах воспитания сына с мужем придерживаетесь одного мнения?
— Сейчас пока сложно сказать, потому что Сережа еще совсем маленький. Но я думаю, что я буду злым полицейским, а Саша — добрым. Он будет Сережу баловать. В воспитании, уверена, у нас с ним не будет сильных разногласий, потому что у нас жизненные позиции похожи.

— Новорожденные часто плачут, не дают спать. Было тяжело в первый месяц после рождения?
— На самом деле, нам очень повезло с сыном! В первый месяц он спал замечательно: три часа спит, просыпается, я его переодеваю, кормлю, и он снова три часа спит. У него не было практически коликов, может быть, только пару раз, когда он плакал сильно из-за живота. А потом стало еще лучше по ночам, он засыпал часов в семь, ночью пару раз всего просыпался и спал до шести утра. В этом плане нам было удобно, не было никаких ночных кошмаров, как у многих.

— Когда вы были беременной, вам в инстаграме писали люди, что вы чуть ли не предатели, что решили рожать в Майами. Насколько неприятно такое было читать, учитывая, что Александр — большой патриот России?
— Люди всякое могут писать, очень много злых, которым в принципе важно что-то написать, лишь бы уколоть. Тут уколоть было невозможно, потому что факт в том, что я рожала в Майами из-за того, что Саша сейчас работает в Америке. Он на тот момент по-любому должен был приехать, так как у него начиналась предсезонка. А я хотела, чтобы мой муж был рядом со мной на родах. Я считаю, что это адекватное желание, поэтому мы приняли решение, чтобы Сережа появился там.

— А как вообще реагируете на плохие комментарии?
— Знаете, больше пишут хороших комментариев. У меня адекватные подписчики в инстаграме, оставляют много комплиментов и пожеланий. Если пишут какой-то негатив, то я просто блокирую людей, тем самым делаю им же проще. Если у человека все хорошо, то он не будет к кому-то заходить на страницу и писать гадости. А еще ведь зачастую еще пишут с фейковых аккаунтов.

— Вы сами занимаетесь ведением инстаграма?
— Да. Я себя не позиционирую как блогер, могу выложить фотографию раз в три недели. Понятно, что есть блогеры, у которых такая работа, они должны постоянно выкладывать что-нибудь, это их заработок. Я могу что-то посоветовать своим подписчикам — это то, чем я пользуюсь, что ношу, куда хожу, но я никогда не буду за деньги что-то продавать. Считаю несправедливым рекламировать вещь, которой не пользуюсь. Во всяком случае у меня такая позиция. Но я никого не осуждаю, у каждого свое занятие в жизни. Я редко что-то выставляю, но если какое-то мероприятие или событие, то могу публиковать много сторис. Тогда Саша надо мной смеется, говорит: «О, у тебя сегодня день блогера» (смеется).

«Писали нам, что вот, вы там черную икру едите, а дети голодают»

— В прошлом году важные матчи в борьбе за Кубок Стэнли пришлись на беременность. Удавалось ли не волноваться?
— Конечно, нет! Очень переживала. Мне кажется, невозможно было не волноваться. На подсознании я понимала свое положение и это помогло мне вообще пережить седьмые игры, потому что в голове ты успокаиваешь себя. Но все равно были трясущиеся руки и нервы. Самое сложное — седьмые матчи, не представляю, как это можно было пережить.

— Помните свои первые эмоции после того победного матча в Вегасе?
— Да, когда пересматриваю это видео последних секунд, то до сих пор мурашки и слезы. Самое парадоксальное, что ты пытаешься сейчас вспомнить, но не можешь. Помню все смутно, как будто это было не с нами. Очень много было болельщиков «Вашингтона», зал просто не дышал, и после свистка мы все начали кричать и плакать от радости. Мы были с сестрой, братом Саши Мишей, Варей, мой папа прилетел. Мы все вместе пошли на лед, я была как бегемот на нем (смеется). И, конечно, была огромная радость за Сашу, он этого очень долго ждал. Эмоции лились через край, я и так очень сентиментальная, а тут еще и в положении.

— В России все шутили, что Александр несколько дней с Кубком не расставался. Не ревновали его?
— Нет, там было не каждый день, нам давали его на определенное время. В тот день мы собрались со всеми русскими ребятами из команды: были Орловы, Димины родители, Кузнецовы тоже с родителями были, Сашина мама, брат, то есть у нас была большая компания. Мы сидели с двумя кубками, потом за полчаса до того, как у нас должны были забрать Кубок Стэнли, мы с Сашей сделали милое фото с ним и кубком в кровати, оно облетело весь мир. Это была такая радость за любимого человека. Он так долго мечтал об этом трофее.

— У вас потом было празднование, даже в Москве. Вы не уставали от этих бесконечных встреч и вечеринок?
— Нет, хотя местами было трудно, в те два дня, когда Кубок Стэнли был в Москве, мы расходились спать часов в пять утра. По большей части я все организовывала, должна была все контролировать, но не сказала бы, что я уставала, были приятные эмоции, все близкие рядом. Не могла просто сидеть на вечеринке, хотелось танцевать. У нас там выступали наши друзья — и Мот, и Ираклий, и другие. Наверное, мои танцы с виду смотрелись забавно.

— Чья была идея съесть из Кубка Стэнли черную икру?
— Даже не помню, чья конкретно. Подумали, что должно быть что-то русское, а черная икра — это абсолютно русская история. Писали нам, что вот, вы там черную икру едите, а дети голодают. Слушайте, мой муж пашет, кровью и потом зарабатывает, ни у кого деньги не крадет, а получает официально за свой колоссальный труд, так что он может распоряжаться ими как хочет. Саша многое делает для детей и детских домов, просто он об этом не говорит, так как он это делает не для похвалы. Могу рассказать историю, благодаря которой я поняла, кто такой Саша и в чем заключается его позиция. Мы обручились, я была в Вашингтоне, у нас есть карточка, на которой счета за телефон и прочее. Я настроила СМС-уведомления о списании средств. Как-то собираюсь на игру и тут мне приходит сообщение о снятии 40 тысяч долларов. Я не могу понять, думала, что украли, в испуге звоню финансисту, говорю: «Можете, пожалуйста, проверить, что за списание средств?». Он мне перезвонил и сказал, что Саша на протяжении 12 лет покупает восемь билетов на каждую домашнюю игру «Вашингтона» больным детям и детишкам из малоимущих семей. После матча я спросила Сашу, почему он мне об этом не говорил, а он сказал мне: «А зачем?». Такая у него позиция, он не говорит, а делает. И я считаю, что намного важнее делать, чем просто говорить.

«Мы с Сашей хотим много детей»

— Александр — звезда мирового уровня. Как долго вы привыкали к повышенному вниманию?
— Если честно, когда я была маленькая, достаточно большое внимание было приковано к моей маме, ее узнавали на всяких фестивалях, в ресторанах, поэтому для меня это не было чем-то совершенно новым. Но некоторые моменты, особенно, когда пишут в прессе всякую ложь про нас с Сашей, задевают. Меня это злит. Саша к этому уже привык и говорит не обращать внимания, но я правдоруб, не могу не высказываться, когда люди откровенно придумывают и врут. Но я не сказала бы, что про нас пишут много негатива, мужа уважают, и мы не та пара, которую нужно в негативном свете выставлять.

— У Саши тысячи поклонниц по всему миру, как вам удается не ревновать его?
— Он не дает повода! А я уверена в себе. Ни разу не было такого, чтобы я ревновала. В этом плане у нас полное доверие друг к другу.

— Случаются ли у вас ссоры? Кто обычно первым идет на примирение?
— У нас случаются ссоры, у меня сложный характер, я — скорпион в год петуха. Саша более спокойный, если у нас ссора, то он молчит, а потом говорит мне: «Я жду, когда ты успокоишься, позже все обсудим». У меня на самом деле так: я вспыльчивая, но отходчивая. В момент, когда ко мне приходит какой-то псих, я рву и мечу, но проходит время и я готова мириться. Конечно, зависит от ситуации, если что-то серьезное, то я могу и подольше позлиться. Но нам просто в отношениях, потому что я — огонь, а он — лед (смеется).

— Не было таких серьезных ссор, что чуть ли не до расставания доходило?
— Сложных ситуаций у нас не было. Мне кажется, когда мы начали встречаться, я сразу поняла, что это отец моих будущих детей, а он понял, что я мать его будущих детей. Как-то так мы и пришли к тому, что сейчас у нас есть наше маленькое чудо!

— Задумываетесь о братике или сестренке для Сережи?
— Да, я выросла в большой семье, у меня двое старших сестер, у Саши тоже много родных. Понимаю для себя, насколько дороги мне сестры, благодарю родителей за такую большую и дружную семью. У нас очень много семейных традиций, в том числе собираться всем вместе на праздники или полететь куда-нибудь большой компанией на отдых. Мы с Сашей хотим много детей.

— Саша играет под восьмым номером, Сережа родился восемнадцатого числа, и дата свадьбы была восьмого. Совпадение?
— Дату свадьбы мы специально так подбирали, а с ребенком я поехала в госпиталь 17 августа в три часа дня, но схватки продлились до следующего дня, родила только в девять утра. В ночь с 17 на 18 августа сестра прилетела из Москвы и говорит: «Вы видели сегодняшнюю дату? 18.08.18». Я даже не знала, какой день. Так не угадаешь. Сережа — молодец, решил подождать!

— Вы работали моделью. Хотели бы вернуться к работе?
— Я больше делала это для себя, а не ради заработка. У меня было много съемок, в том числе для журналов, но я не состояла ни в одном модельном агентстве. Мне просто это нравилось и сейчас нравится. Если мне симпатичен какой-нибудь проект, я с удовольствием принимаю участие в съемках.

— Саша не просит больше домом заниматься?
— У нас такого нет. Я делаю то, что мне нравится. Конечно, важно, чтобы жена была с мужем, но не надо забывать и о саморазвитии. Сейчас я более-менее пришла в форму, у меня много планов.

— В какой сфере?
— Пока не буду говорить, но я хочу создать кое-какую продукцию, плюс в Америке я хочу попробовать некоторые маленькие проекты.

— В Вашингтоне есть простор для развития?
— Там нет, но рядом есть Нью-Йорк. По тем сферам, которые мне интересны, мне ближе Нью-Йорк. Я не говорю, что я буду каждый день туда ездить, просто, когда будут любопытные предложения, я планирую заниматься тем, что приносит мне удовольствие. Так что у меня есть время, чтобы найти свою сферу.

— Вы очень красиво одеваетесь. Даете советы по стилю Александру?
— Конечно! Я сама ему покупаю почти все вещи, также костюмы я ему вешаю на игры, так что его луками занимаюсь я.

— Чья была идея прически Александра на встрече с Трампом?
— После душа он всегда зачесывает мокрые волосы назад, мне нравится очень! И я предложила ему попробовать так пойти на эту встречу. Он мне прислал фотку, и я говорю: «Вроде здорово, иди так». Ну и пошел. Просто никто не ожидал такой прически.

(Getty Images)
Getty Images

Блиц-опрос:

— Какое любимое блюдо мужа в вашем исполнении?
— Биточки с сыром в сливочном грибном соусе.

— Какой ваш любимый отдых?
— Италия, в Тоскане. И Мальдивы.

— Какие лучшие качества в характере Александра?
— Доброта, искренность, целеустремленность и уверенность в себе.

— Есть ли негативные черты, которые вам не нравятся в муже?
— Нет, нет ничего, что я бы хотела в нем исправить. Он очень хороший.

— Какой видите свою жизнь через 20 лет?
— Думаю, у нас помимо Сережи будет пара детишек, и мы будем путешествовать по миру. Хочу показать мужу и детям Африку, считаю, что одно из лучших мест на земле. Может, будем жить в домике где-нибудь в Италии, но не на постоянной основе, а просто отдых.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене