Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13

«Панарин — ленивый, по-английски двух слов связать не может». Самая незаметная звезда сборной России

Первое большое интервью Владислава Гаврикова после отъезда в «Коламбус» — о дебюте в плей-офф НХЛ и третьем чемпионате мира в карьере.

ХоккейЧемпионат мира по хоккею
19 мая 2019, Воскресенье, 12:00
photo.khl.ru

Владислав Гавриков прибыл в расположение сборной после вылета «Коламбуса» от «Бостона» во втором раунде Кубка Стэнли. 23-летний защитник, выигравший в прошлом году Олимпиаду, сразу по окончании сезона для СКА отправился в НХЛ и даже получил шанс сыграть в плей-офф. В интервью Sport24 Гавриков рассказал, как его встретили в «Блю Джекетс», каково дебютировать в НХЛ в разгар плей-офф и чего он ждет от чемпионата мира в Словакии.

«Переживал из-за перелета и суматохи с вещами»

— У вас третий подряд чемпионат мира в карьере. Почти что ветеран сборной России?
— Не ощущаю себя таким совершенно. У нас тут очень много опытных ребят, кто повидал поболее. Поэтому мне наоборот все интересно, каждый раз как будто в первый, все новое.

— Как быстро успели осознать, что вы в сборной?
— Осознал только когда переоделся на первую игру, а так все время был в дороге и не до конца понимал как все будет, успею ли на матч. Приехал и сразу на игру.

— Джетлаг мучал?
— Сейчас уже перестроился, но первые пару дней было тяжело, спать хотелось, да и общее состояние было не очень. В Америке была ночь, у нас день, организм немножко не понимал.

— В какой-то момент накрыло сильно? Может, в игре с Австрией?
— Определенного момента не было, просто общее состояние было каким-то непонятным. Переезд, перелет, суматоха с вещами. Только из-за этого сильно переживал, а на следующий день чувствовал себя намного лучше. К Австрии был полностью готов.

(РИА Новости)
РИА Новости

— В этом году в сборной собралась дрим-тим. Это добавляет ответственности?
— Перед нами всегда стоят самые высокие задачи, мы должны побеждать. Понятное дело, что сейчас подъехало много ребят из НХЛ. Задачи прежние, но ожидания большие у болельщиков. У нас к себе высокие требования.

— Понимаете, что серебра уже не простят?
— Уверен, что болельщики всегда поддержат. Могут не понять, но думать об этом сейчас даже не хочу. Мы будем прибавлять и показывать хороший хоккей.

«Мы с Бобом тоже Панарина подкалываем»

— Для вас последний месяц получился супернасыщенным. У вас у самого укладывается в голове, что столько событий произошло?
— Оглядываясь назад, сложно представить, что успел везде побывать, все посмотреть. В первую очередь, интересный опыт, который мне в будущем пригодится.

— Как вас приняли в Коламбусе журналисты, партнеры, руководство?
— Все было прекрасно, все понравилось. С самой встречи в аэропорту в день приезда и до последнего интервью с журналистами по окончании сезона. Не говоря уже про команду. Когда я только пришел, ребята все улыбались, приветствовали, говорили, что если мне нужна помощь, обращаться к ним. Естественно, приятно было приехать в такую атмосферу. Плюс я понимал, что у них идет плей-офф, они впервые прошли первый круг, и в клубе очень серьезная подготовка идет. Но несмотря на это, ребята общались за обедом, все что-то рассказывали.

— Ваша жена сразу же стала общаться с Алисой Знарок и Ольгой Бобровской. Вы тоже с русскими быстро нашли общий язык?
— Девчонки всегда были вместе, они сдружились и сейчас общаются. Я Панарина знал до этого, мы вместе на чемпионате мира в Кельне играли. Серегу Бобровского тоже знал, но не так близко. За это время мы поближе познакомились, вместе ходили на ужины, они нас в гости приглашали. Приятная и теплая была атмосфера, всегда было о чем поговорить, классные ребята.

— Панарин постоянно подкалывает всех?
— Мы с Бобом тоже его подкалываем, не только же ему одному. Все друг друга подкалываем, так интереснее, когда есть шутки. Это поднимает настроение.

— Почему 44-й номер?
— Четвертый был занят, поэтому у меня две четверки.

— Как вам игралось в паре с Давидом Саваром? С кем из русских его можете сравнить?
— Сравнивать ни с кем не буду. Он тоже хороший защитник, самоотверженный, много шайб на себя ловит, помогал мне, подсказывал, как и в каких ситуациях лучше сыграть. Хороший игрок.

— Когда вы узнали, что сыграете с «Бостоном»? Были ли шокированы новостью?
— За день до игры по приезду в Бостон ко мне подошел главный тренер Торторелла и сказал, что я возможно буду играть, так как они хотят заявить 11 нападающих и семь защитников. Но он сказал, что не знает, как это будет выглядеть. Тренер сказал: «Готовься». Я сразу стал спрашивать у ребят, у Панары с Бобом, возможно ли вообще в НХЛ сыграть в 11 форвардов и семь защитников. Мне сказали: «Посмотрим, в любом случае готовься, раз сказали». Я с этим переспал, с утра когда пришел на раскатку, тренер по защитникам подошел ко мне и сказал: «Готовься, мы тебя надеваем седьмым защитником, а там посмотрим, как получится». В итоге я через 15 секунд после начала игры вышел на первую смену.

— Коленки перед выходом на лед тряслись?
— Я приехал, наверное, в самое лучшее время для хоккея — это плей-офф, можно прочувствовать всю атмосферу, понять, что это такое, как оно изнутри у болельщиков и хоккеистов. Был взволнован, первая игра же. Когда шайба упала, я уже был спокоен. Тренер сказал: «Готовьтесь, вы идете следующими». Я сразу включился и даже не было времени о чем-то волноваться.

— На мой взгляд, вы сыграли здорово в первом матче, но в третьем периоде при вас забили два гола.
— Проиграли, и при мне пропустили две шайбы. Это не самое лучшее начало. Но вряд ли я что-то мог изменить в концовке. Всегда после матча анализируешь свою игру, думаешь, как лучше сыграть. Всегда можно лучше, но иногда в моменте, когда надо по щелчку принимать решение, не всегда все получается. Это был мой первый опыт, в принципе чувствовал себя комфортно.

— В Америке действительно скорости намного выше?
— Они выше из-за того, что площадка меньше. Места меньше, соответственно кажется, что все быстрее бегут. Хорошая команда КХЛ и у нас показывают такие скорости. Единственный момент это площадка. Понятно, что в плей-офф немного другая игра, в Америке стараются играть попроще, все эти забросы за спину, от этого, конечно, защитники соперника бегут быстрее в свою зону. Плюс больше физического контакта из-за того, что пространства меньше и времени на принятие решения меньше.

«Я как губка каждый день впитывал все в «Коламбусе»

— Вы подписали контракт, когда «Коламбус» выносил «Тампу». Наверняка сами не ожидали такого исхода событий?
— Да, каждое утро, просыпаясь, смотрел счета и был в приятном шоке.

— Когда вы приехали, Джон Торторелла сказал: «Насколько я понимаю, Гавриков — очень хороший хоккеист. Я не знаю, что будет дальше». Я бы немного обиделась и напряглась на вашем месте.
— Ничего страшного для меня не было. Я понимал, что команда прошла первый раунд, выиграв со счетом 4-0, а я здесь новый человек и мне еще предстоит на тренировках показать себя. Сам Торторелла подходил ко мне и говорил: «Готовься, когда придет твое время, мы тебя поставим». Поэтому я даже особо не переживал.

(Getty Images)
Getty Images

— Говорят, что Джон Торторелла достаточно своеобразный тренер, может и наорать просто так. Так ли это?
— Я не так много времени в команде, чтобы какие-то нюансы знать. Но скажу так, он требовательный. Никому не нравятся, когда не делают то, что ты просишь. Из-за этого может и накричать. Но я считаю, что все по делу.

— К защитникам в «Коламбусе» строгие требования?
— Ты должен делать все, что говорят тренеры, иначе не имеет смысла играть. Не будешь выполнять требования, не будешь выходить.

— В Америке все восхищались вашим английским, я вот не помню ни одного русского игрока, который бы приехал в США с таким отличным языком.
— Были кое-какие знания со школы, правда, английский был не основным языком, начал учить только с седьмого класса, но какую-то базу заложил. Потом уже совершенствовался в поездках. Два раза по месяцу жили в Америке, я на сборах был, так что разговорный язык закрепился. Плюс жена Настя хорошо говорит по-английски, она в каких-то моментах помогает.

— Вы же в последние годы очень много общались со скаутами «Коламбуса» в Питере и все на английском?
— Да-да, с ними на английском. Один европейский скаут «Джекетс» живет в Финляндии, ему на поезде три часа до Петербурга. Так что он довольно часто приезжал. Когда я был в сборной, скауты часто приезжали. Они сначала спрашивали, что я думаю об игре, потом высказывали свое мнение, говорили, что хорошо, что плохо, в чем можно еще добавить. В принципе спрашивали как в целом дела, пару раз на ужине в ресторанах пересекались. И про Питер говорили, и на общие темы.

— Ник Фолиньо говорят, зажигает в раздевалке «Коламбуса»?
— Да, он главный заводила. Есть пара ребят, которые постоянно шутят и громче всех себя ведут в раздевалке. Мне было интересно наблюдать со стороны за ребятами, Ник ведет за собой всех.

— В раздевалке вообще много шуток и подколов?
— Да, конечно, все есть. Я еще не все шутки понимаю из-за сленга, есть много слов, которые не знаю, но в целом разговоры понимаю, стараюсь включиться, понимаю юмор.

— В стороне не держались?
— Нет. Мне интересно обо всем узнать, послушать, что ребята говорят. Я как губка каждый день впитывал все, что они говорили. Старался быть в теме и не отставать ни от кого.

— Ужин новичка пройдет уже в следующем сезоне?
— Да, получается, что в следующем.

«Панарин — ленивый»

— У Панарина все плохо с английским или он лукавит?
— Да он вообще не разговаривает. Ха-ха. Не может двух слов связать, он ленивый. Ха-ха. Панарин говорил, что это еще из-за того, что у него в командах всегда были русские ребята, если никого бы не было, то быстрее можно выучить язык. А так в ресторане, если что, он может заказать еду. Не все так плохо, как кажется. Но сам говорит, что с английским ему тяжеловато, хочет за лето подтягивать.

— Действительно ли Бобровский суперхоккейный человек, который тренируется круглыми сутками?
— Да, он очень много тренируется. Немного было раз, когда я приходил, а его еще на арене не было. Обычно он в зале занимался, когда я только приезжал. После тренировок также оставался. Есть чему у него поучиться. Но надо понимать, есть специфика вратарских упражнений. У полевых игроков подготовка сильно отличается.

— Вам не грустно, что на следующий сезон, похоже, в «Блю Джекетс» не останется русских кроме вас?
— Ничего страшного. Туда ты едешь за хоккеем, а не за общением. Если общение есть, то хорошо, но это не главное.

— Когда только приехали в «Коламбус» было ли какое-то понимание, будете играть или нет?
— Мне говорили, чтобы я был готов, чтобы тренировался. Они рассчитывали, что я сыграю. Буквально через пару дней, когда уладили все дела с документами, мне позвонил генеральный менеджер, чтобы я искал лед и держал себя в форме. В принципе я это понимал, и поэтому в Питере катался и занимался в зале все время, пока виза и контракт готовились.

— В паузу вы уехали с женой в Нью-Йорк и были там, когда вся команда уже в Бостон улетела. Как так?
— У меня был вопрос с канадской визой. Мы не знали, с кем будем играть во втором раунде: с «Торонто» или «Бостоном». Канадской визы не было, поэтому мы с Настей поехали в Нью-Йорк, отдали паспорта, нас задержали на сутки, что-то сразу не получилось. Там сложно было найти лед, даже думаю невозможно для меня, но я тренировался в зале.

(instagram.com/nastyagavrikova_)
instagram.com/nastyagavrikova_

«После вылета СКА сразу позвонили из «Коламбуса»

— Про ваш отъезд из СКА. Гусев планировал свой отъезд заранее, вы же в последний момент решили поступить так же?
— Невозможно это предугадать, ты выходишь на игру, чтобы победить и хочешь бороться за кубок. В мыслях не было о том, что я могу уехать. Потом уже, когда мы проиграли ЦСКА, на следующий день мне позвонили из «Коламбуса» и спросили, готов ли я прилететь, как я физически и морально себя чувствую.

— Вы сразу согласились?
— Естественно. Сказал, что если на меня рассчитывают и хотят, чтобы я играл, то согласен.

— Вы с Гусевым обсуждали как-то эту ситуацию? Он так и не сыграл в НХЛ.
— Мы с ним практически все время были на связи. Он прилетел в Америку чуть раньше, поэтому я интересовался бытовыми моментами, документацией, как все быстро оформляется. По поводу игры Никита сам не знал, будет играть или нет, был в такой же ситуации, как и я. Мне обещали, но я понимал, что могу и не выйти на лед. Он, как и я, тренировался, готовился, надеялся, что сыграет.

— Гусева круто встретили в Вегасе, на тренировке были болельщики с его баннерами. Как у вас все прошло?
— Приняли хорошо, писали: «Добро пожаловать в «Коламбус» и все такое. На улице не с первых дней узнавали, но потом подходили, желали удачи. У нас была открытая тренировка перед вторым раундом, на нее пришло очень много народу. Я на тренировках даже не привык к такому вниманию. Не знаю, сколько человек было, в районе 12-15 тысяч. Сейчас уже цифру не вспомню. У меня был такой же вопрос, как у нашего главного тренера: почему никто не работает? Это было утро понедельника, по идее все должны быть в офисах, а пришло столько народу. Это было безумно приятно. И просто даже в такой атмосфере тренироваться было круто.

— Нервно из-за такого внимания?
— Нет, наоборот, приятно. Выходишь на тренировку как обычно, при этом пришли болельщики, поддерживали, постоянно кричали, когда что-то красивое на льду происходило.

— Как вообще оцените свой сезон? В чем прибавили?
— Всегда хочется чуть больше. Набрал побольше очков, но это из-за того, что стал больше играть, выходил в большинстве. А так хочется стремиться к лучшему.

— Как вам играть в большинстве, в прошлом вы в основном в меньшинстве выходили?
— В меньшинстве я всегда играю, готов играть там всегда. В большинстве не так часто выхожу. Понимаю, что сейчас в сборной и в «Коламбусе» точно играть не буду, поэтому настраивал себя на меньшинство.

— Вы с Хафизуллиным играли в сезоне, в сборной периодически выходите в одной паре. Понимаете друг друга с полуслова?
— В сборной мы играем все со всеми, тут нет никакой проблемы, если первый раз в паре выходишь, все тут игроки очень высокого уровня: могут отдать пас, видят поле, понимают партнера. С Динаром в СКА долгое время играли, нет никаких проблем, замечательный игрок.

(Неелов Ярослав, Кузьмин Юрий photo.khl.ru)
Неелов Ярослав, Кузьмин Юрий photo.khl.ru

«От «Калинки — малинки» не устал»

— Нестеров сейчас давал интервью — сказал, что с Италией можно было сыграть в футбол, потому что это интереснее.
— Я не знаю, как они играют в футбол — я имею в виду хоккеистов, но можно и в футбол сыграть. Почему нет? Но то, что они попали на чемпионат мира — заслуживает уважения. Они вышли из второго дивизиона. Значит, у них все равно хорошая команда. Понятное дело, что им пока тяжело с нами на равных играть весь матч. Могут только короткие отрезки. Но для них это все равно опыт. И они за счет этого опыта добавят.

— Как себя мотивировать в таких матчах на условный третий период, когда ты прекрасно понимаешь, что игра сделана, но не бросать же играть?
— Не всегда получается так, что игра сделана после первого периода. Потому что может быть пара неудачных отскоков, потеряется уверенность, и соперник, наоборот, на кураже будет играть. Поэтому все равно нужно до конца доводить такие матчи. И при этом опять же — нужно нарабатывать какие-то командные вещи, которые в дальнейшем пригодятся. Имеются в виду большинство, взаимодействие.

— Разве можно что-то наработать с таким соперником, как Италия?
— Всегда можно что-то натренировать. В любой игре. Как минимум у ребят появляется уверенность. Это раз. Второе — тренеры могут посмотреть сочетания игроков. Постоянно что-то меняли, искали. Это для них тоже пища для размышлений.

— Ждете ли вы матча со Швецией? И насколько важно выиграть группу? Принципиальный момент?
— У нас еще одна игра до них. И у Латвии хорошая команда, у швейцарцев — очень достойная. Шведы, понятно, сильны, важно их победить, но нам важно выиграть все матчи. И не важно, кто будет соперником.

— Как планируете провести лето? Где будете готовиться к сезону?
— Если честно, пока даже не задумывался. Потому что у меня будет другая подготовка. Надо будет посоветоваться с ребятами из НХЛ, узнать, кто как готовился. А там уже будет видно.

— Поедете ли в лагерь новичков?
— Нет-нет. Мне сказали, что не нужно.

— Сколько времени дадите себе на отпуск?
— Месяц — в принципе. Но все равно ты никогда не лежишь просто без дела. Всегда можно пойти поиграть в теннис, в футбол, в волейбол, в бадминтон или что-нибудь такое, чтобы подвигаться. Лежать месяц и вообще ничего не делать — такой отпуск не для меня. Можно и пробежаться, сходить в зал. Я не считаю это супернагрузкой.

— А вы ощущаете здесь в Братиславе большое внимание к сборной? Со стороны болельщиков, например, фотографов.
— Фотографы — нет, болельщики — да, конечно. Русские подходят, фотографируются — у отеля нас постоянно ждут люди, так же и на арене. Атмосфера чемпионата чувствуется.

— Если сравнивать с прошлыми двумя чемпионатами мира по обстановке и атмосфере?
— Все примерно одинаково. Интересно видеть большой колорит болельщиков в разных майках. Начиная от Италии и Австрии, заканчивая Чехией, Россией, Швецией. Болельщики отдыхают, веселятся, болеют.

— Не устали еще от «Калинки — малинки», которая каждый год играет после каждого гола?
— Не знаю. Это же все равно такая русская песня, которую болельщикам, живущим в Европе, должно быть по кайфу слышать, когда мы забиваем гол.

C 1993 года генеральным спонсором хоккейных чемпионатов мира выступает компания ŠKODA

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене