Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13

«Думал заканчивать карьеру после 20 матчей без голов». Самый молодой игрок звездной сборной России

Большое интервью Михаила Сергачева — о первом чемпионате мира в карьере, провале «Тампы», судействе и жизни в Америке.

Руско Елена photo.khl.ru

Защитник «Тампы» Михаил Сергачев — самый молодой игрок нынешней звездной сборной России. Однако изначально по кандидатуре Сергачева не было сомнений. Михаил второй сезон подряд успешно выступает в НХЛ и является одним из сильнейших русских оборонцев за океаном. В интервью Sport24 Михаил рассказал, как в 20 лет дорос до национальной команды, чего ждет от первого в карьере взрослого чемпионата мира, почему «Молнии» проиграли в первом раунде Кубка Стэнли и как ему живется в Америке.

«В сборной России нет таких звезд, которые ведут себя некрасиво»

— Вы впервые в составе сборной России. Как ощущения?
— Классно тут все. И организация, и ребята. Интересно, партнеры помогают, если спрашиваю. Обстановка в сборной рабочая. Мы дважды проиграли на Чешских играх, но это из колеи не выбило, мы знали, что будет процесс становления и сплачивания команды. Ребятам нужно привыкнуть к своим ролям, потому что не все четыре звена могут играть в атаке, кто-то должен и за оборону отвечать. Нам нужно время, но к чемпионату мира уже будем полностью готовы.

— Ваша роль поменялась в сборной по сравнению с тем, что в «Тампе»?
— Нет, в принципе все то же самое. Только играю больше, тренеры доверяют больше, может, просто проверяют. Вроде бы в первых матчах мы с Нестеровым неплохо выглядели. Нужно привыкать к команде, кто куда бежит, как открывается.

— Голова не кружится от количества звездных партнеров или в «Тампе» покруче?
— Да, конечно, не кружится, я уже два года в НХЛ играю. Против всех этих ребят играл. Кого-то раньше лично не знал, но сейчас познакомились. Все классные, здесь нет таких звезд, которые ведут себя надменно, некрасиво.

— Организация в сборной отличается от «Тампы»?
— Нет. Здесь очень много персонала, массажистов, менеджеров по экипировке, точильщиков. Все на высшем уровне. Главное, что со всеми можно легко найти общий язык.

— Вы хоть немного удивились вызову в сборную или понимали, что являетесь железным кандидатом?
— Я не знал, что являюсь железным кандидатом и вызова не ждал. Просто играли в плей-офф, потом позвонили из сборной. Для меня это большая честь. Не знаю, стал ли звонок именно сюрпризом, но я не ожидал.

— На тренировке вы уходили со льда последним с парой игроков. В «Тампе» вы так же делаете?
— Да. Во-первых, я молодой, должен собирать шайбы, а во-вторых, мы с Кучем и Васей (Кучеровым и Василевским. — Sport24) любим оставаться до последнего и используем все время, чтобы поработать над какими-то маленькими вещами, передачами, бросками.

— В 20 лет вы один из ведущих защитников сборной России. Пять лет назад могли бы в такое поверить?
— Когда мне было 15 лет, я был в Казани, переходил в МХЛ. Тогда даже представления не было. Понимал, конечно, что могу расти, но не представлял, что в 20 лет буду выступать в НХЛ и за национальную сборную.

— Когда случился переломный момент? После прошлого сезона?
— Намного раньше. Сразу после первого сезона в юниорской лиге Канады, когда меня задрафтовали.

— Мы с вами как-то говорили о том, на кого вы равнялись в юности, теперь вы в одной команде с этим человеком. Лучше быть с Овечкиным партнерами или оппонентами?
— Ну естественно ты хочешь, чтобы у тебя в команде был такой игрок, как Саша. С таким броском, мышлением и опытом он уже, можно сказать, легенда. Здорово иметь такого лидера в сборной.

— В жизни он простой?
— Да, как я и говорил, со всеми легко найти общий язык. Мы ходим на ужины, постоянно проводим время вместе.

— Слышала, что Нестеров — очень разговорчивый защитник. Вам это нравится? Удобно ли с ним в паре?
— Да, с Никитой нравится. Он довольно опытный защитник, успел и в НХЛ поиграть, и в КХЛ кубок взял, и Олимпиаду выиграл. Никита лучше меня понимает, как надо играть на больших площадках, я немного отвык за время в Америке. Мы на льду стараемся общаться и помогать друг другу. Работать как пара, а не каждый сам за себя.

— Брэйдон Коберн из «Тампы» не такой?
— Ну, Коби, конечно, больше на оборону заряжен. Хотя в этом году побежал в атаку, часто подключался и бегал впереди меня. В принципе, все как с Никитой, только Коби чуть больше и старше. Но, думаю, Нестеров посильнее в атаке.

— Купер в прошлом сезоне говорил, что хотел, чтобы вы больше сосредоточились на обороне. В этом году что-то изменилось?
— Обязанности были другие по сравнению с первым сезоном. В этом году у меня был учебный сезон, я больше играл, больше играл в обороне на вбрасываниях, в меньшинстве иногда выходил. В этом аспекте игры, считаю, я немного прибавил.

— В сезоне вы еще играли с Хедманом. Расскажите, каково это — играть с одним из лучших защитников современности? Очень легко и просто?
— Не сказать, что легко. Ты играешь в первой паре против лучших нападающих лиги. Когда играешь с таким защитником, то когда принимаешь шайбу, все время ищешь его, хочешь ему отдать, потому что он в полном порядке. Нужно уметь сохранять баланс, использовать свои сильные качества, а когда партнер в лучшей позиции, то отдавать ему. Хедман и в атаке, и в обороне хорош. Ну, он лошадь, и там, и там бегает. Один раз на меня выбежали «два в один», Хеди был в зоне соперника, сумел догнать человека, отнял шайбу, начал атаку. А я вообще ничего не сделал. С ним интересно играть!

(Getty Images)
Getty Images

«Мы думали, что уже минимум в финале Кубка Стэнли»

— Со здоровым Хедманом вы бы прошли «Коламбус»?
— Тяжело сказать. Конечно, Хеди — это огромная часть нашей команды. Если он вышел в первых двух матчах, значит был здоров. Так что не могу ничего сказать по этому поводу. Он очень много матчей для нас выиграл, набирал по 3-4 очка.

— Говорят, что в будущем вы можете заменить Виктора. Лестно такое слышать?
— Репортеры много что говорят. Если всех слушать, то голова кругом пойдет. Говорят, что на следующий год могу стать легендой, но это же не так. Я стараюсь на этом не фокусироваться, а просто работаю.

— Тяжело ли пережили поражение «Тампы»?
— Конечно, было неприятно, тем более с такой командой и в такой сезон. Ожиданий было очень много. Но, считаю, что если мы проиграли, значит не заслуживали того, чтобы пройти дальше. Значит, надо заслужить.

(Getty Images)
Getty Images

— Со стороны вообще было непонятно, что происходит с «Тампой». Даже после 0-3 казалось, что это сон. У вас в команде какие мысли были по ходу серии?
— Все были в шоке. Как я и сказал, ожидание и реальность не совпали. Мы думали, что уже минимум в финале Кубка Стэнли. Немножко вперед себя забежали и, мне кажется, поэтому проиграли.

— Мне показалось, что дисквалификация Кучерова стала одним из ключевых моментов.
— Куч набрал половину очков всей «Тампы». Мы голов 300 забили (319. — Sport24), а он 128 очков набрал. Он наш лидер, без него было тяжеловато. Но наша команда тем хороша, что очень много ребят может играть и в первом, и во втором, и в третьем, и в четвертом звеньях. Кучерова заменить нельзя, но на его месте сыграли неплохо.

— Уход Стива Айзермана в начале сезона с поста генерального менеджера мог повлиять на результат?
— Нет, конечно, нет. Жюльен (Брисбуа. — Sport24) работал со Стивом восемь лет, он был его правой рукой, видел, как все происходит в команде. Айзерман давал ему много советов и помогал во всем. Думаю, у нас сейчас очень хороший генеральный менеджер и у него большое будущее.

— Все игроки наперебой рассказывали, что получали ценные советы от Айзермана. С вами лично он не говорил?
— Я общался с ним раза четыре за полтора года. Он редко заходил в раздевалку. Стив сам играл и понимал, что генеральному менеджеру не нужно там часто появляться, потому что некоторых молодых ребят трясет: разные вопросы, контракты. Когда видишь генменеджера в раздевалке, значит думаешь, что все плохо. Поэтому он нечасто появлялся. Когда Айзерман приходил, то разговаривал с ребятами, давал советы и уходил.

— В составе «Тампы» нет игроков, которые завоевывали Кубок Стэнли. Может, в этом есть проблема?
— Само собой опыт нужен, у нас много ребят, которые до финала доходили и до седьмых матчей. Как я думаю, тут вопрос только в том, заслужил ли ты, переиграл ли ты соперника и все. В плей-офф не бывает, как в регулярном чемпионате, где Вася может вытащить нам игру. Здесь команды немного по-другому играют, если ты не будешь думать об обороне, то тебя будут наказывать. Да вообще много факторов. Мы обидно проиграли первый матч, «Коламбус» поймал уверенность в себе. Если бы так не случилось, все могло быть по-другому. Хотя зачем об этом рассуждать, все уже закончилось…

«Думал: «Как так? Надо заканчивать»

— По ходу сезона вы были оштрафован почти на 2,5 тыс долларов за удар клюшкой защитника «Баффало» Юхана Ларссона. Штраф — это вообще очень неприятная штука или заплатили и забыли?
— Было не очень приятно, но славу богу я не пропустил из-за этого матчи. Обидно, что так получилось, я не собирался его бить по лицу. Но, к счастью, у человека, которого я ударил, все нормально.

— Был у вас еще один неприятный момент в сезоне: установили антирекорд клуба по показателю полезности (-6) с «Аризоной». Очень неприятный момент или быстро забыли о нем?
— На самом деле, было ужасно. Я начал сезон нормально, очки набирал, а потом вышел на матч и при каждом голе в наши ворота я был на льду. Хотя виноват я был, по-моему, только в одном. Пришел в отель и просто поверить не мог, что со мной случилось. Но в тот момент ребята подбодрили, потому что у многих такое было, у Хедмана было «-5» как-то. Мы болтали, и я, вроде бы, успокоился. Но, конечно, этот матч временно съел мою уверенность в себе.

— Как потом возвращали уверенность?
— Пытался как-то в играх поспокойнее быть, не переживать, что что-то идет не по плану. Плюс старался больше бросать, играть попроще, от обороны.

— Вы забили только в 40-м матче. Для вас, как для защитника, это было важно?
— Конечно, важно. Я позиционирую себя как двусторонний защитник. У меня было мало очков, пока вся команда забивала по шесть-семь голов, сильно нервничал из-за этого. Я понимал, что у меня другие обязанности, но все-таки я старался и забить. Заброшенные шайбы тоже придают уверенности, ты понимаешь, что что-то можешь. А здесь я 40 матчей… Я на 20-й игре уже думал: «Как так? Надо заканчивать». Вроде работаю над броском, делаю все что нужно, а на игру выхожу, получаю стопроцентный момент, а вратарь ловушку ставит. Было обидно.

«Корней в Тампе пока не пустил»

— Как вам жизнь в Тампе?
— Там все спокойно. Классно, тепло, ничего необычного нет. Город хороший, люди добрые, фанаты вежливые. В отличие от Монреаля, где спокойно нигде нельзя было пройти, везде останавливают, просят сфотографироваться. В Тампе если узнают, то ничего не говорят, понимают, что человек занят, уважают личное пространство.

— Жара в Тампе не достала?
— Вроде бы нет. Ближе к лету становится слишком жарко, +40.

— Чувствуете ли вы себя там как дома? Собираетесь ли покупать там жилье?
— Дай бог у меня будет долгосрочный контракт. Нужно будет его заработать, тогда уже можно будет думать о домах и обо всем остальном. Пока я снимаю квартиру, никаких корней еще не пустил.

— Следующий сезон у вас последний перед подписанием контракта. Нервозности добавляет этот факт?
— На самом деле нет. Это больше как мотивация для меня, показать, что я чего-то стою и достоин. Лучше об этом вообще не думать. Если начнешь думать: «Блин, я сейчас не забью, я не подпишусь», то начнутся реальные проблемы. Нужно просто выходить делать свою любимую работу, получать от этого удовольствие.

— Ваша девушка жила с вами весь сезон. Не скучала в Америке?
— Да нет, ей не было скучно, она ходила на уроки английского, испанского, на йогу. В общем, занималась собой. Болела на матчах. Мы вместе гуляли, отдыхали. Кому не понравится жить во Флориде, правильно? Само собой она хотела в Россию, до этого никогда не жила за границей так долго, но это тоже хорошо, новый опыт.

— У вас с девушкой еще очень красивая кошка. С вами все время путешествует?
— Нет, она никуда не ездит, все время в Тампе. С ней перелеты — это ад. Она постоянно орет, волнуется. Когда девушка летела в Америку, скидывала аудиозаписи, это был тихий ужас. Обратно как-то поспокойнее себя вела.

— Вы с Кучеровым и Василевским много общаетесь за пределами льда?
— Мы больше на выездах вместе время проводим, в Тампе у каждого свои дела. С арены когда выезжаем, то Вася поехал по своим, Кучер — по своим. Пару раз собирались все вместе у Никиты, было классно.

— Русские ребята из Нью-Йорка жаловались на дикие цены на жилье. В Тампе дешевле?
— Да, попроще. Слышал, что почти в два раза.

— Сколько стоит в месяц ваша квартира? Меньше пяти тысяч долларов?
— Меньше, конечно.

«Я многого не требую»

— По тусовкам не скучаете в Тампе?
— В сезоне нужно придерживаться режима. Мы командой раза три ходили в ресторан, но не более. Для отдыха есть лето: погулять, потусить, отдохнуть. В сезоне, считаю, что есть хоккей и дом. Говорить игроку, что он не может без тусовок, это бред.

— Кучеров ходит с вами на командные ужины, а то в прессе создан его образ бешеного фанатика хоккея?
— Ну они на то и командные, что вся команда ходит. Само собой Кучеров очень много собой занимается, после каждой тренировки сидит с ноутбуком и смотрит все свои видео, в самолетах этим занимается, но человек тоже должен отдыхать. Я не говорю про алкоголь и ночные клубы, но ходить с ребятами на ужин — это нормально.

— Можете сказать, что сейчас кайфуете от жизни и всем довольны?
— Я много чем недоволен. Считаю, что если ты доволен своей жизнью, то ты остановился. Мне кажется, мое недовольство служит мотивацией работать дальше. Есть всегда к чему стремиться.

— Что вам нужно сделать, чтобы вечером сказать: «Я провел отличный день»?
— Зависит от дня. Если день игры, то это хорошая утренняя раскатка, чтобы все получалось. Если не получается, то это очень злит. Домой прихожу злым перед игрой. Ну и победа важна. Выходные дни тоже разными бывают: если было две игры подряд, то надо просто дома отдохнуть, на массаж съездить, полежать около бассейна, поплавать, съездить в ресторан и лечь спать. Когда пара выходных, можно сходить на баскетбол в Орландо, пошопиться, погулять. Я многого не требую.

— Расскажите, какое у вас расписание в плей-офф. Во время домашних матчей вы дома ночуете или в гостиницах?
— В Тампе никогда не останавливаемся в отелях. В 10:30 раскатка, где-то в 11:15 заканчиваем, идем на массаж, обед на арене, потом едем домой, спим, а в 17:00 у нас уже собрание.

— Про еду как раз. От многих хоккеистов слышала, что с самого детства их любимая еда — макароны с курицей. Какое у вас отношение к пасте?
— Паста — это углеводы, быстрая энергия, так что отношение нормальное. У всех свои вкусовые предпочтения. Кто-то ест сладкую картошку с рыбой, кто-то перед игрой стейк берет.

— А вы что?
— Когда как. Иногда пасту, когда чувствую, что тяжелый, то сладкую картошку беру. Она легкая с большим количеством углеводов. От настроения все зависит.

«Судей нужно немножко жалеть»

— Составы соперников на ЧМ видели?
— Нет, не было как-то времени. Сейчас я прихожу в отель после тренировок и игр, и просто отдыхаю, смотрю сериал. Особо не интересуюсь, кто приезжает. Иногда в твиттере вижу, что кто-то из НХЛ дал согласие. Сборная Канады вон Тавареса вызвала.

— Шведы поразили?
— Да не поразили, я всю жизнь против них играл, примерно понимал, против кого выходим. Они техничные, любят свободный лед, особо не лезут на ворота, хотя с пятка забили нам много. Играют в красивый хоккей, тяжело против них. Поставленное катание, защитники сильные, спокойно с шайбой играют. Интересно против таких ребят играть.

— Существует стереотип, что шведы мягкотелые. Вы играли против них еще на молодежном уровне. Так ли это?
— История показывает, что порой в решающих матчах они могут проигрывать, особенно на молодежном уровне, но не думаю, что шведы когда-то сдаются.

— Кучеров сказал, что ему ближе формат Кубка мира, где в группе всего три матча. На чемпионате мира же есть слабые соперники, такие как Норвегия, Австрия, Италия. Какое у вас мнение на этот счет?
— Да не знаю даже. Россия как-то Франции проиграла. Я никогда не играл на взрослом чемпионате, но уверен, что все команды довольно-таки хорошего уровня. Понятно, когда приезжает сборная Канады, укомплектованная энхаэловцами, и выходит Италия, то сравнивать соперников нельзя. Однако меньше игр — меньше фанатов. На мировых первенствах же такой ажиотаж, болельщики со всего мира приезжают. В общем, по разному можно на формат турнира смотреть.

— Правила НХЛ достаточно сильно отличаются от трактовок ИИХФ. Вы лично видите много различий?
— С финнами Кучеров в тело чисто сыграл, очень красиво, а его удалили. Хотя человек был с шайбой. Меня это, конечно, удивило. Я сначала не понял, что случилось. Мне потом объяснили, что это удаление, типа соперник был не готов. Мне кажется, судьи просто ошиблись, потому что у человека была в ногах шайба. Если шайба в ногах, то он ей владеет. А то, что говорят, что если он не готов, то его бить нельзя ради его безопасности, тоже спорное утверждение. В смысле не готов? Ты в хоккей играешь, против тебя такие огромные лошади бегают, а ты не готов. Меня очень сильно Уилсон размазал по борту, когда мы с «Вашингтоном» играли. Я тоже был в позиции, что не готов, но это моя ошибка, а не Уилсона, что он меня головой в борт впечатал. Ты сам себя должен защищать.

— Объясняли ли вам спорные ситуации по заброшенным шайбам? По нынешним правилам ИИХФ практически все, что от ноги и конька залетает, не засчитывается.
— Я смотрел матч «Авангард» — ЦСКА: человек подпрыгнул, ему в конек попало шайбой, он даже не хотел трогать ее, она в ворота залетела, в итоге гол не засчитали. Я просто был шокирован. Но это правила, не нам их менять. Значит, будем по им играть. Законы в разных странах тоже же не всем нравятся.

— По судейству в НХЛ в плей-офф тоже было много спорных моментов.
— Вопросы к судьям всегда есть, никто не идеален. Судей тоже можно понять, на них столько давления оказывается: тренеры на них орут, игроки на них орут. Я бы, наверное, там с ума сошел. Думаю, их нужно немножко жалеть. Они делают ошибки, иногда фатальные, как допустим в седьмом матче «Сан-Хосе» —«Вегас». Это, конечно, жестко. Но арбитр не видел момента, у него плохой ракурс был, он только увидел, что у человека кровь из головы идет, вот он сразу и удалил до конца. Повторюсь, что ошибаются все. Лучший игрок лиги тоже может шайбу потерять.

— Вы говорили, что игроки на судей кричат. Лексика нецензурная?
— Ну, конечно, нецензурная. Если ты начнешь на него орать, говорить, кто он такой, то тебе выпишут две минуты, а если просто у вас такой диалог в духе «Какого черта ты это свистнул?», то это не карается.

— В плей-офф КХЛ в этом году судья послал игрока, за что его очень сильно осудила общественность.
— Ну, бывает, что игроки судей посылают, тут надо понимать, что это эмоции. У нас бывает, что ребята друг другу в глаза смотрят и посылают. Я не могу этого сделать, я молодой, а те, кто в лиге десять лет выступают и знают всех арбитров, когда бушуют эмоции, могут что-то такое выдать. Потом извиняются и дальше играют.

(Getty Images)
Getty Images

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене