logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

В Узбекистане не играли в хоккей 30 лет, но рвутся в КХЛ. Даже в клубе из Китая больше смысла

Но для начала вступит в ВХЛ. Уже со следующего сезона.

ХоккейКХЛ
16 марта 2019, Суббота, 16:50
Getty Images / Екатерина Данилова, Sport24

Открытие хоккейной арены на 12 с лишним тысяч зрителей — событие даже для России. Не те нынче времена, чтобы ставить строительство стадионов на поток. Для Узбекистана подобный объект и вовсе выглядит прорывным. Однако, кажется, еще ни один стадион на постсоветском пространстве не открывали с такой помпой, как «Хумо Арену». И уж точно нигде не было такого отчетливого русского следа. В Ташкент слетелись великие советские и российские хоккеисты, поп-звезды, журналисты и даже представители КХЛ. К чему бы все это?

В Узбекистане не просто построили большую хоккейную арену, но и возродили «Бинокор» — команду, которая выступала в чемпионате СССР, но прекратила свое существование в 1988 году. Уже со следующего года «Бинокор» должен вступить в Высшую лигу, где сейчас выступают два китайских и два казахстанских клуба, а к 2022 году анонсируется повышение в классе до КХЛ. Впервые о такой возможности заговорили полтора года назад, и вот та инсайдерская информация нашла почти официальное подтверждение.

(Павел Гуревич, Sport24)
Павел Гуревич, Sport24

Расширение КХЛ — явление непредсказуемое, противоречивое и в некотором роде даже мифическое. Собственно, самого по себе расширения, согласно стратегии Лиги, быть не может. Количество команд, напротив, должно сократиться и достичь 24. Предполагается, что все последующие перестановки будут крутиться вокруг этой цифры. Включить новые клубы можно будет, только заменив уже имеющиеся. Тем не менее, разговоры о движении КХЛ в ту или иную страну не утихают.

Главное противоречие заключается в том, что головой КХЛ смотрит на Запад, но ноги несут лигу совершенно в другую сторону. Вроде бы уже проведены World Games в Вене и Цюрихе, и красивые слова про клуб из Парижа сказаны, и намеки на Германию сделаны, но куда ближе к вступлению в КХЛ все равно оказывается Ташкент. Развитие восточного направления тоже входит в стратегию лиги, есть даже планы о создании Тихоокеанского дивизиона, но Узбекистан не выглядит тем самым мощным рынком, которым должна прирастать сильнейшая лига Европы.

По своей природе клуб из Узбекистана больше всего напоминает «Куньлунь». У них есть как минимум две общие черты. Первая — катастрофически низкий уровень местных хоккеистов. Собственно, какой бы слабой ни была сборная Китая по хоккею, она существовала и до КХЛ. Узбекистан, в свою очередь, даже не член ИИХФ. Вступить в международную федерацию местные власти планируют только в мае. Если китайский клуб до недавнего времени был представлен в Азиатской лиге, где играл с японцами и корейцами, то о хоккее в солнечном Узбекистане не слышали почти 30 лет.

(Максим Широков, photo.khl.ru)
Максим Широков, photo.khl.ru

«Куньлунь» в комплектации команды за три года существования бросало то в жар (европейские легионеры), то в холод (североамериканские легионеры). На следующий год китайцы планируют играть составом, наполовину состоящим из местных хоккеистов. Местными, понятное дело, они являются совершенно условно. В Китае родились и встали на коньки единицы. В основном речь идет о канадцах и американцах, у которых дедушка или бабушка родом из Поднебесной. Много ли вы знаете хоккеистов с узбекскими корнями? Даже родившийся в Андижане форвард «Салавата Юлаева» Максим Майоров оказался в Узбекистане с отцом-военным.

Отсутствие доморощенного костяка — верный путь к засилью легионеров и отсутствию собственной идентичности. Это мы уже проходили с «Медвешчаком», который напоминал сборную АХЛ, а сейчас наблюдаем во все том же «Куньлуне». Сильная местная школа, как показывает пример «Слована», не гарантирует успеха в КХЛ, но хотя бы обеспечивает команду собственным лицом. Чем будет отличаться «Бинокор» от любого другого клуба кроме как экзотичным местом проведения домашних матчей, решительно непонятно. Даже условный клуб из Гамбурга мог бы привнести в нашу лигу что-то новое.

Еще одна общая черта между клубами из Узбекистана и Китая — это бизнес-интересы, тесно связанные с политической обстановкой. Несмотря на то, что «Куньлунь» сейчас живет на деньги местных компаний, само вступление клуба из Поднебесной было инициировано на государственном уровне. Вот и «Бинокор» спонсирует компания ERIELL — многолетний партнер КХЛ, совладельцем которой является «Газпромбанк». Эта же компания финансировала пражский «Лев», который просуществовал всего два сезона. Вот и получается, что реальные шансы на вступление в КХЛ имеют только команды из тех стран, в которых у России могут быть свои интересы. Спорта в этом немного.

Уникален же проект «Бинокора» тем, что перед тем, как замахнуться на КХЛ, наши южные соседи пройдут обкатку в ВХЛ. За эти три-четыре года в Узбекистане не вырастет поколение хоккеистов хоть сколько-нибудь приемлемого уровня. Сборная за это время тоже вряд ли поднимется дивизионом выше. Зато в Ташкенте поймут, насколько местные жители соскучились по игре с шайбой за эти 30 лет, а в руководстве лиги на примере выступления в ВХЛ увидят все подводные камни и взвесят риски. По большому счету, именно таким и должен быть путь любого кандидата на вступление в КХЛ, если это не клуб из Швеции или другой суперхоккейной страны.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0
Поделиться