Дарья
Тубольцева

«Скажи, что это американцам за Белград». Он знает все о молодых русских хоккеистах

Бывший пресс-атташе молодежной сборной раскрыл секреты команды, в которой проработал 5 лет.

Хоккей
25 февраля 2019, Понедельник, 11:00
fhr.ru

Петр Терещенков пять лет работал пресс-атташе молодежной сборной и за это время съездил на пять молодежных чемпионатов мира в составе российской команды. После турнира в Ванкувере он решил уйти и перешел на работу в театр. За годы в сборной России у Петра накопилось сотни историй, и он просто не мог с нами ими не поделиться.

«Брагин ответил: «Скажи им: «Fuck off». Я пошел выполнять»

— Давай развеем все слухи: ты сам ушел из сборной или тебя попросили?
— Какое-то слишком громкое слово. Среди кого ходят слухи? Среди 20 хоккейных журналистов? У меня всегда было четкое понимание, что выполняю чисто технические функции мостика между командой и остальным миром. Но если этим 20 журналистам действительно интересно, то твой коллега и наш общий знакомый, единственный, кто в публичное поле выносил информацию о том, что моя карьера в сборной подошла к концу, написал: «Вроде как ушел сам». Вот давайте без «вроде как», я 6 января после матча за третье место поставил руководство пресс-службы Федерации хоккея России в известность, сказал, чтобы мне искали замену. Я каждый год собирался уходить, но все время что-то останавливало. Всегда, когда эмоции проходили, думал: «А ведь золото мы не взяли, надо еще один крестовый поход сделать».

Сейчас, чтобы уже точно не передумать, я сжег все мосты, игрокам прошлым и будущим сообщил, руководству написал. Было очень грустно. Это как по собственному желанию уйти от любимой женщины. Пять лет отношений, есть какие-то проблемы, но ты ее очень любишь, она тебя не гонит, но понимаешь, что, наверное, пришло время перемен, хотя преследует мысль: «А не ошибка ли это?» И бог его знает, сколько времени эта мысль будет периодически возвращаться. Работать в молодежной сборной — это большой кайф, одно из лучших, а может, и лучшее, что случилось со мной в жизни, хотя в ней было достаточно разных приключений.

— Что же в этом такого крутого?
— Я часто сталкивался с тем, что говоришь человеку, не слишком знающему работу с молодежной сборной, и у него рисуется картина: раз молодежь, то дворовый турнир, где на трибунах 50 родителей сидят, и все. Но, надеюсь, ваш читатель все-таки в курсе, о чем речь. Миллионы телезрителей, заполненные многотысячные дворцы. Особенно если мы говорим о первенствах, которые в Канаде проходили. Внимание прессы там огромно. В этой категории я бы поставил МЧМ по уровню со взрослым мировым турниром, если не выше. Конечно, был в курсе, что в той же Канаде МЧМ — религия, недаром в рейтинге TSN по итогам 50 лет канадско-российско-советских противостояний финал в Баффало стоял на втором месте после Суперсерии-72. Но только личный опыт позволяет по-настоящему оценить масштабы.

Первый раз столкнулся в первый год работы в 2014 году на товарищеском матче России с Канадой в Торонто перед началом молодежного чемпионата мира. Пришло 20 тысяч болельщиков, мы выиграли 2:1 в овертайме, а Сорока (Илья Сорокин. — Sport24) 50 бросков отразил. Ко мне после игры подходят люди и просят пообщаться в микст-зоне с вратарем. Я думал, что будет пара телекамер и пара пишущих журналистов. Мы выходим, а там как на премии Оскар: стоит десять телекамер, толпа корреспондентов с диктофонами. Мы оба с Сорокиным были в диком шоке. В итоге ему задают вопрос, я ему перевожу, а он отвечает односложно, я перевожу на английский более развернуто. Ха-ха. Ну, куда одно слово, тут ведь столько журналистов слушает? Спрашивали: «Доводилось ли когда-нибудь столько бросков отражать?» Илюха тогда уже в КХЛ за «Кузню» играл, там почти в каждом матче столько было. Вот Сорокин и отвечает: «Да, доводилось». Я перевожу: «Да, доводилось чуть ли не в каждой игре. Для меня это семечки».

— Давай тогда подробно вспомним твой первый МЧМ в качестве пресс-атташе?
— Если восстанавливать хронологию, то лучше начать с первого турнира — ноябрьской Суперсерии-2014. Я толком не знал ни Брагина, не был знаком с персоналом, вообще понятия не имел, как вести себя в хоккейной команде. Вплоть до того, что спрашивал у Влада Гаврикова по прилету в Саскатун (крупнейший город канадской провинции Саскачеван. — Sport24), что можно делать в автобусе, куда сесть и прочие мелкие детали. Потом было еще четыре Суперсерии, но если остальные поездки помню как-то фрагментарно в силу калейдоскопичности происходящего — бесконечных смен городков и арен, то первая в голове засела плотнее. Еще бы, столько открытий, столько всего переосмыслил.

— Поделишься?
— Прежде всего хочется сказать, какие замечательные люди работают и работали в сборной. Я говорю о персонале. Точильщик Ризанурыч (Александр Резепов), массажист Темыч (Артем Тимофеев), которые работают в молодежке с Баффало-2011 — это легенды. Конечно, сперва на меня смотрели чуть косо, ведь решение о моей поездке было принято перед турниром и меня даже не экипировали. А собственный стиль одежды для людей постарше мог показаться странноватым: спущенные трубы, желтые кроссовки. Но как-то быстро подружились. В автобусе мне досталось место с доктором. Юрич (Александр Бородин), который сейчас работает в регби, в хоккее был еще со времен Колчака. На те же Суперсерии ездил с середины 2000-х. Вот мы с ним и коротали многочасовые автобусные переезды его байками и моими вопросами. Так постепенно вникал в тему.

(instagram.com/siloi_masti)
instagram.com/siloi_masti

— Ты говоришь, что не знал Брагина. С ним сразу все нормально пошло?
— Не буду отрицать, что было достаточно волнительно. Это же Брагин. Глыба. Когда из Москвы освещал МЧМ 2011 и 2012 годов, даже представить не мог, что окажусь в его команде. Но Валерий Николаич — адекватный человек. Для него главное — подобрать не только команду игроков, но и команду в целом, коллектив.

— Какие-то проверки устраивал?
— Кстати, да. Мы выиграли оба первых матча, и после второго я захожу в тренерскую и говорю: «Валерий Николаич, там пресса хочет с вами пообщаться». Он: «Скажи им: «Fuck off». Я развернулся и пошел выполнять. А он сам же меня и остановил: «Хорош ты, я же пошутил». Наверное, глядя на мой серьезный вид, подумал, что я и правда так скажу. Между прочим, мог. Находясь внутри, пропитываешься этим особенным духом, что слово главного тренера — закон.

— Чувствую, таких историй за пять лет наберется на книжку.
— Их море. Ха-ха. Но про ту Суперсерию расскажу еще только одну, чтобы не затягивать. Из серии переворачивающих сознание. Первая игра, первые минуты — и Макс Мамин влетает головой в борт. Картина жуткая: Юрич семафорит со льда медслужбам, выкатывается каталка, Макса увозят прямо в скорую, на шее фиксатор. Приходит смс: «Скажите, что с Максимом Маминым?» Поскольку мой номер был указан на сайте ФХР, подумал в горячке, что пресса интересуется, и ответил, мол, потом. А через несколько минут пришло осознание. Спрашиваю: «А вы не мама Максима?» Оказалось, да. Естественно, я тут же побежал в раздевалку к доку, все разузнал и ответил. Работал в спортивных СМИ с 2008 года, но с того момента больше никогда никого публично не критиковал. Ошибки в игре могут быть у любого, а родители, близкие все смотрят, все читают. Волнуются.

«Хоккеист провалил матч и говорит: «Меня перед игрой девушка бросила»

— Как прошел твой первый чемпионат мира?
— Парадокс в том, что сам МЧМ в Торонто в 2015 году помнится хуже всего. Совсем другой уровень ответственности, столько забот, которые тебе в новинку, совершенно другая ответственность. Первый матч у нашей сборной всегда тяжелый, вот и тогда только по буллитам выиграли. Кстати, о буллитах! Все же знают знаменитый буллит Кучерова, на том МЧМ Голдобин забил точно так же, только он случайно: делал финты и махнул мимо шайбы, а она зашла.

Тогда была Дания, за которую играл Бьоргстанд, сейчас в НХЛ выступает, Ларс Эллер вообще звезда. Но датчан все равно за соперника особо никто не считал. Это теперь болельщики в курсе, что главный тренер Дании Олаф Эллер был капитаном команды, где Валерий Николаич был главным тренером, поэтому для него главное — это победить Россию Брагина. А он такие поражения терпел. Через год на МЧМ-2016 они вели в счете в четвертьфинале, и Каменев сравнял на последних секундах и забил победную в овертайме. Эллер тогда психанул, перелез через скамейку и побежал жать руку Брагину на нашу. Так вообще не принято. Видимо, от упущенной победы замкнуло.

— Брагин к противостоянию с датчанами спокойно относится?
— Да, он вообще спокойный человек. Пожимает плечами, улыбается своей фирменной улыбкой. Так вот, возвращаясь в Торонто, в последнем туре группового этапа нам нужно было отобрать очки у чехов, и тогда Дания бы вышла в плей-офф. Эллер пришел за день до игры к нам на тренировку, просил Брагина победить. Но так вышло, что они сами выиграли свой матч и без нашей помощи прошли дальше. Мы как раз чехам уступили.

— Не помогли друзьям.
— Ну, наш матч был последним в группе, тогда уже все решено было. Неважно. У нас была еще забавная игра со швейцарцами. Я тогда еще работал в качестве корреспондента на одно издание, это был ужас — весь турнир разрывался. Перед матчем со Швейцарией я пошел в смешанную зону и взял легендарное для узкого круга интервью у Кевина Фиалы, в котором он сказал: «Швейцария сильнее России». Такой заголовок вышел на «Спорт-Экспрессе». Я скинул в чат игроков это интервью. Ох, бедный Фиала. Пересмотрите этот матч, там Фиалу били просто все, втаптывали в лед с первой секунды.

— Тебя совесть не мучала, что так его подставил?
— Ну как? Смысл в том, что любой член команды должен делать все для победы сборной. Я не выдумал слова Кевина, он сам так сказал. Я тогда еще переспросил: «Вы что, действительно так считаете?» Он начал говорить что-то типа: «Да, на этом турнире мы сильнее и т. д.» На МЧМ в Торонто я постигал все тонкости работы пресс-атташе. Все вот ругают Брагина за то, что у нас давно нет золота, но ведь действительно решают какие-то миллиметры, реально, просто не складывается. Может, удача вся на Баффало закончилась. А на что еще пенять? Мы ни разу не были кем-то биты в последнем матче на турнире, всегда решали какие-то мелкие нюансы. Даже в 2018-м, который называют провальным, из-за вылета в четвертьфинале, и то против США, команда выдала лучший матч, давила всю вторую половину, но Абрамов не забивал в пустые ворота, Шолох (Марсель Шолохов. — Sport24) попал в штангу в концовке. Да что пенять на удачу, но задумаешься, когда из года в год одно и тоже. Даже сейчас вспомните моменты Кравцова, Мурана из 20019-го (Иван Муранов. — Sport24), не протолкнувшего лежащую на ленточке шайбу. В плей-офф не уступили по игре никому, а золото так и не выиграли.

(instagram.com/siloi_masti)
instagram.com/siloi_masti

— Кто был самым сильным соперником?
— Это к специалистам, но зверей хватало. В 2015 году в четвертьфинале мы играли против США, где в составе был Мэттьюс, Айкел, Ларкин — нынешние звезды НХЛ. А у нас полкоманды представляло хоккейный клуб «Рязань»: Гавриков, Черепанов, Рафиков. Но команда была мужицкая, всех разрывала. До этого турнира я смотрел на мир глазами Боба Маккензи (известный инсайдер и эксперт канадской телекомпании TSN. — Sport24) через призму драфта. У кого больше игроков из первого раунда драфта, тот и сильнее. Таким подходом руководствуются и наши болельщики с журналистами. Но не забывайте, что за океаном это индустрия: пропиарили, создали шоу — заработали. Во многом искусственно. Мир грез. Я его покинул, когда шел в смешанную зону после матча с простым русским парнем Ваней Фищенко, который ржал во весь голос, а рядом плелся Айкел (второй номер драфта) и рыдал. Тогда я понял, что раунды драфта не имеют никакого значения в одной конкретной игре. А остальные пусть решают сами.

— На этом же МЧМ Макдэвид играл за Канаду.
— Да, но он был после травмы и играл не лучшим образом. У канадцев погоду делала тройка Доми-Лазар-Дюклер. Пожалуй, это была самая сильная Канада, которую я видел. Тяжело было победить в финале, тем более они много лет были без золота и играли дома в год столетия местной федерации. Но, после того как с 1:5 за три минуты сделали 4:5, дворец погрузился в гробовую тишину. Клянусь, я чувствовал, как зрители вибрируют от трясучки. А канадцы весь третий период играли в откат, такого ни разу в жизни не видел ни на каком уровне. Мощные эмоции. Тот финал вообще был богат на события из разряда «на всю жизнь».

— Представляю.
— Вот-вот. С нами был в качестве лидера делегации Александр Сергеевич Якушев. Идем все на экскурсию в Зал славы, и тут достаточно большая группа собирателей автографов к нам бросается. Ребята разминают пальцы: сейчас урвем кусок славы. Толпа пробегает сквозь строй молодых, и все к Якушеву. Было забавно. А супруга легенды Татьяна Григорьевна. Тоже невероятной харизмы человек. Не общался с ней лично, но такое чувствуется. 2 января, команда кушает как раз перед тем четвертьфиналом с США, и Валерий Николаич объявляет, что у Якушева день рождения. Все поздравляют, Александр Сергеевич берет ответное слово, какие-то напутственные слова, а его супруга встает и уже на настоящем русском говорит, что надо сделать с соперником. Одобрительный рев стоял на весь отель.

— Так вот кто главный мотиватор?
— Ты зря смеешься. Если по телевизору ребята выглядят ледовыми воинами, то все-таки это еще подростки, им нет и 20. Иной раз смотришь после игры вглубь автобуса, а там кто-то бананы делит, кто-то в носу ковыряется, кто-то в телефон играет. Думаешь, слава богу, они не до конца понимают, что миллионы смотрят и обсуждают. А так, да, первый крупный турнир в жизни, все волнуются. Опять же про тот матч с США. Он был утренний, мы отстрелялись, и у раздевалки обычная победная возня: шутки, улыбки, поздравления. А рядом чехи перед своим четвертьфиналом со словаками в мячик играют. Смотрят на нашу радость, а в глазах такая тоска. Мы-то прошли дальше, а им еще предстоит. И по этим взглядам, полным явной зависти, вот не подумайте, что я сказочник, стало очевидно: у них будут проблемы. Так они и сгорели 0:4. До сих пор уверен: играй они в мячик где-то в другом месте, результат был бы иным. Чехи с Пастрняком, Враной были явными фаворитами.

— То есть ты реально считаешь, что происходящее на льду — только половина дела?
— Именно! После одного матча я захожу в раздевалку и вижу хоккеиста, который провалил важный матч и рыдает слишком взахлеб. Ну тут обычные слова: «Да ладно, это спорт, бывает». А он говорит: «Да я не из-за хоккея, мне перед игрой девушка написала, что мы расстаемся». Говорю же, это еще подростки.

— Ты телефон девушки не взял после этого?
— Я предлагал девушку сделать публичной фигурой, чтобы это стало уроком для всех дам. Как так можно? Ну вы представьте, 19 лет, первая любовь, конец мира. Что тут сделаешь? После неудач так больно на все это смотреть, а мне ж еще в чувство людей проводить, просить к журналистам выйти.

— Что ты говорил ребятам? Что жизнь на этом не заканчивается?
— Да всегда по-разному. Проще всего с капитаном договориться. Все ситуации обсуждаются с ним, он помогает ребятам. Я игрокам на всех турнирах говорил, что бы ни случилось, капитан всегда должен ответить на вопросы. Клим Костин вообще не общается с прессой, не любит это, но на МЧМ постоянно давал интервью, потому что капитаном был. Хотя изначально не хотел говорить.

— Во время чемпионата мира не сложилось впечатления, что Костин не любит интервью давать.
— Ну вот так. Клим интересный парень и большой молодец. Он ездил с нами на Суперсерию еще 17-летним масочником и очень вырос как личность за все эти годы, потому что изначально был, как бы это сказать, немножко дикарем. Все в штыки воспринимал. Но осталось неизменным одно: совершенно не умеет проигрывать. Ну бывает вот так. У человека обостренное чувство победителя. На Кубке Черного моря, майском турнире с участием молодежки, особого значения не имеющего, вижу, Костин как-то странно ведет себя, когда его команда проиграла другой команде России. После сирены вижу, что он ездит по льду и что-то бубнит себе под нос, спрашиваю у Саморука (Дмитрий Саморуков. — Sport24): «Что это с ним?» Он сказал, что из-за поражения. Фотографироваться не хотел, хотя казалось бы. Я подхожу к Климу и говорю: «Слушай, ну хорош, это же традиция — сделать общекомандное фото, уйти не получится». Еле уговорил. В Ванкувере я понимал, что Климас может что-то исполнить после США. Так что когда он бросал шлем, приветствовал зрителей, я не удивлялся. Но я не мог никак на него повлиять, так как просто не добрался бы до него на лавку. Видел, что его после полуфинала и Брагин, и доктор успокаивали, но вряд ли они знали те нюансы, о которых я говорю. По 50 человек же за сезон проходит.

— После полуфинала, когда Костин показал некрасивый жест в сторону трибун, в твиттере начался ад. В сборной его ругали за этот поступок?
— Конечно, все это обсуждалось внутри команды, но за что тут ругать? Это же эмоции. Я же не мог перед матчем с ним обсуждать: «Клим, если мы проиграем, не делай плохих вещей». Кто будет прикидывать варианты на случай неудачи? Жесткач был, когда он во флеш-интервью во время матча с Канадой начал Комтуа с Неймаром сравнивать. Это было не совсем правильно. Он не должен был идти на интервью, отвечал Денисенко, но я же не мог в прямом эфире вытаскивать Клима из кадра, хотя понимал, что он явно не страну с новым годом поздравить собирается. Но вмешиваться в прямом эфире было бы еще большим трэшем! Поэтому я просто закрыл глаза и молился, чтобы он хоть не матерился. В итоге в этой истории мировая пресса поддержала Костина.

«Петюнь, ты мудак что ли? Это хоккей»

— Какой ты главный совет давал ребятам в сборной?
— Житейский: учить английский. С годами, честно, не видел прогресса, чтобы кто-то стал больше заниматься. Они все лентяи. А потом начинается: «Вот, мы не слушали тебя, дураки, сейчас я сижу в раздевалке в Америке один, со мной никто не разговаривает». Оставалось разводить руками. Я некоторым даже репетиторов находил, чтобы было чем себя занять во время восстановления от травм, но так все это и заглохло — ни один не воспользовался. А в остальном, конечно, объяснял, как вести себя в тех же соцсетях. Благо, мир спорта в последние годы богат на скандалы в этой области, поэтому наглядных примеров хватало. У нас же в клубах по сути никто такого рода воспитанием не занимается. Ты скажешь, что после историй с лайками Глушакова тема пойдет на спад, но дело в том, что большинство ребят считает, что до них общественности нет никакого дела. Хотя мы же понимаем, что заголовок без упоминания конкретной фамилии а-ля «хоккеист молодежки то-то то-то» вполне себе зайдет.

— Сам какую главную истину усвоил за годы работы в сборной?
— 2015-й год, нам предстоит играть полуфинал со шведами. Мы жили в отеле на 30-м этаже, я волновался перед игрой, ночью не спалось, и постоянно спускался курить. Вечером встретил Валерия Николаича. Перекинулись парой фраз, он уже заходил в отель, а я от волнения задал, наверное, самый глупый вопрос в своей жизни: «Валерий Николаевич, а ну мы завтра выиграем?» Я никогда не забуду его ответ: «Петюнь, ты мудак что ли? Это хоккей». Ха-ха. С тех пор я ко всему начал относиться попроще. Тогда мы выиграли.

— Не жестковато?
— Надеюсь, никто не посмотрит на этот диалог с той позиции, что Брагин материт своих сотрудников. В умении найти нужное слово в нужный момент ему равных нет. У него реально гипнотическое воздействие. Едем на важную игру, все нервничают. Сел Брагин в автобус — уже спокойнее. Это не мои эмоции. Игроков.

(instagram.com/siloi_masti)
instagram.com/siloi_masti

— Ты про финал с Канадой в 2015-м году так и не рассказал.
— Точно. Тогда на раскатке в день игры на интервью в сборной был запрет. Веками считалось, что отвлекает. Впервые опробовали это на раскатке перед полуфиналом со Швецией, но, несмотря на победу, в день финала добро на такое мероприятие я не получил. У нашей команды несколько другое отношение к прессе, чем у других. Мы более закрытые. Но на нашу раскатку перед финалом Россия — Канада пришло журналистов под сотню. А многие канадские корреспонденты меня хорошо знают, я жил с ними в одном отеле во время МЧМ в Уфе (тогда еще приезжал простым журналистом на турнир). Вот я всю культурную программу канадской прессе в России и устраивал. В Канаде на молодежные чемпионаты мира ездит весь свет хоккейной журналистики, поэтому я знал всех топов. Короче, на раскатке я подхожу к ним, они говорят: «Питер, ну вот Россия-Канада, может быть, хотя бы одного игрока выведете?» Я им отвечаю: «Не, ребята, в дни матчей с Канадой советские ребята разговаривают только на льду». Они: «Питер, ну хватит, Советский Союз развалился больше 20 лет назад». А у меня на фарт была надета майка со Сталиным на сердце, я расстегиваю кофту, показываю: «Это для вас развалилась». Не думайте, что я какой-то сталинист, просто откуда-то взялась. Короче, как канадцы увидели, и давай кричать своим операторам: «Бегите снимать!» Но я быстро куртку застегнул. Ноу фотос!

Стоим дальше, опять вопрос: «Ну скажи хотя бы, кто будет основным вратарем: Сорокин или Шестеркин?» Я с каменным лицом называю фамилию Костина, который был заявлен третьим. Люди хватаются за телефоны и начинают бомбить в твиттер. И я такой: «Ребят, да ладно, хорош, я сам не знаю». После раскатки я вышел на улицу, одет был в форме сборной, навстречу канадские хоккеисты, сурово косятся на меня. Я беру и закуриваю, они сразу как давай ржать, ненависть сразу спала.

— Как сборная на поражение от Канады отреагировала?
— В Торонто я впервые увидел слезы поражения. У людей разбилась мечта. Гнетущие эмоции. Но надо отдать должное, что в той команде были очень веселые ребята, один из них — Дмитрий Юдин. Если создавать рейтинг главных приколистов за пять лет, Юда точно будет в топ-3, если не топ-1. Он, конечно, быстро всех отвлек от печали, жег глаголом, расслабил народ. Но сначала были слезы, Гавриков заплаканным к прессе выходил, на следующий год рыдал Каменев перед журналистами. По-моему, из ребят 1997 года после вылета в полуфинале от США навзрыд никто не плакал, а 1998-й в четвертьфинале проиграли. Ну это проклятье мельдония, они, кстати, сами себя так называют.

— В этом году ребята плакали так же, как и в Торонто и Хельсинки?
— В Хельсинки не так много людей плакало, там дикая усталость у всех была. В Ванкувере всем было очень обидно. Я сам был уверен, что мы выиграем. Все к этому шло. Сам был в полной прострации и свои послематчевые обязанности выполнял на автомате. Если бы такое опустошение было в первый год работы, может, снял бы галстук и сам заплакал в углу. Но сейчас на опыте как-то вывез. Опыт в этой работе вообще играет едва ли не главенствующую роль. В стандартных ситуациях разобраться не так и сложно, но в атмосфере крупного турнира возникают эпизоды, когда надо принимать сложные решения с несколькими секундами на раздумье. Это не так просто.

— Сам говоришь, строишь свою работу на примерах, приведи какой-нибудь?
— Хах. За ними далеко ходить действительно не надо. Последний МЧМ в Ванкувере, играем с Канадой в Новый год. После раскатки дают заявку от прессы: Саморуков. Я вышел посмотреть: четыре телеканала, с диктофонами человек десять. Ну, ок. Ловлю Димона: «Ну что, Сэми, пойдем, сделаю тебя рок-звездой, прямой эфир TSN, все дела». Идем с ним, и оказывается, что «заказал» его всего один репортер под диктофон, а вся толпа местных занимается канадцами. Неудобненько перед Саморуком, мягко говоря, выходит. В первый год я бы, наверное, утерся, а тут уже хрен там. Встаю перед журналистами: «Ребята, никто не знает, как матч повернется. Если нет интереса к нам сейчас — не просите переводить после игры. Я обещал этому парню сделать его рок-звездой, давайте-ка». Они сразу заголосили: «Дмитрий, Дмитрий». Взяли в оборот и минут десять не отпускали.

«Имидж Капризова-паиньки — заблуждение»

— Ты столько общался с канадцами, какие они, наши шутки понимают?
— Ну, как тебе сказать. Сейчас в Ванкувере подходит ко мне один из тех, кто был прикреплен к нашей делегации: «Ты играл когда-нибудь в хоккей?» Я отвечаю: «Да, я был задрафтован: Ковальчук, Спецца, а я под третьим номером. Но потом — травма, и не сложилась карьера». Наши, кто слышал, еле сдерживаются. Но они привыкли, что я угораю над ними. Через два дня снова заводит разговор: «Слушай, я проверил в Википедии, там твоей фамилии нет в списке драфтованных». Мой ответ: «Да ладно, я просто в КГБ пошел, меня убрали из всех списков ради секретности». Снова поверил.

Самый показательный случай произошел на Суперсерии, когда выступал 1998-й год. Первый матч Канаде мы проиграли 0:7, настроение у всех было не очень, выхожу из раздевалки недовольным. А там комментаторы Sportsnet, которые десятилетия работают на играх серии, знают, что я уже четвертый год в команде, знают, кто я в команде, так как мы постоянно общаемся по рабочим моментам, в общем, точно не 20-летний хоккеист. Спрашивают, что случилось. Я им: «Да вот четвертый год езжу, и даже после 0:7 в состав не ставят!» Они таращат глаза, и на полном серьезе: «Ого, так ты хоккеист?!» Мне хотелось рыдать.

— Шутки шутками, а напряги возникали?
— Там все женщины повернуты на теме феминизма. Наша команда на одной Суперсерии постоянно на предматчевые раскатки рано выходила, а это было неудобно для канадского телевидения. Вот канадцы и решили поставить женщину из CHL перед выходом на лед. Идет Сухачев и не понимает, что делать, крутит глазами. Кто-то ему сказал, чтобы шел на лед, он легонько женщину блином отодвигает, и все проходят. Дамочка в слезы, другая из обоза CHL ко мне подбегает тоже в слезах и кричит: «Питер, это недопустимо! Вы что творите? Тут полиция! Он же ее ударил». А ревет реально белугой в три ручья. Но я-то их особенности изучил и прикрикнул на нее: «Карла, ты позоришь всех женщин в хоккее. Стыдись». У нее моментально заканчиваются слезы, и все нормально. Равноправие.

(instagram.com/siloi_masti)
instagram.com/siloi_masti

— А на самих чемпионах мира до конфликтов с иностранными журналистами доходило?
— Случалось. Об одном даже писало старейшее хоккейное издание «The Hockey News». Их обозреватель задавал вопросы Капризову, когда он уже навел шороха на групповой стадии и был для них не игроком из второй сотни драфта, а уже реально восходящей звездой. И вы же все знаете, как Кирилл себя ведет на публике — я ему перевожу вопрос, а он: «Ну, я не знаю, что сказать. Ха-ха-ха». Сплошной смех и улыбки. Канадец думал, что Каприз говорил что-то веселое, а я ему перевожу как «Да-нет». Журналист взбесился, думал, что перевираю слова, а я-то ни в чем не виноват. Напирает: «Ну, а что такие односложные ответы? В каком сезоне у Кирилла заканчивается контракт?» Капризов отвечает, что это написано на сайте КХЛ. Я тоже уже завелся, все перевожу и вдогонку говорю: «Вам нужно лучше готовиться к интервью, это уже мое замечание». И канадец такой: «Ну, а что у него тогда спрашивать? Про выборы Трампа? Про войну в Сирии?» И я вскипел: «Слышь ты, там люди умирают, иди отдыхай». Он, конечно, обиделся, пошел жалобы писать.

— Да уж. С Брагиным же тоже наверняка казусы случались?
— Как без этого? Один канадец в Торонто-2015 где-то его отловил и начал спрашивать, что да почему. Ну а Валерий Николаевич: «I don’t know». И на сайте выходит заметка с заголовком: «Тренер сборной России не знает, что происходит с его командой». Брагин же так отвечал, потому что ему было лень объяснять. У нас ту заметку перевели, был резонанс. С тех пор до переводных интервью никого не допускал.

В Финляндии через год этот же корреспондент, гляжу, что-то у Каменева выясняет. А Владик английский не очень хорошо знает, но парень вежливый. Я подскакиваю: «Я же тебя еще в том году предупреждал, не подходи к моим игрокам без меня». Он пошел жаловаться в ИИХФ. Ну а я знаю всех ребят из офиса международной федерации, да, там понимают специфику нашей сборной, что у меня тяжелая миссия, поэтому они входили в положение, рвали все эти жалобы и выкидывали их в ведро. Может, чем-то я и рисковал, но зато в итоге всех их выдрессировал, и без меня они к нашим игрокам не лезли. Даже, наверное, побаивались, так как я всегда ходил с каменным лицом и с иностранцами разговаривал надменно. Если будешь добрым — сядут на шею. Кто из них был в курсе, какой я в реальной жизни, всегда смеялись потом: «Зачем ты с нами так?» Но без такого спектакля было не обойтись. Да и сами хоккеисты все понимали правильно. Такие темы, как у меня с Фиалой, нам были не нужны, хотя переводить несколько человек после каждой игры — тот еще геморрой.

— Давай лучше про Капризова, главную молодую звезду. Каким он был на МЧМ?
— Все думают, что это солнечный добрый мальчик, который все время улыбается, добряк такой. Это не так. Капризов, когда надо, умеет быть очень жестким и суровым. Этот имидж паиньки — заблуждение. Они с Самсоном (Илья Самсонов. — Sport24) молодцы, на них была большая нагрузка в силу медийности. В сборной России в 2017 году они все на себе тянули. Обычно вратарям дается на откуп — могут по желанию до конца турнира не общаться с прессой. Но Самсон сам по себе веселый парень, я его называл Илюша-дискотека. Перед матчами все мотивирующие песни слушают, а он ходит и поет себе: «Разведенка ты моя, разведенка». Любил эту переделку Стаса Михайлова.

— Когда кто-то из ребят прессой воспринимается как звезда, накладывает отпечаток?
— Пожалуй. Когда приходит понимание собственной значимости, уже идут к СМИ не как на заклание, а вальяжно. Мне могут сказать: «Петь, ну опять интервью, надоело уже, ну что я им нового скажу». Тут тоже нужен свой подход. Самсон тот же закапризничал так однажды, говорю в ответ: «Илюша, скажи им: «Человек не длинный, *** длинный, а человек рослый, вот вам ответы на все ваши вопросы», и больше никто тебя ни о чем не спросит». Поржали. Но по итогу, когда надо было, выходил к журналистам. Кроме того полуфинала с США, который мы проиграли по буллитам. После матча Самсонов час сидел в раздевалке в полной амуниции, смотрел в одну точку и молчал. А меньше чем через сутки все отбил в матче со Швецией с травмированными пахами и принес нам бронзу. Ребят 1997 года я знаю лучше всего, мы с ними вместе юниорский чемпионат мира прошли, пережили легендарную битву при Цуге (в четвертьфинале ЮЧМ-2015 сборная России уступила Швейцарии 0:5. — Sport24). Это черная метка для всех, кто там участвовал. При встречах всегда вспоминаем и с игроками, и с персоналом.

— Расскажи уж и про ЮЧМ тогда чуть подробнее.
— В Челябинске и Магнитогорске, конечно, здорово прошел турнир, а обычно организация на уровне детского сада по сравнению с МЧМ. У нас в Швейцарии был детский автобус, разрисованный рыбками из мультика «В поисках Немо». Водитель была женщина, у которой тупо не хватало сил вписаться в крутой поворот у катка, и нам приходилось ездить в объезд. Да и хоккеисты совсем были детьми, им же меньше 18. Поведение соответствующее. Помню, как Гурьянов чуть не подрался с местной шпаной. Мы ждали свой автобус у арены, а там рядом сидели какие-то подростки. Слово за слово, назрел конфликт, когда я увидел это, Гурьян вышел в центр, оголил торс, готов был драться, швейцарцы, конечно, испугались, сидят дрожат. Ну и мы сразу Гури успокоили. Но, конечно, 97-й — особенный год для меня. Когда всех знаешь еще подростками, видишь, как они мужают уже перед МЧМ. Есть история про птицу Кузнецова, которую он делает, когда забивает. На самом деле первым птицу сделал Миша Воробьев, потому что у него птичья фамилия. Это было на турнире Четырех наций. Ему дали две минуты штрафа за то, что Михаил после гола показал птицу. Посчитали, что он зрителей провоцирует.

«Тема водки и Путина у канадцев больная»

— Ты никогда не считал себя невезучим пресс-атташе? При тебе золото так и не взяли.
— Ну, ходит поверье, что когда пресс-атташе меняется, то масть переламывается. Мой предшественник закончил на двух бронзах, у меня сначала было два финала, потом все пошло на спад. Может, сейчас придет новый человек, и мы выиграем. Думал ли я, что я нефартовый? Хорошо, валите все на меня! Ха-ха. Большинство и не догадывается о том, в чем заключается наша работа. Особенно если мы говорим о работе в такой сборной, как Россия, где единицы хоккеистов готовы постоянно общаться с прессой. Пресс-атташе все время находится в такой тройной системе координат. Одна из систем: Международная федерация хоккея (ИИХФ), которая хочет, чтобы все заявки журналистов были удовлетворены. Порой канадские корреспонденты требуют по 20 человек из команды. Если каждому блогеру из Америки ты будешь переводить по несколько игроков, то с ума сойдешь. К примеру, с младшим Свечниковым или с Проворовым хотели поговорить сотни людей!

— Слушай, ну Андрей Свечников хорошо же по-английски говорит, зачем его переводить?
— Не, никто особо не хочет по-английски говорить. И Клим, и Камень не хотели. Я, конечно, мог им сказать: «Давай сам попробуй, видишь, атмосфера дружелюбная». Но обычно все сопротивлялись.

— Мы начинали говорить про систему координат, в которой тебе нужно было вертеться. Одна — это ИИХФ, вторая — сама сборная. А третья?
— Это TSN (крупнейшая канадская телекомпания. — Sport24). Это боги молодежных чемпионатов мира. TSN раскрутил молодежный хоккей, начал вкладывать деньги в рекламу, промо, соответственно, именно этот телеканал сделал турниры такими популярными. Конечно, TSN позволено все. Дошло до того, что перед стартом последнего МЧМ на собрании для пресс-служб объявили, что TSN хочет снимать, что происходит в раздевалках в перерывах. Люди из ИИХФ озвучивают, и все участники сразу смотрят на меня, так как у меня всегда было больше всего возражений ко всяким таким новшествам. Мне-то пофиг, в принципе, я сам за медийность, но точно знаю, что Валерию Николаичу что-то может не понравиться. Вступаю в дискуссию: «Ребята, да тут, думаю, не только мы будем против, что вы за день до турнира такие темы поднимаете». И сразу все закивали и согласились со мной. С нами, конечно, TSN сложно. Ограниченный круг хоккеистов, способных давать интервью в перерыве. Перед каждой игрой без исключения заходил к ним в офис, чтобы решить, что да как, и со своими договориться заранее.

В прошлом году в Баффало на одной из игр остановились на Кныжове, а их корреспондентка Тесса решила сработать профессионально. Костин что-то там забил и отдал, и она справедливо рассудила: зачем мне защитник Кныжов, когда у периода есть свой герой. И вот, команда уже идет с лавки, и она мне тут заявляет, что ей нужен Клим. А я понимаю, что это уже никак не провернуть, узкий коридор, все идут, начнешь дергать, что-то переигрывать — будет лишний кипиш. Но Тесса не понимает слова «нет». Она звезда. Олимпийская чемпионка, топ-10 самых сексуальных женщин Канады была. Оставалось только одно, начать на нее орать: «Будет Кныжов, здесь я решаю!» Люди вокруг, конечно, офигели. До сих пор помню округлые, полные шока глаза Маши Басс с «Матч ТВ». Но это, считаю, рабочий момент.

— Тебя наказали?
— С TSN выстроил полное взаимопонимание. Допустим, нашему оператору от ФХР нужно было получить аккредитацию на доступ в зону команд, а он приехал прямо перед игрой. Это не самый быстрый процесс, но я мог зайти в офис TSN, дать бутылку водки и уйти с аккредитацией. Может, дали бы и без водки, но мне казалось так забавнее. Так как тема водки и Путина в отношении русских у них больная. Я всячески подыгрывал. Когда возникало какое-то непонимание, конфликт интересов, доставал телефон и говорил: «Ну все, я звоню Путину». Напряжение спадало. Были и другие приемы, там люди в рабочем процессе словно роботизированы, как внештатная ситуация — сразу теряются. Достаточно было сказать вкрадчивым голосом: «Не будет по-моему? Ну тогда у нас проблемы, мой друг». И слово «проблемы» действует, как магия. Все привыкли, что проблем нет, боятся их и сразу стараются решить вопрос в твою пользу, лишь бы их и не было в дальнейшем.

— Сама Тесса до сих пор на тебя обижается?
— Думаю, да. Там же не поймешь, псевдодружелюбности хватает. Но с TSN мне всегда было несложно, так как я знал голоса МЧМ Горда Миллера, который уже за 20 турниров прокомментировал, и Боба Маккензи, при встрече мы с ними всегда обнимаемся. Конечно, сотрудники видели это и относились уважительно. Они настоящие звезды канадского хоккея! К ним реально с пиететом относятся, а я мог сказать: «Бобби, ты как?» Постоянно над ними глумился. Перед финалом Россия — Канада в Торонто тяну руку, они тянут в ответ, а я резко убираю: «Нет, ребят, в дни матчей Россия — Канада я руки канадцам не жму». Но они понимали, что я шучу. Горд тоже пытался отвечать подколом на подкол, мы с ним вели взаимозачет. 13-1 я выиграл за пять лет.

Маккензи считается легендарным экспертом. Любой его чих с помощью твиттера разлетается на весь хоккейный мир. Перед турниром у них выходит большое шоу на TSN, где они обсуждают участников. Мы с ним всегда виделись на Суперсерии на играх с лигой Онтарио, когда от Торонто близко. И тут Маккензи перед МЧМ-2017 спрашивает у меня, кто в нашей сборной будет главной звездой: Самсонов, Сергачев или Гурьянов. Отвечаю: «Боб, поверь мне, будет Капризов, говори и не ошибешься». После турнира, когда Кирилл стал лучшим бомбардиром, он мне говорит: «Ну, ты красавчик. Спасибо». Сейчас то же самое было, он перечисляет фамилии, я посоветовал ему обратить внимание на Гришаню (Григорий Денисенко. — Sport24). Мне пацанчики из его клуба сказали, что он настоящий звереныш. Итог — лучший бомбардир, а Маккензи снова все предсказал заранее.

(instagram.com/siloi_masti)
instagram.com/siloi_masti

— Слушай, Денисенко такой закрытый и скромный парень. Он такой всегда?
— Ха-ха. На чемпионате мира в автобусе Гришаня сидел за мной, у нас были свои приколы. Не удивляйтесь, если в следующем году он со сборной выиграет золото и передаст в камеры привет бульвар Монмартр.

— Были ли в сборных ребята, к которым очень сложно было найти подход?
— Нет, не было. Чтобы кто-то был букой — такое не встречал. Все понимали, что мы одна команда.

— Ну, вот Голдобин, к примеру, странный же.
— Все мы немножко не от мира сего. К каждому можно найти подход, потому что иначе ничего не получится. Ты всегда должен понимать, что игрок может выкинуть в стрессовой ситуации. Есть просто ребята помладше, которым тяжелее. Но все же истории из молодежной сборной передаются из поколения в поколение, ребята знают, с чем столкнутся. Допустим, когда еще не был знаком с Подколзиным, написал ему сообщение, чтобы он не матерился в своих прямых эфирах в инстаграме. Поскольку стиль общения у меня своеобразный, звучало так: «Что ты материшься как последний гопник». Васю задела эта фраза, он подошел к Мельничуку в СКА и спросил, что это за чел пишет. Мел ему сказал, что все в порядке.

— С Подколзиным потом контакт наладили?
— Уже говорил, что на второй год были чуть ли не к каждому заготовки на любой случай жизни, а тут пятый. Тем более какое-то досье у меня-то на каждого есть. Слежу сам, читаю интервью, плюс с ребятами из прошлых лет обсуждаем новых рекрутов. Когда увидел его, сказал: «О, Вася, король прямых эфиров». Если какое-то напряжение у него и было, то любая шутка обезоружит. Я перед уходом из сборной все Васе рассказал, будет теперь мои функции исполнять, все знает. На МЧМ Подколзину было всего 17, а он стал полноценным членом коллектива. Впервые такое видел, обычно ребята помладше по-другому себя ведут. Провор, Свеча-младший, все больше по углам сидели, старших товарищей слушали. А Вася — красавчик, был полноценным членом коллектива.

Но не знаю, как так вышло, что он жил с Костиным. Климас, конечно, ему спуску не давал. На следующий день после матча с Чехией, где Подколзин чуть с чехом не подрался, Клим подходит ко мне и умоляет: «Скажи ему, что его на два матча дисквалифицировали, мне он уже не поверит, я тебя прошу, буду каждый день по пять интервью давать». Я долго сопротивлялся, но в итоге, хрен с ним, поддержу. Заходит Вася, говорю ему: «Два». «Чего два?» — спрашивает. «Ну, матча дисквы тебе дали», — отвечаю. Вася ни жив ни мертв. И тут Костин реально падает от смеха на пол, а я бегу обнимать Подколзина: «Вася, прости, я не хотел, меня заставили». Но вы не пугайтесь, Вася вообще в полном порядке. В 17 лет обычно стесняются, а он раздал интервью едва ли не больше всех.

«Отнял бутылку рома у хоккеистов, сказал, что знаю их тренера»

— Когда ближе всего вы были к золотым медалям?
— Пожалуй, в Финляндии в 2016 году. Это была самая сильная сборная России. Все четыре звена и оборонялись, и атаковали. Назовите хоть одну команду, где на последнюю смену без вратаря выходили ребята из четвертой тройки. И посмотрите, кто был на льду, когда сравнивали с Данией и Финляндией в финале. Дергачев, Фазлеев, Светлаков. Четвертое звено. Обычно наша команда помельче остальных, а тут у нас на первое вбрасывание выходили две башни — Красковский и Коршков. Сразу было ясно, кто тут хозяин. В финале просто не сложилось, откуда-то взялись на нашу голову эти гении Лайне и Пульюярви.

(instagram.com/siloi_masti)
instagram.com/siloi_masti

— Какая тогда была команда в микст-зоне?
— Там был театр одного актера имени Раделя Фазлеева. Этот человек получал такое удовольствие от общения с прессой, такого больше я не встречал. Радель ведь еще и по-английски хорошо говорил. Ведь всегда важно иметь человека, который закроет общение с иностранными корреспондентами.

— То есть ребят из CHL берете ради этого?
— Кого-то, может быть, да. Но это реально очень важно. Перед началом МЧМ мне дают время выступить на командном собрании и узнать, кто готов говорить. Плюс я объяснял, как реагировать на комментарии в социальных сетях, кто-то ведь и гадости пишет. Советовал тем, кто переживает, телефоны выключать. Такие были: Рыков, Миша Воробьев только в вотсап заходили расписание смотреть. Большинство же впервые на турнирах такого уровня оказывались, а нюансов и подводных камней хватает.

— Срывы случались?
— Нет, такого ни разу не видел. Чтобы сорвался и психовал — никогда. У них между собой могут быть какие-то конфликты, но я в них никогда не лез. Многие просто сами ко мне с вопросами приходили: «Дядя Петя, расскажи, как и что». И я рассказывал, как было на предыдущем чемпионате мира, как с нервами справлялись. Помню, как вроде с Шаровым выходим на товарняк с Канадой в «Air Canada», и он спрашивает: «Блин, как мы тут играть будем? Все трибуны против нас будут». А я ему анекдот рассказал про Илью Муромца, который при нападении монгольской орды спрашивал у Добрыни Никитича: «Где ж мы их всех хоронить будем?» Поржали.

— Новый год в сборной отмечают?
— 31 декабря мы всегда играли, после матча собираемся в столовой, ужинаем, Валерий Николаевич всех поздравляет, все чокаются соком и расходятся по номерам. Следующая игра, как правило, 2 января. Пару раз на большом экране еще включали обращение президента, но это только когда техническая возможность была. Я семь лет не праздновал дома Новый год, до работы в сборной был на МЧМ в качестве корреспондента, забыл уже, что это за праздник.

— Вы часто жили с другими командами в одном отеле. Бухают ли иностранные сборные?
— Один раз видел нетрезвых хоккеистов соперников, это было в Баффало. Это мрачный, холодный и депрессивный город, там был еще и жуткий мороз. Рядом с отелем стоял единственный ночной клуб, и мы туда с кем-то пришли после финала. В клубе как раз зажигали шведы и канадцы, Далин и так далее. Но в последние годы я перестал интересоваться, кто за соперников играет, так что немногих узнал. Если бы Лайне и Пульюярви нам не забили, я бы и не догадывался, кто это.

— Пьющего Макдэвида, в общем, ты не видел?
— Нет, но один русский журналист пил пиво с Айкелом. А я лично пьющих особо не видел, только в том ночном клубе в Баффало. И то, там строго контролировали посетителей, кому меньше 21, не продавали выпивку.

— Чемпиона мира могли вышвырнуть из ночного клуба?
— Конечно! В США же строгие законы по поводу продажи алкоголя, кому меньше 21 года, не ставили крестики на руке — без них бармены не продавали. Я вот отнял литровую бутылку рома у хоккеистов сборной Дании и сказал, что знаю их тренера. Они отдали.

— Какой был самый эмоциональный момент в период твоей работы в сборной?
— Когда Светлак (Андрей Светлаков. — Sport24) сравнял за 6 секунд до конца третьего периода в финале МЧМ-2016 с финнами. Я стоял в углу около льда, взял телевизионную осветительную мачту и стал ей размахивать. Еще один момент стоит особняком. Мы проигрывали Дании в том же году в четвертьфинале, я смотрел игру на трибуне для прессы, на столе куча бумажек со статистикой, составами. На последних минутах я встал на лестнице, сказал сам себе, что если мы не сравняем, то я больше ни одного хоккейного матча в жизни не посмотрю. Когда Каменев забил, я взял бумажки, бросил их воздух, и они как конфетти упали на людей, которые хейтили сборную России.

«Знарок может под****ть так, что мало не покажется»

— Как ты всех ребят запоминаешь?
— В последние годы начал замечать, что на Кубке Черного моря почти ни с кем не общаюсь, их там по 80 человек приезжает, только с уникумами типа Алтыбармакяна поддерживал там контакт. Бара просто монстр. А вот на Суперсерии уже плотно со всеми, в России недооценивают этот турнир, а на нем закладывается вся база. Когда я выкладываю что-то в инстаграм из Суперсерии, от хоккеистов наибольший отклик идет, на сториз может человек 50 ответить. Все помнят о легендарном ресторане «Мандарин», куда привозят все команды. Там за 30 долларов можно есть все что хочешь. Это символ, если хотите. Был в «Мандарине» — вошел в элитарный клуб. Обряд посвящения своеобразный. Новым рекрутам любил травить байки об этом месте.

— Какие?
— Допустим, доктор в 2014-м сказал есть много морепродуктов, чтобы эрекция была каменной. Кто услышал, набирал себе целые подносы с морепродуктами.

— Ха-ха.
— Ну, мужской коллектив. Что еще хочешь? А в каких дворцах мы играли, в одном, помню, лавка не была огорожена от трибун. Плюс Суперсерия — выматывающий турнир, много автобусных переездов. После Юрича в автобусе сидел уже с другим доктором Валерой, под конец мы из года в год уже бесили друг друга, надоедало все. В некоторых канадских городах стояла тишина, а в других стадионы ходуном ходили, потому что все зрители были в драбадан пьяные. У меня с кем-то в перерыве диалог завязался, спрашиваю, сколько выпили. Они говорят: «Три пива». Я говорю: «Ну это же фигня». В ответ они мне крэк предложили покурить, я был в диком шоке. Все-таки весь же в гербах, в символике. А сколько людей подходило ко мне с вопросом, можно ли купить мою куртку. У сборной России, надо отметить, всегда была красивая одежда, классные куртки. Вопросы про продажу были настолько частые, что с порога объявлял: тысяча долларов, и снимаю ее прямо сейчас. И реально наскребли, максимум 600 долларов, но я не отдал. Кто-то 200-300 долларов предлагал.

— 600 долларов на улице предлагали?
— В лифте. Еще забавная ситуация в лифте произошла. В Канаде и США к Брагину с большим пиететом относятся. Всем запомнилось, как он в четвертьфинале с американцами на МЧМ-2015 по бортику ходил. Так вот, едем мы с ним в лифте, с нами еще отец с двумя маленькими детьми, а там телевизор есть, и показывают, как он по скамейке ходит. Ребята как это увидели, смотрят на Брагина и обратно на экран, все это с ужасом на глазах. Валерий Николаевич даже внимания не обратил, почему дети за папу от страха спрятались.

— Ты рассказал уже, как одного парня девушка перед матчем бросила. Как еще дамы влияли на сборную России?
— Общеизвестный факт: тот, кто весь в любви, плохо проведет чемпионат мира. Он весь турнир в телефоне сидит. И такое случалось неоднократно. Ребята играли хуже, чем могли. Поверьте, в молодежном хоккее не все тактикой измеряется. Вылетали и канадцы, и американцы в полуфиналах, финны в стыках играли, на шведах клейма негде ставить. Финны в 2017-м вообще тренера из раздевалки выгнали и доигрывали стыки уже с другим. А у нас взяли моду Брагина ругать.

— Самая нервная атмосфера в команде, наверное, когда еще не определились с окончательной заявкой на турнир. Что творится с ребятами, которых оставили за бортом?
— Когда определяются с итоговой заявкой, все выдыхают. А до очень многие переживают, но, конечно, не все. Вряд ли Капризов нервничал на этот счет. В прошлом году с 1998-м годом все долго решалось, а клуб CHL «Берри» взял и поздравил Свечникова и Липанова с попаданием в заявку. Ребята это прочитали, а это была неправда, клуб из головы взял информацию, потому что Липанова не оказалось в заявке. Вы представляете, что с человеком потом творилось? Оцепление — это самый болезненный момент.

— Что Знарок делал в Ванкувере?
— Я в хоккейные дела не лез, Олег Валерьевич тренировал. Мы с ним до этого турнира были незнакомы, поэтому я написал Владу Гаврикову. Влад объяснил, что нужно быть готовым к тому, что Знарок может под****ть так, что мало не покажется. Ну вот я и был готов. Ха-ха.

— Пригодились твои знания?
— Нет, мы с ним сильно не пересекались, только в столовой.

— На перекур не выходили?
— Так он бросил. Но сразу в сборной увидел, что Знарок не соответствует имиджу, который создан в прессе. С Брагиным они всегда хорошо общались, еще когда Олег Валерьевич во взрослой сборной работал, постоянно обсуждали хоккеистов.

(fhr.ru)
fhr.ru

— Знарок тебя не подкалывал, а ты над кем-то в сборной прикалывался?
— Куда без этого. Хоккеисты обычно спрашивают, что говорить после матчей, игра только закончилась, нет времени подумать. Я, как правило, даю советы, очерчиваю темы и объясняю. МЧМ-2016, закончился полуфинал с США, где Коршков забил супергол, его ждало много журналистов. Корш спрашивает: «Что говорить-то?» А я ему: «Скажи, это вам за Белград». Егор парень простой, пожал плечами и пошел. И тут я понимаю, что он реально это сейчас скажет, и кричу, что пошутил. За такое бы интервью нас бы скорее всего дисквалифицировали. Но там у меня просто эйфория была. Второй год и второй финал. Тогда казалось, что так будет вечно.

— Я из прямого эфира Подколзина из Ванкувера узнала о традиции, что игрокам сборной нужно в свои клубы везти кепки с молодежных чемпионатов мира.
— Вроде бы в этом году в СКА так и не привезли. В Канаде кепка стоит около 35 долларов плюс налоги, на 30 человек в клуб везти получается приличная сумма. Я об этой традиции узнал с первого своего МЧМ и такой: «Да зачем вы покупать все по отдельности будете? По-любому оптом будет дешевле». Тогда в Торонто я ходил в разные магазины и торговался, в итоге мне дали скидку чуть ли не 75%. Ну так и пошла легенда в молодежной сборной, что Петя поможет купить кепки. Для меня это, конечно, был огромный геморрой: надо договориться о скидке, собрать деньги, отвезти их, привезти коробки с кепками, а ведь другой работы навалом. Через пару лет я уже с людьми из ИИХФ, кто мерчендайзингом занимается, контачил. Там куча своих уловок. Договорился о цене, они кивают, и тут ты им последний козырь: «А у меня кэш». Цену делают еще ниже, и налоги платить не надо. В Канаде все пользуются 20 долларовыми купюрами, есть сотки, но они не распространены. И вот, после проигранного полуфинала Россия — США в 2017-м году я должен был ехать на стадион разбираться с кепками, а мне кепок надо на 12 тысяч канадских долларов. Я с котлетой 20-долларовых приезжаю во дворец, а наша раздевалка у микст-зоны. Прессы тьма, хоккеисты снуют, организаторы, а мне привозят коробки с кепками, продавцы котлету эту исполинскую пересчитывают — я кепки проверяю. «Вы, русские, совсем охренели!» — так реагировали кругом.

На последнем турнире я вообще довел схему до идеальной. Сделали максимальную скидку, за мной прислали большой черный джип, отвезли за кепками, где все уже было подсчитано, потом доставили обратно в отель. Затратил минимум усилий. За все годы русским игрокам я, наверное, сэкономил тысяч 20 долларов.

— Сейчас можешь представить, как будешь смотреть следующий МЧМ?
— Более того, этот же вопрос мне задавали ребята по пути из Ванкувера. Там же куча народу из последней команды по возрасту подходит и на следующий год. Так что сценарий уже расписан. Надену игровую майку, подаренную сейчас Подколзиным, открою коньяк за 400 долларов, который мне подарили Муранов и Коваленко, пущу скупую мужскую слезу и буду болеть как никогда. За ребят, за Валерия Николаича, за Ризанурыча, Темыча, за Валеру-доктора. Они должны выстрадать новое золото. Судьба должна им отдать.

(instagram.com/siloi_masti)
instagram.com/siloi_masti